Произведение: Фашист
Автор произведения: Трубач
Дата рецензии: 25.10.19 23:52
Прочтений: 33
Комментарии: 2 (4)
Фашист
Каталонии
Тишина, стрекотанье цикады,
воздух свеж, по-весеннему чист.
И ребята из нашей бригады
говорят - До свиданья, фашист.
Он стоит, улыбаясь, у стенки,
а напротив построились мы.
Потный, грязный, а всё же коленки,
словно шпага тореро, прямы.
Снова слышно - цикада стрекочет.
Дым рассеялся. Солнце и двор.
И какой-то решительный кочет
взял с наскока плетёный забор.
Что же, так погибающим славы
занимать не придётся. В пыли
упокоилась храбрость. Но правы
пули нашей - крестьянской - земли.
Наше дело - обычное дело.
Вспашка, жатва, олива, вино.
Но мелодию время пропело
про свинцового хлеба зерно.
Мне как-то сразу понравилось стихотворение, уже с «До свиданья, фашист». Хемингуэя «По ком звонит колокол» вспомнил (люблю). И до финала впечатления автор ничем не испортил, наоборот.
«По ком звонит колокол…» Гражданская смута и гражданская война, убийство стало обыденным делом. «И не ведают, что творят». Шутят, расстреливая. Вот у Хемингуэя так же: фашисты с одной стороны, а кто с другой? Расстрелы пленных, убийства по соображениям политического порядка. Может быть, расстреливают как шпиона по законам военного времени? Да непохоже, «славы занимать не придётся» - так про шпиона не думают. По ком звонит колокол – каждый человек как часть материка; он звонит и по тебе. «Русский бунт, бессмысленный и беспощадный» - отнюдь не только русское явление. И причины, показанные изнутри. «Пули нашей – крестьянской – земли» - ещё в романе «Земля» Эмиль Золя так ярко показал эту крестьянскую жадную любовь к земле. Большевики дали землю – и крестьяне пошли за большевиками. Стали обирать – пошли против. Причём тут какие-то ещё идеи? Гитлер дал землю крестьянам в Германии – и фашисты получили горячую любовь и поддержку немецких крестьян. «Красные кхмеры» обеспечили камбоджийских крестьян рабочей силой согнанных горожан – и камбоджийские крестьяне до сих пор почитают Пол Пота как святого. Но и «идеи» тоже со временем «ударяют в голову», и простой крестьянин обнаруживает вдруг «поэтическое мышление» - то, о котором Базаров просил «друга Аркадия»: «Не говори красиво». И тут уже он совсем идёт «в разнос»…
Если говорить о технике, то хочу только отметить, что «главные», определяющие содержание слова автор ставит в конце строки, и к ним уже находит рифму.
Почему посвящение «Каталонии»? Может быть, заметки туриста. Может быть, отклик на прочитанное. Может быть, пожелание в духе: «И если любишь Ты Россию, Боже – переведи её через майдан». Всё вместе – ещё лучше, так какая разница. Автор не "скатился к простому политическому пересказу", ни к декларативности и лозунговости ни пассионарности, ни пацифизма. Всё показано и «со стороны», и «вынуто на испод», в единстве и противоречии противоположностей, причём в таком сжатом объёме. Вкупе с Хемингуэем – хорошо.