Произведение: Изгнание из Эдема
Автор произведения: Сенчихин Михаил
Дата рецензии: 25.02.19 23:44
Прочтений: 86
Комментарии: 2 (4)
Изгнание из Эдема
Изгнание из Эдема
Лучезарен, окутан блаженством эдемский сад,
Царство счастья, безмерной любви, неземного покоя.
С освящённой землёю в едино слились небеса.
И свобода дана бессмертным, которых двое.
***
Плачут ангелы, те, что от зла божий сад хранят.
Не познает разрушенный мир картины страшнее.
Пала наземь защита души - чистоты броня.
Лёг в ладонь плод запретный по льстивому слову змея.
И впервые опасных знаний коснулись уста.
Смерть вползла в их тела, погрузив в вечный плен страданий.
И шагнули безумцы на мнимую грань моста -
В "мир богов"… И в бездне - два лучших Его создания.
И почувствовал каждый, как жалок он, слаб и наг,
Ощущая стыдливость, неведомое смятенье…
И скользя в изумрудной траве, ухмылялся враг,
Упиваясь победой, плыл в бездны, где взвились тени.
Громовыми раскатами Божий пронёсся глас,
Содрогнулись, впитавшие мглу и тревогу выси.
Луч живительных истин, для созданных Им, угас.
И захлопнулась райская дверь за теми, кто изгнан.
***
И блуждать их потомкам, как листьям, на злых ветрах,
Голосам далёким то бесов, то ангелов внемля.
Но к истокам своим всегда возвратится прах.
Путь страданий пройдя, осыплется тело в землю.
Вообще-то я не берусь оценивать подобные стихи, но уступаю просьбе автора. Буду оценивать стих, а не рассуждать о его библейской сущности, хотя от этого не уйти. Автор, который взял на себя ответственность писать на библейские сюжеты, наверное, герой или безумец. Скорее – второе. Потому что об этом нельзя писать всуе, плохо. Или хорошо, или не нужно писать совсем. Потому что есть класcика, образцом служат стихи Пастернака – «Гефсиманский сад», например.
В основу сюжета автор положил известную легенду об Адаме и Еве, вкусившим запредный плод из Эдемского сада и изгнанным за это Богом из рая. Сюжет выдержан автором. Стих Михаила своей торжественностью напоминает мне «Выхожу один я на дорогу» Лермонтова. Так же торжественно начинается стих: в нём много прилагательных и причастий, автору свойственна описательность, как и Лермонтову. Главное слово у поэта – прилагательное. Прилагательные часто выполняют роль эпитетов.
Безмерная любовь, неземной покой, плод запретный по льстивому слову, изумрудная трава, злые ветры и т.д.
Некоторые, как в народной поэзии, - постоянные. Изобразительные средства – от сравнений до метафор и перифраза. Не названы имена, но они известны и понятны.
Обратила внимание на маркированные глаголы и деепричастия: ухмылялся враг, упиваясь победой.
Как и положено, в стихе много возвышенной лексики, cтарославянизмов – бездна, создание, уста, плен и т.д. Они являются одним из средств создания библейского колорита.
Так же торжественно стих заканчивается, всё возвращается на круги своя. Человек возвращается в небеса, к своим истокам.
По поводу техники стиха. Чётко выдержаны 2, 3, 4 и 5 строфы, в 1 и 6 немного скачет ритм, там должна быть схема, которую задал автор, 14-15-14-15. Рифмы чаще на ассоциации, и это мне нравится, перекрёстные, только вот эта выси-изгнан сомнительна. Не все рифмы удачные.
Автору желаю удачи и разнообразия тематики стихов.
С уважением – Галина Ольховик.