Произведение: Рубайат-2018. Версия для чтения.
Автор произведения: Техдир
Дата рецензии: 08.02.19 17:50
Прочтений: 72
Комментарии: 4 (7)
Рубайат-2018. Версия для чтения.
Кстати, интереснейший вопрос: как прикажете их правильно называть? Твиттерманы? Твиттер-юзеры? Твиттеристы? – нет, точно не твиттеристы, так и до твиттерастов недалече. Короче: дорогие любители краткости, желающие уместить всё и вся в 280 символов. Для вас, о «быстрые люди», краткое изложение сути рецензии - в самом конце. Не хотите читать длинных текстов, благоволите прокрутить страничку вниз. Кстати, значение слова «благоволить», равно как и других непонятных слов, можно погуглить. А убедившись в том, что легче не стало, зайти на Яндекс. Ну и так далее…
Знаете, самое сложное во всём этом деле – зацепиться за первую фразу. Так-то я давно знал, о чем напишу, только вот с чего начать… Вариантов-то ведь целая куча.
«Рядом с, как пишут в путеводителях, «самым большим в мире, блистательным и великолепным», а на самом деле (Петергофа они не видели!), не таким уж и огромным…»
«Как часто говорят на «красной дорожке», огромное спасибо Хену, я действительно очень ему благодарен. Если бы не его вразумляющий и стимулирующий «пендель»…»
«На самом деле, рубаи – одна из самых простых стихотворных форм…»
«Мне скажет сам Альфред Нобель, вручая, скажем, награду…»
«Право слово, синдром буриданова осла. В чистейшем…»
Ну вот с этого и начнём, а то, право слово, синдром буриданова осла, в чистейшем его виде. На самом деле, рубаи, в их русскоязычном варианте - одна из самых простых стихотворных форм, по технике, разумеется. Общепризнано, что переводить рубаи, пытаясь передать тонкие особенности персидской поэзии, с малопонятным непрофессионалам чередованием долгих и кратких слогов (чтоб я сам понимал, что это такое и как это звучит – к специалистам, ребята, к специалистам), на русский – дело совершенно бесперспективное. А потому, чаще всего, для европеизированной версии берём пятистопный ямб, находим три рифмующихся слова, можно даже глаголы взять и, вуаля - нет проблем! Но это по технике.
А вот по содержательной части всё гораздо сложнее… И здесь дело даже не в том, что именно написано, какую мысль автор пытался до нас донести. Дело в совершенно «сторонних» обстоятельствах.
Когда-то, очень давно, я уже говорил что-то подобное в рассуждениях «о Гондурасе», коротко повторю здесь ещё раз. Очень и очень редко, раз в тысячу лет, человечество переживает удивительный период, когда многоцветный и очень разный мир, сотканный из миллионов противоречий, на какое-то сравнительно короткое время сливается воедино, давая мощнейший импульс науке и творчеству. Таким был «pax romana» времен «добрых императоров», таким был недавний «миллениум».
И таким был период расцвета исламской культуры. Когда в, выражаясь суконным сегодняшним языком, «городе-миллионнике» Кордобе (Париж – пятьдесят-шестьдесят тысяч, Киев – столько же, Лондон и Рим в 1100 году – меньше двадцати тысяч…) халиф призывает мусульманских, христианских и иудейских мудрецов и устраивает диспут о преимуществах и недостатках разных религий. Когда в величайших обсерваториях мира, в Исфахане, Багдаде, Дамаске, говорят об изменении наклона эклиптики к экватору и о движениях апогея солнечной орбиты – отсталые какие, ведь, правда же, в XXI веке эти вопросы понятны всем и каждому? Когда Авиценна, мудрейший из целителей, кроме медицины занимается химией, механикой, той же астрономией. И, что естественно для образованного человека того времени, пишет стихи. Его «Перегонка эфирных масел….» - чем не тема для реферата современного студента? Да что я говорю, чтобы оценить их вклад в мировую культуру просто вспомним слова, начинающиеся, хотя бы, на «ал» - алгебра, алгоритм, алмаз, алхимия… Да, кстати, не забудем наиважнейшее для русского языка слово «алкоголь»!
Конечно, я помню, что это был период бесконечных войн, мерзостей и глупостей, помню о «наимудрейших правителях» того времени: «У моего ишака в Бухаре действительно великое множество родственников, иначе наш эмир с такими порядками давным-давно полетел бы с трона, а ты, о почтенный, за свою жадность попал бы на кол!» (с), но всё же…
В Стамбуле, рядом с, как пишут в путеводителях, «самым большим в мире, блистательным и великолепным», а на самом деле (Петергофа они не видели!), не таким уж и огромным, да и, руку на сердце, довольно аляповатым дворцом Топкапы, есть замечательный малоприметный «Музей мусульманской науки». Не были? Зайдите, не пожалеете! Потому что когда смотришь на макеты обсерваторий, подобных которым потом сотни лет не видывал мир, на сложнейшие машины, изобретение которых почему-то приписывают Леонардо (да Христом богом, не покушаюсь я на его гениальность, но правду-то знать надо!), на всю это «роскошь ума», то понимаешь, какой высоты достигла эта цивилизация.
И одним из самых выдающихся людей этой эпохи, руководителем крупнейшей обсерватории своего времени, человеком, создавшим самый точный из ныне используемых календарей (извините уж, но его календарь, до сего дня используемый в Иране, поточнее нашего европейского будет), был Омар Хайям – человек, чьё имя мы первым вспоминаем при слове «рубаи». С кем сравнить его масштаб, сравнить так, чтобы понятно было? Ну, наверное, из тех, кто в двадцатом веке – Эйнштейн или Нильс Бор. В двадцать первом таких пока, наверное, ещё не было.
И вот этот вот человек, Эйнштейн своего времени, среди ученых трактатов и астрономических таблиц, оставил нам свои рубаи - эти прекрасные «заметки на полях», эти «игры свободного разума». Сильные и бесконечно вольнодумные, грустные и наивно чистые, неполиткорректные до такой степени, что в наш просвещённый век с ними можно и под «оскорбление чувств верующих» загреметь.
Ты склонен давать объясненья различным приметам
О чем так тревожно петух голосит пред рассветом?
Он в зеркале утра увидел: еще одна ночь
Ушла невозвратно. А ты не ведал об этом? (с)
Ты учишь: "Верные в раю святом
Упьются лаской гурий и вином"
Какой же грех теперь в любви и пьянстве,
Коль мы в конце концов к тому ж придем? (с)
Запрет вина – закон , считающийся с тем,
Кем пьётся, и когда, и много ли, и с кем.
Когда соблюдены все эти оговорки,
Пить – признак мудрости, а не порок совсем. (с)
Вот в этом-то и вся проблема, проблема громадная. Ведь когда в наши дни поэт берется писать рубаи, он должен быть готов к тому, что его творения будут сравнивать с шедеврами Омара Хайяма. И сколько угодно можно говорить о том, что никто и никогда уже не скажет, кто на самом деле написал это: Хайям, Авиценна (а он тоже писал рубаи) или другой неведомый нам гений. Что доподлинно неизвестно, писал ли Омар Хайям стихи вообще. Что среди сотен оригинальных стихов Хайяма и тысяч их переводов лишь пара десятков достойны называться подлинными шедеврами. Всё это неважно, потому что автор должен быть готов к тому, что противопоставят не его стихи стихам Омара Хайяма, а его собственную личность – личности великого мудреца. И зададут вопрос, звучащий примерно так:
«Мне скажет сам Альфред Нобель,
Вручая, скажем, награду:
"Дедуль, Вы чё, самый умный?
Вам чё тут, больше всех надо?" (с)
К сожалению, отвечать придётся именно на эти два вопроса.
И вот тут (на третьей странице рассуждений о чём угодно, кроме как о рецензируемых стихах) я скажу одну неприлично пристрастную вещь, которая, собственно, абсолютно необъективна. Мне бесконечно симпатичны люди, которые на первый вопрос, насчет самого умного, отвечают: «Нет. Напротив, я твердо знаю, что это не так». Жизнь знаете, так устроена, сами небось много раз убеждались: человек, претендующий на звание «самого умного», как правило, как политкорректно говорила незабвенная Амалия Фирсовна, является «лицом нетрадиционной умственной ориентации».
А на второй вопрос, насчет «больше всех надо»… Мне нравятся люди, которые, отвечая на него, цитируют Маяковского:
Любить - это с простынь, бессонницей рваных,
срываться, ревнуя к Копернику,
его, a не мужа Марьи Иванны,
считая своим соперником (с)
И это правильно. Потому что какого чёрта я буду читать стихоплётов, которые заранее не верят в свой талант, в свои способности, в то, что они могут написать лучше Маяковского, Пушкина и Омара Хайяма вместе взятых? Ну если ты заранее понимаешь, что делаешь вещи «второй свежести», чего ты мне их подсовываешь? «Кароши – люблю, плохой – нет!» (с) Хочу и буду читать тех, кто понимает, что именно сделали его великие предшественники, ценит их творения, наслаждается ими, но, тем не менее, «со всем уважением», осознанно решается посоревноваться с ними.
Ну вот, теперь мы и добрались до самой сути. До «Рубайат-2018». Я задал себе ряд простых и незатейливых вопросов, главный из которых: «Понимает ли автор, с кем он решил посостязаться?» Знаете, таки да. Столь долгий период рецензирования – он ведь связан ещё и с тем, что я решил перечитать Хайяма. И – завис. В десятках переводов и комментариях к ним, в «саки», буквы «дал» и «алиф», во всех этих взаимоотношениях между Парвин, Тельцом и Плеядами. Так вот, перечитав Хайяма, я могу с полной уверенностью сказать: автор «Рубайат-2018» не просто хорошо знает, с кем его будут сравнивать. Он любит и ценит первоисточник, но, тем не менее, повторюсь ещё раз -«со всем уважением»…
Знаете, для меня одно из несомненных достоинств «Рубайат-2018» - это то самое «уважение», то спокойное, взвешенное и мудрое отношение автора к нам, к людям его окружающим. И эта позиция сильного и уважающего себя человека, готового выслушать и попытаться понять (не путать с «принять», это разные вещи!) позицию своих оппонентов – огромная редкость во все времена и эпохи. Да, я очень люблю вот этот пассаж Хайяма:
Один телец подвешен в облаках,
Другой – тот землю держит на рогах,
Но для чего же меж двумя быками
Стада ослов разводишь ты, аллах? (с)
Но если так, по-честному. Нравится-то это из-за простейшего психологического приёма: «мы с тобой, о мой читатель, люди умные, а вокруг нас одни ослы». Знаете, отказаться от таких приёмчиков, потеряв при этом хорошую такую часть своей аудитории… Даже если неосознанно, это дорогого стоит. А уж если это сделано осознанно!
И (кто знает, где начало и где конец?) то ли как следствие этого уважения к нам, то ли как его источник – чуть особый взгляд автора на мир. Кто-то из хороших фантастов (Лем? Пелевин? Шекли? – не помню) говорил, что понять устройство Вселенной очень легко: нужно просто положить её на ладошку и внимательно рассмотреть, мол, сразу увидим, как и что в ней работает. С моей точки зрения, вот такой «взгляд извне» (не путаем с пренебрежительным «взглядом сверху»!) – ещё одно огромное достоинство «Рубайат-2018». Потому что даёт возможность не только постараться быть объективным, но и преломляет окружающую нас действительность под чуть другим углом. И, как результат – нетривиальный взгляд на мир, подчеркивающий красоту того, к чему мы сто лет как пригляделись и не замечаем; оттеняющий неожиданную нелепость вещей, которые вроде как давно являются устоявшимся и не подвергающимся сомнению трендом…
Идеалы - опора мятущихся душ,
Но конфликт поколений тем душам присущ:
Идеалы родителей - пыльные сказки,
Идеалы детей - несусветная чушь. (с)
Плюс ещё то, без чего я не представляю себе российского поэта – это чувство юмора. Какой-то неведомый мне гений говорил: «чтобы улыбнуться, надо задействовать сорок две лицевые мышцы; а чтобы отогнуть средний палец – всего три». Правда, он, этот добрый человек, трактовал это обстоятельство в плане бесцельной траты энергии и усложнения того, что в усложнении не нуждается. Для меня же эта сентенция – иллюстрация того, что голова у людей, обладающих чувством юмора, как правило, гораздо более сложно устроена. Как следствие, с ними всегда непросто. Зато и не скучно. Мне лично было не скучно с юмором автора «Рубайат-2018»…
Но это всё о том «как он это говорит». Что же касается того «что он говорит»…
Чем весомей победа, тем выше цена,
Победитель, как правило, платит сполна –
Кто судьбой, кто семьёй, кто-то детством, друзьями…
Часто совестью платят, кому не нужна. (с)
Человек - царь природы? Учёный? Дикарь?
Относительность правит оценкой как встарь:
По сравнению с Богом - ничтожная малость,
По сравнению с дьяволом - божия тварь. (с)
Наверняка кто-то скажет: «это очевидная банальность». Знаете, и такой взгляд на вещи имеет право на существование. С другой стороны, при всем уважении к Таниным конкурсам афоризмов, количество оригинальных мыслей в мире сильно невелико. Впрочем, ведь при написании новых произведений никого ж не смущает ограниченное количество сюжетных линий! Все ж понимают, что здесь главное не «что», а «как»!
Так давайте на этом и закольцуем. Писать рубаи в их русскоязычном варианте – бесконечно сложная задача: выделиться за счет «техники» возможности практически нет. Форма проста и незатейлива, доступна любому. Содержание – мало того, что заужено классическими разделами (с точки зрения отдельных литературоведов лишь ограниченный ряд тем достоин упоминания), так ведь ещё и та проблема, о которой только что говорили – относительно малое количество действительно оригинальных идей при огромном разнообразии уже существующих их интерпретаций. Плюс вечная проблема количества – ни один гений не способен писать только шедевры, всегда что-то будет лучше, а что-то хуже. В нашем случае, когда десятки четверостиший подряд – обязательно будет что-то, к чему читатель будет, как минимум, равнодушен. А спрашивать-то с тебя будут как с Эйнштейна, пардон, как с Омара Хайяма!
В общем, рубаи на русском - заранее обреченное на провал дело. И попытки заняться им всегда встречаются в нашем сообществе с известной долей вполне оправданного скепсиса. Именно поэтому мне так приятно сказать Павлу Анатольевичу Антипову (Техдиру), что, с моей точки зрения, его попытка вполне удалась. Удалась за счет того, о чем я говорил выше – за счет «знания и понимания основ», за счет особого взгляда на мир, за счет мудрого юмора и уважительного отношения к нам, читателям. Прекрасно понимаю, что это моя личная точка зрения, которая встретит как «единочаятелей», так и непримиримых оппонентов. Но если хотя бы одного из них мне удастся переубедить, я буду счастлив. С другой стороны, кто я такой, чтобы кого-то в чем-то убеждать? Ведь…
Обещанное краткое изложение рецензии «с применением к понятиям» блогеров, хипстеров и прочих любящих краткость твитерастов:
Если вы думаете, что одним предложением я смогу уговорить вас прочитать «Рубайат-2018» и убедить в том, что эта вещь достойна уважения, вы таки ошибаетесь. Да и кто я такой, чтобы быть пастухом овец вашего сознания?
В пастухи не пойду! Это каторжный труд.
Подопечные жить без греха не дадут.
Бить кнутом? Понукать? Что за мерзкое дело?!
Дать скотине свободу? Так волки сожрут! (с)
PS.
Да, кстати, чуть не забыл. Как часто говорят на «красной дорожке», огромное спасибо Хену, я действительно очень ему благодарен. Если бы не его вразумляющий и стимулирующий «пендель», этой рецензии, как и многих других вещей, не было бы в принципе.