Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Произведение: Пленник золотого наважденья
Автор произведения: Сенчихин Михаил
Дата рецензии: 07.06.18 18:37
Прочтений: 112
Комментарии: 1 (0)
Пленник золотого наважденья
Вначале я, признаться, подумал, что запустив звуковой файл, услышу некое подобие романса.
Законы песенного творчества предъявляют свои, особые, требования к стихотворным текстам и подходить к оценке последних с завышенными мерками было бы неправильным. Тем более, рецензенту, известному своей придирчивостью.
Разберите любимый массами шлягер “по косточкам” и ничегошеньки от него не останется.
Но ведь поют же и слушают с наслаждением.
С авторским прочтением тоже всё обстоит непросто. Примеры полной гармонии стихотворения и его звукового образа единичны. Кроме Ольги Берггольц, Беллы Ахмадулиной и Андрея Вознесенского на ум ничего не приходит. Да, ещё, разумеется, Арсений Тарковский.
Поэтому рецензент, прослушав читку один раз, решил воздержаться от комментариев по этому поводу. Оставив автору вкусовое наслаждение каждым из написанных слов. Видно, что рождены они с большой любовью, а любовь же, как известно, бывает не только слепа, но и глуха.

Природы летней смолкли голоса.
Роняет солнце тёплый луч последний.
Пылающие золотом леса
Безумствуют своим великолепьем.

Выбранный автором стихотворный размер и лексический набор безошибочно вызывают в памяти классическое пушкинское “Роняет лес багряный свой убор…”.
На этом сходство заканчивается. Автор не отталкивается от пейзажа, обнажая печаль собственного одиночества или иного состояния души. Он остаётся в рамках пейзажной зарисовки, а точнее, в её клетке, считая это вполне достаточным для лирического стихотворения. Это его право.
С первых же строк он доказывает, что намерен действовать в русле памятного всем призыва Булата Окуджавы: “высокопарных слов не надо опасаться”. Начавшись в романсово-минорной гамме, стихотворение сразу поднимается до мажорных нот, приличествующих гимну. Это ускоренное восхождение в тональности выглядит искусственным и едва ли не натужным.
Да и эпический размах, пожалуй, вредит этому небольшому камерному стихотворению. Внимание автора направлено на абстрактные “лесА” вместо конкретного “лЕса” и этот рассеянно-отстранённый взгляд поэта, будто “пролетающего над…” необозримыми краями, вредит восприятию читателя, мешает проникнуться бравурными чувствами.

Озябшая застыла красота.
И холодок по утру не таится.
В мир тёплых грёз плывёт моя мечта.
С прощальным криком тают в небе птицы.

Взгляд скользит не только географически, но и хронологически, от последнего закатного луча к утреннему морозцу и далее – к дневному пылающему золотом листопаду.
Что же из обозреваемого находит наибольший отклик у автора? Не удивительно, что главным фактором чувствительности выступает пониженная температура.
“Озябшая застыла красота” – достаточно точная метафора для передачи этого осязаемого дискомфорта.
Вообще вторая строфа представляется наиболее удачной, как метафорически, так и фонетически.
Позволю себе, однако, некоторое вмешательство в творческую кухню: если поменять местами третью и четвёртую строки, добавив связующее тире, то метафора проявится ярче.

“С прощальным криком тают в небе птицы –
В мир тёплых грёз плывёт моя мечта”.

Может быть, нарушив ритмику, удалось бы немного снизить градус начавшей прокрадываться заунывности, навеянной перечислением хорошо знакомых всем действий и образов.

Царит огней безмолвных торжество:
Багрянцево-червонное круженье.
Парящий мир, я страстный зритель твой
И пленник золотого наважденья!

Последнее четверостишие выдержано в умеренно-страстных тонах и несколько “разношёрстной” звуковой гамме. Автор, захваченный созерцательным порывом, уже меньше заботится о точности образов. Согласитесь, что “огней безмолвных торжество” и остальную “пылающую” палитру листопада наблюдать сподручнее в солнечный день, который, увы, закончился с первой строфой.
Автор вновь и, пожалуй с излишней настойчивостью, возвращает нас к “червонно-золотому” пейзажу, к которому прикован его собственный взгляд. Подобно тому, как фанатичный споттер приглашает случайных зрителей разделить его хобби.
Но убедить нас в том, что эта “золотая лихорадка” есть именно то, что каждый должен испытывать вновь и вновь, ему не удаётся. Для этого поэту нужно не столько “пленить”, сколько очаровать.

Несколько слов о лексике и технике. В небольшом стихотворении присутствует достаточно полный “джентльменский набор” слов, сопутствующих осенней тематике. Это и хорошо, и плохо – многое зависит от того, как этот набор используется.
На просторах рунета встретился и такой опус.

“В багрянцевый наряд оделся лес,
И зыбью золотой покрылись воды.
И крик прощальный птиц из-под небес –
Предвестник предстоящей непогоды”.

Сильно сказано, не так ли?

Что касается рифм, они не впечатляют ни новизной, ни отточенностью (“последний” – “великолепьем”, “красота” – “мечта”, “круженье” – “наважденья”).

В заключение приведу слова из упомянутого выше стихотворения нашего гениального поэта, которому вчера исполнилось бы 219 лет: “Служенье муз не терпит суеты; Прекрасное должно быть величаво”.
К чудесному российскому осеннему пейзажу, воспеваемому поэтом, это относится в полной мере.

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 368
Из них Авторов: 24
Из них В чате: 0