Рецензии
Произведение: Разговор с ангелом
Автор произведения: Данни
Дата рецензии: 11.03.18 17:09
Прочтений: 105
Комментарии: 1 (4)
Разговор с ангелом
Мой неведомый ангел-хранитель,
Отзовись мне, скажи, кто ты есть:
Покровитель? Служитель? Воитель?
Если Вестник, то в чём твоя весть?

Ангеловедение – очень непростая и лично для меня интересная тема. Помнится, довелось участвовать в каком-то литературном конкурсе и пришлось столько всего прочитать прежде, чем решился написать стихи об ангелах. Уж очень это деликатная сфера. Ангел – существо особое, Богом посланное, чтобы возвещать его волю. И, как утверждают, в своей духовности даже бесплотное существо.
Поговорить с ним не только можно, но и нужно. Желательно – приватно, не для посторонних ушей.
И без тактильных ощущений.
Здесь мы наблюдаем совершенно другой подход. Ангел (“полуночный”) – идеальный возлюбленный, предмет обожания и поклонения. В силу каких-то неведомых причин покинувший героиню и теперь находящийся в поиске другого места обитания. Впрочем, ей остается только гадать, в чью дверь постучит крыльями этот летучий властитель дум. Но почему "неподъемными" крыльями?
Вспомнился почему-то Джон Траволта из голливудской рождественской истории двадцатилетней давности под названием "Майкл". Там его крылья (Михаила-Архангела, между прочим) несуразно топорщились за спиной. Сам Майкл вид имел нагловатый и земными привычками не брезговал. Ну да не суть.
По некоторым деталям можно сделать предположение, что в роли ангела выступает некий "маэстро", некогда пленивший героиню волшебной мелодией или неземным тембром голоса.
Однако логика восприятия читателя сразу начинает подвергаться испытаниям. Если с новым именем ангела еще как-то можно разобраться: сменил псевдоним или взял фамилию новой жены. То с выучиванием слова "вдвоём" наблюдается явная закавыка. Почему героиня, оставшаяся в одиночестве, вдруг впадает в отчаяние от невозможности сосуществования в союзе со своей "ангельской половиной"? Почему она рассуждает о будущем, которого она уже лишена?
Постепенно, после третьего прочтения текста, приходит смутная догадка о том, что героиня мучается оттого, что не осуществятся взлелеянные ею надежды на то, чтобы стать последним прибежищем для своего избранника. И не "прикоснется к лику святых" вместе с ним.
Оставим в стороне спорность наличия нимба у ангела, будем считать, что это просто сияние излучаемого добра.
Автор в середине стиха ломает ритм, переходя на чисто "женские" клаузулы. Видимо, это нужно для драматургии: стихотворение находится в фазе наивысшего накала. Героиня мучительно осмысливает свои ошибки. Надо отдать должное, не часто встретишь ситуацию, когда женщина находит причину своего несчастья в себе, а не в своем визави.
Автор находит довольно сильные по своей эмоциональности слова для описания собственного бессилия и невозможности оторваться от приземленности жизни, воспарив вместе с возлюбленным в высшие сферы. Так часто бывает в жизни. Помните чудесный трогательный Норштейновский мультфильм про крокодила-поэта и бездушную красавицу-корову? "Она такая красивая, а он такой зеленый-зеленый". И это восхитительное “Бо-бо-боби-бо-бо-би-бу!...”
Не пара.
Диссонансом, некой заплаткой выглядит строка "Поверила в ближнюю к телу рубаху". Эта идиома говорит об эгоизме, но вряд ли он свойственен героине, а скорее, парящему в лучах славы "ангелу".
Все-таки, логика должна присутствовать и в аллегорических сюжетах. Читатель – и рецензент не исключение – любит таинственность и интригу. Даже чертовщинку в малой дозе.
Но он, как правило, раздражается от осознания собственной неполноценности – постичь глубоко законспирированную мысль автора.
Тем временем стихотворение близится к развязке. Героиня трезво взвешивает свои шансы на "воспарение" – единственная возможность пересечься со своим гением где-нибудь в высших сферах духовной жизни. И понимает, что "так" высоко летать она никогда не сможет. А порхать у земли "обрывком газетным" ей не позволит гордость.
Перед нами высокая личная трагедия, переданная несколькими строками.
Жаль, что сильной концовки у автора не получилось. С рифмой все в порядке, но вот с логикой вновь нелады. Классический вариант "закольцовывания" стиха – повтором в последней строке первой – здесь "не катит".
В итоге получается немного занудное стенание брошенной женщины, ностальгирующей по несостоявшейся любви и всё еще пытающейся держаться за ее фантомы. Достаточно распространённый поворот жизненной ситуации и вряд ли автор хотел именно его воспроизвести.
После вдумчивого анализа причин несовместимости с "ангельской" сущностью вновь призывать к возврату в прежнее состояние ("Ангел мой, где ты?")? Как говорит сама же героиня: "теперь не получится".
А жаль.
Хотя женщины всегда поражали своей иррациональностью: а вдруг?
Потому мы их любим и жалеем.
Комментарии: 1 (4)