Произведение: Почему я пишу стихи
Автор произведения: Бутко В. С.
Дата рецензии: 20.09.19 19:25
Прочтений: 55
Комментарии: 3 (17)
Почему я пишу стихи
«Небесный свод, горящий славой звездной
Таинственно глядит из глубины, —
И мы плывем, пылающею бездной
Со всех сторон окружены» (Ф. Тютчев)
------------------------------------------------------------
1.
Это стоит прочесть хотя бы уже из-за одного названия.
Ведь многие люди, интересующиеся литературой и особенно занимающиеся ею регулярно не только в качестве читателей, но и пишущие с той или иной степенью умения и успешности, не могут не задаваться подобными вопросами: почему люди пишут? и почему я пишу?
И отвечают, конечно, тоже. По-разному отвечают – в примерном диапазоне от известного труда Л.Н. Толстого «Что такое искусство?» до «пишу, потому что пишу!» в залихватском стиле Портоса.
Как пример последнего, в общем-то, бездумного стихийного подхода к восприятию окружающей и внутричеловеческой действительности, можно вспомнить «Как я пишу стихи» К. Бальмонта:
*
Рождается внезапная строка,
За ней встает немедленно другая,
Мелькает третья ей издалека,
Четвертая смеется, набегая.
И пятая, и после, и потом,
Откуда, сколько, я и сам не знаю,
Но я не размышляю над стихом,
И, право, никогда — не сочиняю.
*
Ну, что ж… технология написания понятна. Не бином Ньютона, в самом деле. А вот на кой ляд Константину Б. и прочим понадобилось всё это записывать (и публиковать) – да х…то ж их знает (Портос, иди сюда! – объясни ещё раз всем тупым…).
Более вдумчивый и основательный граф, ставший одним из столпов русской и мировой литературы и уже помянутый нами выше, полагал, что «искусство есть деятельность человеческая, состоящая в том, что один человек сознательно известными внешними знаками передает другим испытываемые им чувства, а другие люди заражаются этими чувствами и переживают их».
Чувства… да-с…
При этом некоторые «не размышляют над стихом» (см. пример выше), а некоторые размышляют (см. рецензируемый стих). Но главное (и я с этим согласен) – умудриться запихнуть в стихи чувства, а не только мысли, рифмы, ритмы и прочие
«известные внешние знаки».
В хорошем произведении искусства всегда присутствует некая «добавка», как бы голографическое изображение или аура – над словами, холстом с картиной или гармоническим звучанием, издаваемым музыкальными инструментами или человеческим голосом. Эта аура, хотя и базируется на технических средствах передачи «внешних знаков», но никогда не может быть полностью ими исчерпана или в полной мере в них заключена. Именно здесь, в наличии этой волшебной
«голограммы», обнаруживаются и талант, и мастерство, и магия настоящего художника и его творения.
2.
Однако приступим всё же к близкому рассмотрению объекта этой рецензии.
Начало… ну, традиционное - «как страшно жить» :)
Причём, это, кроме шуток, не только популярный интернет-мем, но и один из самых древних и важных «вечных вопросов», тревожащих человечество с момента его возникновения и даже сформулированный уже в виде ответа – жить страшно. А умирать ещё страшнее. Вопрос в том – что с этим делать? Ответа нет. Что косвенно, но достаточно ясно подтверждается наличием нескольких ответов, которые никоим образом не могут быть правильными одновременно – так гласит закон. Закон противоречия, являющийся фундаментом всей человеческой логики – нашего главного инструмента в борьбе с этим прекрасно-страшным миром и его ужасами. Ну, есть ещё у нас какие-то загадочные чувства… но об этом после.
Итак. Жить страшно. Мы это знаем – законы науки и логики нам в помощь. Дальше идёт «опровержение» (примерно на полтора катрена) религиозной точки зрения на то, что нам с этим страхом делать.
Небольшое (физико-лирическе) отступление.
Аристотель считал удивление причиной возникновения философии. А, учитывая, как древние греки относились к философии (её, а не математику, называя царицей
наук), то именно удивление можно посчитать первопричиной и всей остальной науки в целом. Вот увидел человек чудеса этого мира, удивился, раскрыл рот и… начал задавать вопросы, изучать, отвечать на вопросы, открывать законы природы, изобретать и т.п. и т.д. – вплоть до наших дней. Результаты научной деятельности мы видим вокруг – они тоже весьма удивительны. Но жить и умирать по-прежнему страшно.
В средней школе и далее в институте меня учили (в рамках материалистически-атеистических воззрений), что причиной религии является страх. Ну, типа… гром грянет, а мужик и перекрестится… если мужик поумнее, то он перекрестится заранее – до того, как гром грянул. А, если мужик совсем продуманный, хотя при этом дикий и необразованный (живёт, скажем, в Папуа Новой Гвинее… или ещё где, но лет 5000 назад), то он (для надёжности) ещё и жертву богам принесёт – антилопу там… гну… или соседа своего, например, или просто прохожего замочит и частично спалит на костре, чтоб задобрить злого небесного громовержца… а оставшееся употребит по назначению, то есть сожрёт сам – не пропадать же добру… Кстати эта идея вновь заинтересовала всех здравомыслящих людей, что и озвучил недавно какой-то шведский профессор. Только жрать трупы теперь предлагается не во имя богов, а во имя человеколюбия и прогресса… вот и попробуй найти разницу между мракобесием и просвещением… Но обсуждение полезности каннибализма для общества к рассматриваемому стихотворению (прямого) отношения не имеет :)
Вернёмся к религии. Я вот, например, считаю причиной возникновения религии не только (и не столько) страх, но восхищение. И не я один такой собственно. Как там сказал Лейбниц… про лучший из возможных миров. Или Кант – с его звёздным небом над (нами) и моральным законом в (нас)… вопрос, впрочем, обширный и дискуссионный. Но, если быть честным, то нельзя всё же не восхититься величием окружающего нас мира. Несмотря на все сложности, проблемы, страхи и страдания от пребывания нас здесь мир, тем не менее, величественен и грандиозен, и вызывает восхищение. Которое у некоторых людей (и даже у виртуозов в области знания – великих учёных) переходит в религиозное благоговение. И не от того, что они прочли Писание. Просто углубляясь в изучение Космоса, микромира и биологии, они увидели (то, что увидел ещё Сократ) – что при увеличении количества знаний (ответов) количество вопросов и чудес (явлений лишенных приемлемого научного объяснения) тоже увеличивается. И совершенство творения – прямо, минуя «религиозное воспитание» и вопреки воспитанию антирелигиозному, – наводит их на мысль о всемогущем Творце…
Ну, и закончу тем, что присутствие Творца в нашем мире можно обнаружить не только по его «постройкам» и «изделиям» (вроде звёзд, планет и людей), но также, подобно искусству, оно может быть «непосредственно воспринято» (почувствовано) и помимо (или «сверх») того, что дают нам органы чувств, измерительные приборы и логическое мышление. Вот это именно и есть религиозное чувство (аналог художественного впечатления), которого ищут и которому верят верующие в Бога. А врата, сады, бессмертие и прочий «рай»… и даже Писание (особенно учитывая сложности перевода) – это всё вербальная "адаптация" религиозного чувства для фиксации и передачи его дальше – другим людям: хочется же поделиться радостью. Ну, и человек ведь – это «общественное животное» по определению того же Аристотеля, и не могущее молчать, как не мог и Лев Толстой :)
Ну, и совсем наконец, исходя из вышеизложенного: есть искусство, а есть подделка под искусство, есть религия и есть подделка под неё, как есть настоящее золото и фальшивое. Всегда следует различать, а не валить всё в кучу, выдавая одно за другое.
3.
Переходим к финалу – стихотворения и рецензии.
Всё, что любит ЛГ и хочет сохранить, напомнило мне одно из лучших, на мой взгляд, стихотворений Бунина «И цветы, и шмели, и трава, и колосья…». Правда, Бунин там захотел и сумел объединить религиозное чувство с мощным художественным воздействием на читателя. Автор же рецензируемого стихотворения сделал ставку исключительно на художественное. Имеет полное право. При этом отвергается разум (память) и признаётся, что не там находится самое важное для человека. Ведь действительно – смех, например, (друзей или не очень) явление далеко не самое рациональное. И таких вещей много есть в нашей жизни – вроде и смысла нет, а приятно… вот секс, как ещё пример.
В общем, если коротко, то поэт считает, что самое подходящее место для самого важного в ней и окружающем её мире – в её стихах. Которые она образно описала, как дорогу (железную, но какая разница), путь, ведущий, конечно же, неизвестно куда…
В принципе, путь с неизвестным финалом – это единственный вариант для адекватного и думающего человека в этом мире. Кто скажет «знаю!» (кто я, куда иду, и что там будет), может смело отправляться по известному адресу (на букву икс).
Автор вот тоже вначале сказала – знаю, мол. Но к финалу исправилась. Такова волшебная сила искусства – оно часто и авторов подправляет, если они ошиблись. Тут примерно, как с прорицателем Валаамом, который, как ни пытался проклясть Израиль, но смог только благословить. Это ещё одно свойство искусства и его ценность – оно не врёт, но правильно отображает действительность, даже не имея достаточно полной о ней информации. Часто бывает, что фантазии искусства и чудеса религии правдивее канцелярской правды голого факта. Который факт всегда куц с обеих сторон – в цепочке причин и следствий никогда не видно ясно ни начала оной ни конца. А вдохновение настоящих искусства и религии позволяет им подняться ввысь и оттуда увидеть многое целиком и даже, так сказать, «непосредственно» ухватить за хвост саму истину… при определённой степени удачливости.
4.
А… надо ж чё-то по «технике» сказать.
Вообще, в целом по стилистике автора так скажу – спокойная такая, вдумчивая, размеренная лирика… в русле того, кто в эпиграфе. Узнаваемый рисунок тоже имеется, что хорошо. Местами и искры могут проскочить (но не в этом стихе). А хотелось бы их и побольше…
Мне лично читать стихи автора приятно. Иногда (да часто) и от вычурности и блеска ненужного остроумия хочется отдохнуть. Писать хорошие стихи простыми словами труднее. Пожелаю автору удачи на этом сложном пути.