Произведение: За столом
Автор произведения: Бутко В. С.
Дата рецензии: 12.02.19 00:00
Прочтений: 53
Комментарии: 4 (6)
За столом
Колядовала вьюга под окном,
Стучала в стекла веткою каштана,
А мы с тобой сидели за столом
И обсуждали Ги де Мопассана.
В который раз наполнило фужер
Домашнее вино из голубицы.
Другие гости разошлись уже,
А мы все не могли наговориться.
Я раскраснелась. Я была пьяна.
Ты рассуждал о скептицизме Юма,
А мир вокруг кружился - от вина,
От умных слов, от твоего парфюма...
Шальная мысль: "А почему бы нет?"
И как ответ - кольцо на безымянном...
Меж нами стол и вековой запрет
И Библии, и Торы, и Корана.
Это, конечно, недоразумение, произошла простая ошибка: обыкновенная поэтесса, окончившая Московский Государственный Лингвистический Университет, «воспитанница литературного рок-кабаре "Кардиограмма" А. Дидурова», финалист Илья-премии 2008 года, занявшая второе место на Конкурсе "Поэт года-2014" в номинации "Лирика", «и, наконец, просто красавица» – заказывает рецензию у человека без гуманитарного образования, который в 2008 году не то что не знал, с какого конца стих начинать писать, а даже не помышлял их писать, и которому не то что «почти что рядом», а за версту от тех, кто на «Пе» или на «эМ», не место. «Что он Гекубе?» Да «Просто Вы дверь перепутали, улицу, город и…» Но, как объяснила мне в бытность председателем «Клуба рецензентов» Татьяна Китаева, «если автор хочет получить рецензию, не Ваше дело, зачем она ему нужна». Ну, что ж - «я лицо мукою мелкой побелю»… и перейду к стихотворению.
В общем, неплохой психологический этюд. Так это и бывает у нас, современных человеков, продуктов эры свободы мысли: мы останавливаемся только перед самим «поступком», когда от мыслей о поступке пора решится перейти непосредственно к действию – или уж не переходить, - не запрещая себе предаваться «греховным мыслям». Это я, конечно, забегаю вперёд, сразу переходя к финалу стихотворения – о нём ещё поговорим. А что же у нас в начале и в середине?
А в начале и в середине у нас некое колдовство, некое «волхование», чары – в смысле, очаровать: нетривиальная лексика. Высокоинтеллектуальные атрибуты. Мелкие специфические детали, которые «не каждый день (не каждый стих) встречаются», индивидуальные, можно сказать: стучащая в стёкла «ветка каштана», домашнее вино «из голубицы» - такие конкретные, не абстрактные, что просто невозможно им не поверить. О недостатках (на мой дилетантский взгляд недостатках, разумеется) следовало бы говорить отдельно, да легче «по ходу»: этот «парфюм» - тоже, вроде бы, не тривиальная лексика, но ведь - абстрактность. Как писал Маяковский в «Письме Равичу» по поводу фраз «А где-то глухие часы... а где-то сопит весна»: «Где? Дайте точный адрес: на углу Литейного и Пантелеймоновской?» Дал бы автор «точный адрес» производителя «парфюма» (как домашнего вина – «из голубицы») – звучало бы интереснее. Ещё о начале: это хорошо читается, когда автор выставила фото на «аватарке». Когда автор читала бы сама стихотворение со сцены. Когда на корешке бы прочитал: «Бутко Вера Сергеевна». А то ведь под авторством «Бутко В.С.» я только на строчке «Я раскраснелась» осознал, что сие – рассказ не героя, а героини. А этот эффект автором явно не задумывался – ни к чему здесь подобный приём (это ж не «Моя дорогая не блещет красою»). «Я раскраснелась» выскакивает тут, как чёртик из бутылки. Возможно, впрочем, что у читательницы (а не у читателя) такого казуса бы не случилось. Возможно, что и у внимательного читателя не случилось бы такого казуса: тонкие штрихи текста, в общем, указывают именно на героиню: скажем, «наполнило фужер» - герой употребил бы действительный залог, или как это там называется, глагола: не «наполнило» бы, а наполнили или как-то так. Но всё же эта неопределённость тексту не в достоинство.
Про пресловутое «уже»: пролезло-таки змеем-искусителем в строчку «Другие гости разошлись». Не являясь необходимым по смыслу, да ещё на месте рифмы, - нет, не украшает. И, раз заговорили о смыслах: этюд психологический неплох, но – не картина. Для полноты картины не хватает, ну, во-первых, кроме «умного разговора» («Обязательный обман» (с)!), обязательного же взгляда. Ну, например, возьмём «Рассказ закройщика» Галича («История одной любви, или Как все это было на самом деле»):
«…Но совсем не букле тут причиною,
А внимательный пристальный взгляд…»
Или как вспоминала Ольга Ивинская о своей первой и роковой встрече с Борисом Пастернаком в редакции «Нового мира» - что она почувствовала на себе тот чисто мужской оценивающий взгляд Пастернака, ошибиться в значении которого ни одна женщина не может. Может быть, впрочем, автор не хотела скатиться к тривиальности описаний и перепеву такого давно пропетого, как «Серая юбка»:
«…А он смотрит на девичью грудь
И на ножки под серенькой юбкой».
К перепеву скатиться не хотелось («И это правильно!»(с)), а собственное «вино» - из голубицы – очевидно, всё закончилось. Ну, что ж скажешь… Некому пожаловаться, как на свадьбе в Кане Галилейской: «Вино у них закончилось»…
Тоже, кстати, как чёртик из бутылки выскакивает в тексте и «шальная мысль»: по моему глубокому неоднократному (да не только моему) наблюдению, женщина чувствует интерес мужчины к ней, что называется, «на расстоянии», даже когда ещё ни одного слова диалога (ну, скажем, «Девушка, девушка, а который сейчас час?») не сказано.
Ну и, наконец, подбираемся к финалу: тут у нас имеется «кольцо на безымянном». А на безымянном какой, интересно, руки: правой или левой? Очевидно, автор столкнулась с проблемой различий обычая ношения обручального кольца, существующей даже в странах, где в традиции колядки. Но опять та же неопределённость: «на углу Литейного и Пантелеймоновской?» То, что «как ответ» - кольцо, как символ всего лишь долга (чтобы не сказать: символ уз) – в общем, не удивляет… Но в целом эта, можно сказать, сравнительно высокая лексика текста не позволила стиху скатиться до такой стапени, чтобы в ста процентах приходило на память губермановское «Среди честнейших жен и спутников, среди моральнейших людей…» И, как следствие – «читать, признаться, приятно, - эстетично…» (с).
И «самый цвет»: упоминание «И Библии, и Торы, и Корана». Спрашивается, если даже предположить, что героиня думает и за себя, и за собеседника тоже, как могут два человека относить свою принадлежность сразу к трём конфессиям? Смешно же, как с «безымянным». Хотя и точно одновременно: в нашу эру свободомыслия интеллектуал, независимо от того, задумывается он над тем или нет и что именно носит, и носит ли, на теле, исповедует в большей степени деизм, нежели какую-то из мировых религий.
Вывод рецензента: это стихотворение много, много лучше бесчисленной схоластики про «горячие» (или не очень) «чувства», как, например, чтобы недалеко ходить, «Как Пушкин» Александра Верна (http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=564806). Но я читал у данного автора, даже из того немногого, что автор успела принести на «Литсовет», и много лучшие стихи, чем это, представленное ею на рецензирование. И всем любителям поэзии их рекомендую.
()
_______________________
П.С. Почему редактор сайта не сохраняет форматирование текста (я имею в виду промежутки между абзацами)? Ладно текст рецензии - но и стихотворение "слипается" в одну сплошную строфу, а, наверное, автор о чём-то думал, отделяя часть строк от остальных "пробелом строки" - перед автором неудобно, господа.