NOCtILUCA или "Лунный реквием со сбитым ритмоМ"
Автор произведения: Дина Геллер
Дата рецензии: 30.09.05 05:05
Прочтений: 859
Комментарии: 4 (9)
NOCtILUCA или "Лунный реквием со сбитым ритмоМ"
Приветствую Вас, Дина.
Очень многие авторы относятся к систематизации, выделению жанров негативно. Тут и претензии быть абсолютно оригинальным, ни на что не похожим, тут и банальное желание скрыть литературное невежество. Вряд ли приятно поговорить с критиком насчет своего героического эпика, когда не знаешь, что этот эпик такое вообще.
Но, как говаривал кстати мною упоминаемый клавишник и руководитель финнской готической группы Nightwish, раскладывание вещей по полочкам, причисление их к определенным категориям, как и политика, есть необходимое зло.
Читателю это нужно, чтобы ориентироваться в море продукции, автору - необходимо, чтобы выделить в лице жанров отдельные творческие методы и пользоваться ими, как инструментами.
Поэтому для начала я хочу определить, что именно я прочел.
Одна из трех ветвей темной фэнтези разновидность мистического хоррора обозначает ужасы, которые решили выделить из общего океана хоррора. Подход таков. Если в центре мумия, различные вурдалаки и оборотни это темная фэнтези. Если ужасные события имеют обыденное или научно-фантастическое объяснение это просто хоррор.
При этом всегда выходит путаница с мистической готикой. Особенно когда речь о вампирских хрониках.
Например, роман Энн Райс Пандора немедленно пихнули в dark fantasy. А Интервью с вампиром - нет. При том, что обе книги относятся к одному циклу. В dark fantasy пишут прежде всего те вампирятники, где вампиры пользуются магией обращение в летучих мышей или туман и т.п. Такой подход, понятно, шит белыми нитками и не всех устраивает.
Что я хотел отметить грань между темной фэнтези и готическим хоррором весьма хрупка. Критики утверждают, что мистическая темная фэнтези не пугает читателя напрямую, а лишь создает у него эмоциональное состояние уже миновавшего страха. Как раз у Вас. То есть, книги прежде всего фэнтези, а не рассказ о сверхъестественном ужасе. Следовательно, темная фэнтези разновидность готики? Тут четких критериев нет.
Но выделять все равно нужно. Я определяю эту вещь, как принадлежащую к мистической темной фэнтези. Выдержанную определенно в готическом стиле.
Ну а дальше как любил говорить мне один мой старый школьный приятель, которому осталось всего два года до окончания срока за вооруженный грабеж: Ну что, бомбим?. Бомбим, бомбим
Сначала хотел бы обратить внимание на Ваш стиль. Здесь вынужден буду сделать длинное отступление пусть оно не покажется Вам лишним, я решил полно осветить свой взгляд.
И тут же раз уж говорим о разновидности готики, - коснуться некоторых ее авторов. Ведь стиль всегда отображает человека.
Раз уж тронули Энн Райс, то посмотрим на ее жизнь.
Выросла она Нью-Орлеане, нетипичном американском городке. Звали Эллен Говард Аллен, почти по-мужски, из-за чего постоянно смеялись в школе. Школа женская католическая. Униформа, постоянная муштра, зубрежка религиозных текстов и телесные наказания. А заодно и с лесбиянством и постоянными шушуканиями про это.
В 14 у Энн умерла матушка. Тогда она и излила в первый раз чувства на бумаге сделала роман про двух девочек, кончающих жизнь самоубийством. Вообще вставлю скрипт, - это одна из излюбленных тем готики, самоубийство. Наряду с личным одиночеством.
Таким образом, уже после смерти матери наметился вектор творчества.
Потом Энн переехала с родителями в коровий Техас, там она встретила будущего мужа. После школы они поженились и отвалили в Сан-Франциско. Жили в заднице: Энн училась в универе и подрабатывала, муж пытался рисовать Родилась дочь Мишель, мужа пригласили преподом. Жизнь наладилась, еще одной американской семьей среднего класса стало больше. Думаю, готику она бы не писала, если бы их мир не рухнул, когда дочь умерла от лейкемии.
Энн не могла заснуть, глотала колеса, а потом начала прикладываться к бутылке. Поначалу понемногу, как водится. Затем - год в алкогольной коме.
От безумия ее спасло только писательство. Постепенно бухой бред, всяческие безбашенные словесные зарисовки, начали укладываться в слова. А слова на бумагу. Так и родилось Интервью с вампиром - роман о вампирах, их взгляде на мир. И порой они оказывались там человечнее, чем сами люди.
Читателям понравилось и книги пошли чередой. Последний из романов цикла вышел в 2003г. и книги продолжают выходить, и слава Энн Райс множится с числом ее фанатов по всему миру. Экранизации и параллельно исторические романы, новеллы, мистические триллеры на другие темы. Потом родился сын Кристофер и жизнь снова набрала обороты. И вампир Лестат грозит затмить популярностью Дракулу.
Сейчас уже многие маститые авторы опираются на Райс например, Лорел Гамильтон, чьи сиквелы не вылазят из первых строчек американских топов продаж. Она пишет некий гибрид классического нуара в стиле Чандлера (сходство Аниты с Филом Марло налицо), детективного триллера а-ля Молчание ягнят Р. Харриса (очень схожа героиня и стиль), любовно-психологического вампирятника под Райс и урбанистического фэнтези. Частный детектив в большом городе, против всех классика. Только вместо Коза Ностры или медельинского картеля Аните противостоят безумные богатеи-мистики, расчетливые колдуны, жрицы Вуду, зомби и могущественные вампиры.
То есть, я хочу этими биографическими отступлениями указать, что выдающийся автор готики всегда личность чувствительная и при том хлебнувшая своего. Тут впору упомянуть Говарда Лавкрафта мэтра, отца и родоначальника хоррора, великого писателя, задавшего направление всей ветви темной литературы. Он был учеником По, а у него учился Блох, породивший жанр саспенса, в котором очень неплохо себя чувствует Кинг.
При этом, отец великого писателя Лавкрафта был коммивояжером, который сошел с ума и покончил самоубийством. Матушка до шести лет наряжала великого писателя в девочку, а потом и сама закончила жизнь в сумесшедшем доме. В детстве Лавкрафта мучили дикие кошмары, и его забрали из интерната домой, потому что он не давал спать детям душераздирающими криками. Рос он болезненным, замкнутым, прожил 47 лет и не имел ни друзей, ни жены. Зато вел огромную переписку (собрано свыше 10 тыс. писем) и читал, читал, благо дома была огромная дедовская библиотека Всю жизнь просидел затворником в своем мрачном Провиденсе, испещряя листы рассказами о зомби, культах, инопланетянах (первым) и ни разу не издался только в журналах несколько раз.
Многие профессиональные критики и литературоведы уподобляют его творчество видениям, которые воспаленное и не желающее успокоиться сознание переносит на бумагу. В этом большая ошибка, потому что это не просто всхлипы мрачной фантазии, но и работа выдающегося литературного мастера. Ни у кого ни у наших, ни у ихних я не видал такого богатого стиля и невероятного словарного запаса. Его стиль, опирающийся на классические метафоры английской литературы, похож на тяжелую и роскошную королевскую мебель. И если в его прозу вникаешь она гипнотизирует.
И кроме того, он написал отличный литературоведческий очерк о развитии литературы о сверхъестественном.
То, что Лавкрафт стал общепризнанным флагманом темной литературы, то, что Энн Райс так поднялась со своим Лестатом явно свидетельство чувствительных натур, перенесших сильнейшие психологические удары. Именно эти удары сделали поле темной литературы для них родным. Тот же Брайан Ламли 20 лет прослужил в английской уголовной полиции, кропая попутно рассказики-подражания Лавкрафту. В подражаниях Лавкрафту он не одинок (подчеркиваю значимость Лавкрафта) ему подражал даже Борхес, и констатировал в предисловии плачевность результата. Потом Ламли начал ваять свой Некроскоп - цикл о типе, который умел связываться с мертвыми. Но ему так же далеко до силы Лавкрафта, как Гамильтон до силы Райс. Хотя они тоже неплохо восприняты публикой. То же самое касается Питера Страуба профессионала, который, прежде чем написать свой роман История с привидениями изучил всю литературу о сверхъестественном, какую только мог достать.
Потому что Лавкрафта по-настоящему гребло, он искренне боялся того, что сам пишет. Часто записывал кошмары некоторые рассказы, по его признанию, ему приснились от и до. А жизнь Райс настоящая трагедия, и потому Интервью брало читателя за душу. Хладнокровному профессионалу литературы Страубу такого не достичь никогда при всем мастерстве исполнения.
То есть, я отделил в случае стилистики и тематики темной литературы психологический момент от технического.
Чтобы слово технический не звучало как вторичный, я коснусь его как равнозначного. Накапливая материал для романа, над которым работаю, я излазил вдоль и поперек кучу готических сайтов. Там полно произведений, созданных завсегдатаями на макар Литсовета. Большинство из них те самые чувствительные, получившие какие-то психологические подачи люди, сподвигнутые на написание темной вещи. Но без техники их творения ничто какие-то либо письма в никуда, либо косноязыкие философствования, либо мрачные, чудовищно слабые в плане языка, сюжета, характеров истории повести и рассказы.
И здесь же, отдельно (верный признак пережитых ударов и аффектов) всевозможные перверсивные вещи, садомазохизм и однополая любовь.
О последней даже историю забавную расскажу. Залез на сайт, качаю материалы по World of Darkness (серия готических ролевых игр) и решил читнуть рассказ. Ну и там, значится, сюжет идет тип с работы в час ночной, и его сбивает крутая тачка. Одупляется на хате у владельца, вампира-аристократа. И давай тот его укатывать, чтобы отодрать в задницу. Тип сначала отнекивался, но после недолгих уговоров согласился. Дальше следует возвышенное поэтическое описание, как вампир-аристократ драл типа во все щели. А потом вампир-аристократ его проводил, подкинув на прощание деньжат (деньги были основным мотивом, почему тип согласился на подставу задницы он был типа на грани нищеты).
Вот такой вот рассказик, короткий. Я, дойдя до педерастии, мягко говоря удивился. Пригляделся к сайту и прозрел. Я, оказывается, на виртуальном петушатнике сижу! Сайт готических педерастов, они там тусуют. И сам сайт держит чета петухов (их фото на первом месте, но я поначалу принял одного за женщину из-за внешнего вида и ника).
И наложив на себя крест, поспешил дальше от злых мест
А с другого сайта тоже готического я качал фото и картинки (думаю по окончанию хорошо оформить роман для представления друзьям). И там я выхватил фотографию, на которой один наряженный под рогатого демона тип демонстративно шпилит свою подружку. Искусственным членом исполинских размеров (как и положено демону) и на каком-то алтаре
Короче говоря, психологическая предрасположенность это одно. У некоторых она вполне ясна. Говорить о необходимости приостановить расписывание всякой мерзости и уделить внимание технике, стилю, сюжету - автору рассказа про бедняка и вампира-аристократа излишне. Такого рода чувствительные люди развивают себя в другом и ни в чем ином не нуждаются. У них другая техника. Остальные с таких сайтов (кто пишет пристойные вещи) просто изливают сопли. Потому что для отображения той же трагедии, в отличие от Райс, техники у них нет.
Поэтому это просто задушевные изливания наболевшего, как ни жестоко это звучит.
А искусство состоит из души и техники они неделимы, или это не искусство, а либо изливание, либо аляповатое бездушное конструирование.
Должен кстати отметить некоторые повторяющиеся в Ваших рассказах вещи, которые мне лично не понравились. Они настораживают (особенно после посещения сайта с рассказом про вампира). В первую очередь это некая демоница-охотница с ярко выраженным сексуальным мотивом, абсолютной властью и невероятным презрением к мужчине. Тут, помнится, присутствовало схожее не только в этом рассказе, но и еще в одном. Повторяющийся мотив это уже лейтмотив. Хотелось бы Вас от лейтмотива предостеречь.
Да и вообще поубавить этого красочного сексуального пассажирования если Вы не хотите писать именно эротику, естественно. И желательно прибрать аннотации вроде той, в которой крохотные уродцы с членами.
Это первое, что я хотел отметить. Второе техника. У Вас она сильно хромает. Предложения перегружены. Вот вам пример: Взмахнув длинными темными крыльями, я ловлю струю свежего ветра и беззвучно поднимаюсь над деревьями. Привычный круг над лесом. Все. На этот раз я свободна, я снова могу раствориться в темном ночном небе до тех пор, пока меня не призовет на охоту красная Луна. Моя жестокая голодная Луна...
Во-первых, тут дважды повторяется темное.
Во-вторых, и это главное все перегружено ненужными наречиями-паразитами, которых надо изгонять отовсюду, откуда только возможно. снова и беззвучно - абсолютно лишние слова, вроде как э-э в речи многих людей. Третье слишком большое количество прилагательных, в том числе нанизанных друг на друга. Прилагательное это слово, модифицирующее существительное, усложняющее образ. Темные крылья сложнее для представления, чем крылья, длинные темные - сложнее просто темных. Это размывает эффект. Каждый читатель должен домышлять себе эти крылья своими кто-то как у летучей мыши, кто-то как у темного ангела, кто-то еще какими-то. Если с наречиями Вы боитесь, что читатель Вас не поймет, то здесь стараетесь подать ему больше, чем он может прожевать. Ударяетесь в сверхъобъяснение, усложняете все настолько, что картинка меркнет то есть, достигаете эффекта, обратного яркому представлению. Если еще усложнить будет еще хуже.
В стилистике это называется технический выбор, когда вы выбираете то, что оставите, а остальное не пишете.
Если не возражаете, я произведу правку выбранного фрагмента.
Взмахнув темными крыльями, я ловлю струю свежего ветра и поднимаюсь над деревьями. Привычный круг над лесом. Все. На этот раз я свободна, я могу раствориться в ночном небе до тех пор, пока не призовет на охоту красная Луна. Моя жестокая голодная Луна...
Как видите, я убрал из первого предложения все прилагательные, кроме свежего, и темных чтобы упростить восприятие и сделать текст максимально ярким. Образы переданы все равно. Можно уничтожить еще одно прилагательное. Но здесь, как мне кажется, это будет перебором произведение таково, что манерная оживленность повествования нарушит готическую атмосферу. Это же касается стиля. То есть, писать как Желязны когда в одном предложении только одно прилагательное не стоит.
Но тогда мы приходим к несколько простецкому предложению, в котором аляповато модифицированы два существительных. Здесь стоит опять менять. На свой страх и риск я заменю еще сильнее взмахнув темными крыльями, я ловлю свободное поветрие и поднимаюсь над деревьями.
Поветрие этот тип движения воздуха куда более соответствует мрачности Вашего повествования, чем струя свежего воздуха. Я, конечно же, понимаю, что это Вы употребили ради отображения освобождения, и потому и добавил свободное. Замечу, это не штамп, а довольно оригинальный оборот.
И тут даже уместно будет несколько поэтизировать:
Взмах крыльев и я ловлю расправленными перепонками свободное поветрие, и поднимаюсь над деревьями. Здесь я опять сделал не то. Опять два прилагательных, неоправданных. Я конкретизировал крылья, что они перепончатые, без прилагательных, и эта конкретизация пошла на пользу. Но свободное поветрие Стоит его поменять. К тому же, оно мало соответствует освобождению.
Взмах крыльев и я ловлю расправленными перепонками мановение ветра, и поднимаюсь над деревьями.
И здесь надо уменьшить конкретизацию, сделав фокус только на нужном. То есть заменить деревья на более общий лес.
Взмах крыльев и я ловлю расправленными перепонками мановение ветра, и поднимаюсь над лесом.
Не буду делать промежуточных остановок и доправлю остальное.
Взмах крыльев и я ловлю расправленными перепонками мановение ветра, и поднимаюсь над лесом. Все. Кружа под красной Луной, растворяюсь в воздухе. Я вольна, пока Она не призовет на охоту вновь. Моя жестокая голодная Луна....
В последнем предложении я заменил свободна на вольна, потому что этот синоним тут уместнее и в меньшей степени относится к обиходной группе слов. Вновь - тоже не такая обиходика, как опять или снова. Как наречие оно лишне, но присобачено по двум веским причинам во-первых, для ритма, во-вторых, для создание перспективного эффекта Вы пишете от первого лица, и некоторые закосы под речь действующего лица уместны. Тем более, что следующее выражение явно от лица, выражающее отношение к Луне. Для этого я поставил Она с большой буквы для отображения психологического отношения, раздутия кадила. А последнее предложение итоговое, идущее от лица, можно оставить таким с двумя прилагательными и нелишним моя, отражающим отношение. Для дополнительного раздутия кадила последнее предложение стоит отделить абзацем, это не нарушит ритма.
Конечно, все далеко не идеально, но лучше. Не претендую на идеал еще Дали сказал, что художникам нечего его бояться, потому что им его не достигнуть.
Все эти заходы не мое умничание, а почерпнуто из соответствующих учебников. Если Вам это интересно а оно должно быть интересно, - то я могу выслать. В свое время меня ими любезно снабдила Ольга Белоусова, и по прочтению я прозрел с калечности своей письменной художественной речи. И научился сейчас малому по-настоящему сильны профессионалы-редакторы, которые скрупулезно прогоняют предложение по десятками критериев. До их мастерства годы упорной работы над своим собственным языком и неустанное саморедактирование. Из таких качков на сайте Галина Собина.
Саморедактированием, кстати, тоже не стоит увлекаться чересчур, пока не выработается правильное саморедактирование. То есть, я заметил, что вместо вольна и призовет лучше пустить мощные существительные воля и зов (призыв не стоит, похоже на армейскую мобилизацию) и построить совершенно новое предложение. Но это означало изменить бы текст вообще неузнаваемо. У себя бы я это сделал, а тут лишь редактировал Ваш. Поэтому, я просто заменил свободна на вольна.
Привычный круг над лесом я убрал потому, что Вы недаром рассказывали про то, что пустые машины там находят постоянно. Так что нечего заниматься повторениями. Читатель не тупой и уже понял, что Ваша героиня проворачивает такое постоянно. А если постоянно ему что-то повторять, это станет ему скучно.
В тексте еще куча плохих мест, все нужно проредактировать, потому что как художественная речь написано неграмотно. Если Вам будет интересно, я проведу полное редактирование без скучных зачем и почему. Сравните для себя и сделаете свои выводы я буду действовать только в рамках общих правил, но и не забывать про душу. Излишнее, неправильное редактирование ее совсем не учитывает, превращая текст в скучную казарменную постель, застеленную после подъема. Такое читателю тошно это кирпич в огород Ольги Белоусовой.
Расхожее заблуждение что редактирование лишает произведение настроения, портит. Просто надо думать не только о правилах, но и одновременно о смысле, о духе. Тогда ничего не портится. И достичь этого можно только практикой, когда начинаешь делаешь интуитивно то, что раньше делал сознательно. Иначе думаешь только о правилах, превращая текст в солдатскую кровать.
Чехов, Лермонтов, Гоголь, Салтыков-Щедрин работали над своим текстом примерно так, как я Вам продемонстрировал и это подробно проиллюстрировано вариантами до и после в стилистических учебниках для редакторов. Одних синонимов они перебирали по несколько штук, пока не находили самый верный.
Отредактировать все мне будет в тему я часто набиваю руку, переписывая различных авторов, в том числе авторитетов. Это очень тренирует.
Здесь, на сайте, у меня только черновики. Все вещи выкладываются сразу же, едва написан черновик. Мне всегда интересно, что люди скажут о идее, сюжете и прочем. А язык вопрос саморедактирования, учебников по стилистике, упражнений и усердия. На винте отредактированные варианты, но я их не выкладываю потому, что на сайте мне важна именно реакция на идеи, сюжеты и характеры смысл. А самоутверждение тут было бы смешным.
Дальше еще некоторые темы в Вашей вещи.
Поверхностность характеров. В жизни не бывает самцов и самок, простых, как простыня и мелких, как лужа. Не бывает, как отмечал Стивен Кинг, лучших друзей, отрицательных героев и шлюх с золотым сердцем. Каждый из них человек, со своей мотивацией, со своей душой, со своими почему и отчего. И каждый центр Вселенной. Камера на тебя смотрит, подруга - как добавлял Кинг. Мастерство в том, чтобы это показать, тогда и произведение живо. В противном случае населено не людьми, а именно персонажами, картонными и плоскими. Тот же Кинг при этом добавлял, что для него характер не столь важен, как повествование. А желаете характеров валите в театральный кружок местного колледжа. Там поимеете все характеры, какие хотите. Но повествование зависит не только от стиля и сюжета, но и от характеров, все же. Характеры, их мотивация, как правильно он заметил, не должны быть иллюстрацией. Мотивация плоска предсказуемы действия. Только случайные события смогут вытащить сюжет, если персонажи картонки. Или собраны, как в инструкторе Лего.
Очень много значат для действующих лиц их чисто человеческие действия. Все едят и чувствуют вкус еды, что-то любят, а что-то нет. Вспомните невероятно живого Дейла Купера из Твин Пикс - сколько у него было чисто человеческих слабостей, привычек Потому он и был жив и любим читателем. То же самое Корвин из Амбера. И так далее.
Зато в книгах Перумова и Эддингса персонажи шинковальные машины, супермаги и прочее. Как из компьютерной ролевушки. Авторы просто не знают и потому не используют многих средств, не понимают зацепа одно за другое. А вот Кинг, Лорел Гамильтон и другие понимают. Потому и на первых местах мировых продаж.
Ну, на продажи влияют еще многие факторы, а не только мастерство и качество книги :)
Так что, рекомендую попустить с самцами и самками.
Я долго ломал голову, что же такое готика. Это, если сформулировать кратко, показ красоты в мрачном, скорбном, отвратительном, ужасном. В архитектуре это олицетворено как нигде средневековыми готическими соборами. На их стенах сидели химеры и горгульи, а стрельчатые окна и шпили устремлены ввысь. Это готика в духе, а не в атрибутика. Такова и хорошая готическая музыка - мрачная, холодная, возвышенная, печальная, заставляющая задумываться, уносящая в иной мир....
А атрибутика черные одежды, грим, высокие сапоги, вечный дождь, ночь и так далее это вспомогательные средства, которые смешны без духа готики. Декорированный под готику балаган вроде Ван Хельзинка. Если считать исключительно готическую атрибутику готикой в полном смысле, то готика полного смысла это фотография, которую я упомянул неспроста. Наряженный под демона скоморох с бутафорским членом и размалеванная шмара в мрачном прикиде, раскоряченная на алтаре. Готика.
Мотивация не самцы и самки. Это Ваше упрощение до картонного уровня. И манипуляция ими охотницей, опять же, как картонными фигурками. Феромон, все эти расширившиеся зрачки и носки, повернутые в сторону сексуального объекта. Ну просто трактаты для неудачников вроде Алена Пиза, Язык телодвижений. Вы бы еще упомянули про губы, которые женщины красят помадой, для того, чтобы придать сходство с наполненным кровью влагалищем.
Во время прошлого налета на книжный рынок я пронаблюдал тело, усиленно рассматривающее книгу Искусство флирта. Тело было где-то моим ровесником, лет 25, по-конченному одетое, с забыченными глазами и рожей, усеянной шрамами от выдавленных прыщей. Все было настолько лубочно, что я начал улыбаться. Заметив это, тело поспешно отложило книгу и ретировалось из палатки.
Неужто Ваша Охотница вроде этого тела? Или она сексуально неудовлетворенная дура, прикупающая у бегунка-разводяги заветный флакончик с надеждой, что после умащивания оным снадобьем все мужики с подветренной стороны помчат за ее целлюлитной задницей, подобно тичке кобелей, срывая с себя одежду на бегу? А некоторые будут выбегать вперед, усыпая путь манипуляторши розовыми лепестками? А некоторые вываливаться с балконов? А старики рыдать, что не родились на полвека позже?
Феромоны, панацея
Как-то я попал в схожую ситуацию в кабаке сидел не один, и постоянно ловил косяки бабы за одним из столов. Когда моя спутница пошла в туалет, отправился к бармену, облокотился о стойку, заказывая еще. И тут та баба как навалится на плечо буферами типа тоже, чтобы поговорить с барменом. Тоже была, кстати, классическая, лубочная гулящая баба. Ну, я поулыбался, послушал, что вон то пьяное воткнувшее тело за их столом ее друг, просто друг. Пошел за свой столик она через минуту бац ко мне. И тут возвращается моя спутница. Она, в принципе, была куда круче той залетной бабы, но мне стало любопытно посмотреть, что будет. Как они разберутся. Поэтому я не стал делать подарка, выгонять бабу из-за стола. А чтобы не портить себе вечера (лицо спутницы приняло вид с трудом скрываемого озверения), пошел в туалет сам.
Когда пришел гулящей бабы не было. Ни за моим столом, ни в кабаке вообще. След простыл. Лишь ее пьяный кавалер одиноко втыкал за столом Вероятно, его она зацепила чуть раньше в этом же кабаке. А спутница была на месте, еще немного раздраженная, но уже довольная.
Описанная Вами куртизанка тигрица. Эти влажные воловьи глаза (оборот, кстати, мне понравился, а вот предложение навороченное до безумия, нечитаемое) камуфляж. Атрибут, наряду с макияжем и дорогим и броским куртизанским прикидом. И набором лечева жертве. И поведением. Попробуй у такой хищницы отними добычу В клочья разорвет. У меня кореш как-то попал в подобную ситуацию, при мне. И мы как-то прозевали Кинулись, выходим с дискотеки его подружка, схватив конкурентку за волосы, молотит головой об стену. Кровища А какие шикарные подачи с ноги шли, пока мы не успели растянуть! Великолепная физическая форма. Обычно девушки демонстрируют себя в танце, а тут была еще и боевая демонстрация. Помнится, когда уезжали, я еще пошутил, что такая растяжка находка не только в потасовках.
Что забавно, эта свирепая пантера совершенно не обиделась на приятеля, что он протанцевал пару небезобидных танцев с той беднягой. То есть, по определению расценивала, как пассивный объект для женщин с намерениями. Вот с этими намерениями она и разобралась Такова уж оказалась ее женская логика. А мужская логика в случаях с такими великолепными персонажами улетучивается в никуда. Приятель с той пантерой позже костей своих не собрал. Отпаивали его потом водкой, утешали соответствующими речами и знакомили с девушками, как инвалида Ходили, как за дитем. Отошел, понятное дело А то позвонил мне посреди ночи мол, прощай, дружище, кончаю с собой. Все отходят, кроме истериков
То есть, у Вас все просто, ничего сложного, игрового, забавного, основанного на живой человеческой психологии и мотивации. Феромоны и Ален Пиз.
Еще один момент наезжалово на людей. Самцы, самки, растения, букашки, насекомые Кому такое понравится? И даже если не брать этот момент зачем все это назойливо повторять? Зарядили, что Охотница относится к людям, как к животным так хватит. Зачем это постоянно акцентировать? Повторение мать учения, но не в этом случае.
Лучше было бы показать людей не примитивными животными, а людьми с их реальной мотивацией. А Охотницу Охотницей. У нее должен быть, например, азарт, и давать это понять читателю не прямыми суждениями, а действием. Она не человек? Но она охотница. Кошки тоже не люди а Вы видели, как им интересно и азартно охотиться на мышей?
Вообще не надо, в качестве примера, говорить, что человек был в депрессии. Лучше указать, что он лежал на кровати и неотрывно смотрел в потолок.
И конфликт должен быть в душе у Охотницы, раз она главный персонаж, да еще и первое лицо. Противоречие порождает движение и потому интерес. Действия лубочно храброго персонажа малоинтересны, как и плоского труса. А вот человека, который сочетает в себе самоубийственное бесстрашие и граничащую с трусостью осторожность интересны.
Не стоило пускать этот заход, как она тут всех только презирает и только властно играет картонными игрушками без вариантов. Во-первых, предсказуем сюжет и потому малоинтересно, а во-вторых возникнут у многих неприятные мысли. Один из моих приятелей, любящий простые, примитивные и безаппеляционные суждения, незамедлительно причислил бы Вас к числу обиженных на мужской пол. И на род людской вообще. Дальше он построил бы предположение о каком-нибудь изнасиловании, скорее всего в самом нежном возрасте, которое травмировало и породило садомазохизм. А потом принялся бы строить гипотезы, какое это еще имеет воплощение в жизни, кроме рассказов с такими заходами
Я так не считаю, но не думаю, что Вас это утешит, если будут считать другие.
И на последок надо просто убрать, что Охотница, дескать, могла бы прикинуться и педерастом, если бы жертва была таким. Во-первых, если бы у бабушки вырос член, это была бы уже не бабушка, а во вторых Я Вам неслучайно надоедал рассказом про сайт вампиров-педерастов. Делайте выводы.
Засим буду заканчивать есть еще много чего, но всего не напишешь. Отвечайте, если хотите, еще пообсуждаем.
Искренне надеюсь, что ничем Вас не обидел в рецензии.
Желаю Удачи!
Лакрис.