Произведение: Просто
Автор произведения: Игорь Вайншток (Старый Брюзга)
Дата рецензии: 16.08.19 14:10
Прочтений: 84
Комментарии: 5 (11)
Просто
Не брани старушку мать –
просто обними.
Дочь и сына не брани –
будь добрей с детьми.
Не брани свою жену –
просто помоги.
Не брани свою страну –
просто береги.
-------------------------------------------
Просто, говорите?... Ну, я бы не сказал, что написать рецензию на столь короткое и незамысловатое стихотворение – это просто. Рецензия, многократно превышающая по объёму рецензируемое произведение, всегда рискует проиграть ему по многим параметрам: по единству и монолитности содержания, по акцентированию внимания читателя, по эффективности воздействия на оного и не в последнюю очередь по вероятности быть дочитанной до конца. Так что подобного рода заявки – отрецензировать 8 строк – определённо являются вызовом для рецензента.
Но назвался груздем – полезай в кузов.
Полезли.
После прочтения (и прочтений дополнительных, без которых рецензии обычно не пишутся) пришли в голову И.Губерман, А.Барто, Маяковский и Евангелие. Такая «густота» ассоциаций – по одному «апостолу» на две с половиной строки плюс один из главных первоисточников всей послеантичной европейской поэзии, слегка ошарашили. Но разве воздействие литературы на читателя измеряется количеством печатных знаков? Чем их больше, тем лучше? Да ничуть не бывало. Примеров масса. К тому ж даже из самых удачных многотомных и многословных текстов помнится и цитируется, конечно, не всё, а лишь отдельные (короткие!) выдержки.
Другое дело, что не всегда хочется (из эстетически гурманских побуждений) варёной картошки с луком. Однако с задачей утолить голод (хоть более-менее правильно приготовленная) она справится ничуть не хуже, если не лучше, чем какое-нибудь бланманже в шоколаде – почему-то символ особенной изысканности в русской литературе. Наверное, потому что слово красивое, как павлин. А на самом деле просто молочное желе. Как и у павлина под перьями, – тоже всего лишь обычная и не изысканная куриная жопа.
Впрочем, четвертинкой картофелины и пёрышком лука тоже сыт не будешь.
Губерман вот как раз поэтому и насыпал нам порядочную гор(к)у картошки, щедро посолив её правдой русской жизни (в его понимании, достаточно примечательном) и приправив перцем сатиры и юмора. Многим нравится, но приедается быстро, в итоге помнят тоже совсем не многое, типа про пьяницу и его нос цвета национального флага того государства, которое не слишком-то берегли, юмористы и ёрники в том числе. Можно, конечно, заметить – государства нет, а гарики есть, они, мол, сильнее оказались и долговечнее… ну, не знаю… по мне, так не велик гешефт. Я бы лично и без Губермана прекрасно прожил. Разного всякого другого вокруг вон тоже есть… столько, что можно было б даже и поменьше.
Агния вот *наше детское почти всё* Барто тоже не любила рассусоливать, а сокращала нещадно и втискивала в свои «простенькие стишки» невтискуемое. И, как мне кажется, ей это очень часто удавалось – чаще, чем «злободневному» Губерману, который прибил себя своими остренькими сатирическим гвоздиками к Титанику-СССР и с ним же вместе скоро дотонет. А бычок, который, хотя и покачивается, но упрямо идёт вперёд, всё так же свеж и бодр, как в момент своего рождения. И даже порождает весёлых жизнерадостных «потомков», соответствующих конкретному (гы-гы… 90-е…) времени… идёт качок – бычается (Задорнов вроде).
Ну, и к Евангелию через Маяковского, которые тоже пытались объяснить людям, «что такое хорошо и что такое плохо». Сегодня для всего этого придумали даже специальный термин – социальная реклама. Не убий. Люби мыло и зубной порошок. Наркотики – это плохо. И т. д. Действует? Да не особо. Диапазон стилистики в такого рода «обращениях» может быть любым – от евангельской серьёзности и трагизма «заповедования» до губермановского ёрничества на грани фола, грустного несмотря на смех, и от щелчка по попе «потребителя» упругим кнутом рекламного слогана, чем Маяковский владел блестяще, до обращения на равных к ребёнку на его языке, спустившись (поднявшись?) до его уровня.
На мой взгляд, «метод» Барто для достижения «воспитательных» целей предпочтительнее. Прямые заповеди и назидания работают хуже всего. Реклама (умная и талантливая) – посередине. Автор рассматриваемого стихотворения пошёл наименее выгодным путём. Его выбор и его право.
В итоге имеем, что имеем. Как говорил тов. Саахов: «Всё эт, канэшн так. Всё верно, да. Бумага написана правильно… Всё хорошо… Но это с одной стороны. Есть и другая сторона медали…» Вот об этой другой стороне я и напоминаю автору и всем другим «заинтересованным» лицам.
Если 5-я заповедь:
«Почитай отца твоего и мать твою,
чтобы тебе было хорошо
и чтобы продлились дни твои на земле,
которую Господь, Бог твой, дает тебе.
Исх. 20, 12»
…если и она за пару тысячелетий не услышана многими… то я сильно сомневаюсь (извините), что рецензируемый текст уважаемого автора возымеет более сильное воздействие на окружающих. Но именно к воздействию желательно стремиться при написании (не в стол).
Мне кажется, что стих про не бросание мишки с оторванной лапой (а все старые родители находятся примерно в таком же состоянии по здоровью) производит гораздо более сильное впечатление и, следовательно, воздействие, чем стих «Просто», причём на всю последующую жизнь прочитавшего и прочувствовавшего «мораль» и причину всего – любовь. Люблю, не потому что мне велели (или «просто» посоветовали), а ПОТОМУ ЧТО ОН ХОРОШИЙ, т.е потому что люблю. Евангельский текст тоже аргументировано «мотивирует»: «чтобы тебе было хорошо, и чтобы продлились дни твои на земле».
В стихотворении же уважаемого Игоря кроме перечисления «пожеланий» я ничего особо воздействующего на эмоции или разум, ничего надолго запоминающегося не обнаружил. Да, есть цепочка – родители, дети, семья = страна. Но здесь тоже ничего нового, кроме уже давно известного из песни «С чего начинается родина».
В общем, как-то так… не хватило мне «пустой» картошки в мундире в данном случае. Пресновато. Хотя, говорят, соль вредна… но и кровь и слёзы и пот человеческие – солёные.
Автору – успехов.
И ещё раз извинения за то, что не хвалю. Мне кажется, пока что не хвалить полезнее.