Рецензии
Произведение: Человек в моем возрасте ...
Автор произведения: Старый Брюзга
Дата рецензии: 06.03.18 00:52
Прочтений: 119
Комментарии: 3 (4)
Человек в моем возрасте ...
Человек в моем возрасте должен думать о смерти.
Не всегда – временами, порой.
Размышления эти полезны, поверьте.
И хоть вещи, карьера, амбиции дело пустое,
не случайно древесное тело укрыто корой.
Презирать иль любить преходящее право ж не стоит.
Все печали и радости к сроку растают как лед
под лучами светила. Не вечен покой,
изменения вечны, но помни – и это пройдет.
Хорошее «энергичное» первое трёхстишие. Мне напомнило поэзию Роберта Рождественского. Самоиронично и жизнеутверждающее, не смотря на, казалось бы, упоминание смерти – за счёт этого «временами, порой» и «полезны»: раз полезны, значит – жизнь продолжается!
Второе трёхстишие - превосходная притча о дереве, надо запомнить. Так сказать, ответ извращению христианства с его призывом «Раздай своё богатство и вслед иди за мной» – причём ответ ему «на его же поле», данный языком притчи. Ну правда же, как может дерево, лишившись коры, тянуться к солнцу, к свету, ввысь? Без коры дерево неизбежно засохнет, и ни к чему тянуться не сможет. Дерево с повреждённой корой будет больным и хилым, и тоже не сможет тянуться «горе», да и доброго плода не принесёт. Но, понятное дело, дерево не стремится обрасти многометровым слоем коры. Так зачем же непоследовательно, словно испугавшись собственной смелости, «отрабатывать» назад, оговариваясь, что «любить преходящее право ж не стоит»? Обожествлять преходящее не стоит, но не любить. То, чего Вы не любите, Вы не будете иметь в достатке – так устроено мироздание. И почему дерево не должно любить кору, которая есть для него благо и условие роста, да собственно и создано именно с корой? И как назовём человека, пришедшего «из лучших побуждений с добрым намерением» ободрать кору с дерева? Не надо бояться здравых мыслей, оглядываясь на освящённую «добрыми старыми временами, которые только тем и хороши, что прошли», проповедь лукавых «наставников».
И ритм – ритм уже второго трёхстишия становится чисто «философским», вялым. Вроде бы совсем чуть-чуть строчки «растянули», а – какая большая разница. Конечно, именно так автором и задумано стихотворение – как философское размышление на излёте лет (да продлятся дни его на земле, чтобы и правнуков понянчить). Но… Впрочем, это уже дело читателя, как и дерева - к какой поэзии «тянуться», к какому «солнцу». Автор написал так, как хотел написать.
Заключительное трёхстишие, увы, повергло меня в уныние (от стиха, не от жизни) – хотя задумано, очевидно, как оптимистическое. Пока во втором автор предавался «размышлениям о бренности всего сущего» подобно Ондатру из Мумми-Долла Туве Янссон – это было лично мне чем-то близко, но тут уже… Во-первых, метафора не нова. Во-вторых, и мысли не просто нет оригинальной, но в придачу есть претензия на оригинальность объединением двух. Для начала автор «перескакивает через ступеньку» в рассуждении, объявляя «не вечным покой», ещё не завершив логически мысль о растаявших «печали и радости», – для философа это минус. И следом предлагает сознанию читателя этот парадокс: «Изменения вечны, но… и это пройдёт» – это что, о тепловой смерти Вселенной (рассматривать в данном лексическом «обрамлении»: «ВСЕ печали и радости», «светило», «вечный», – «покой» как простую заслуженную старость отдельного человека не возникает мысли – мысли возникают уже о «вечном покое»), когда она должна превратиться в подобие «девятого круга» – ледяной Коцит? Пусть моё личное дело – сомневаться в справедливости данной механистической теории, но объективно очень пессимистично это звучит. Или – о конечном сроке существования так называемой «бессмертной души»? «Слушай беззвучие, – говорила Маргарита мастеру, и песок шуршал под ее босыми ногами, – слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни, – тишиной...» – почему-то именно финал «Мастера и Маргариты» этот «покой» мне напомнил; «но и это пройдёт». И «тянет» это уже не на рационализм, с которого автор начал («должен думать») с логическими цепочками «посылка – вывод», а на сенсуализм какой-то – потому что даже возникает в тексте как «Бог из машины», ниоткуда – в том смысле, что не имеет рационального обоснования: некое «откровение», явившееся автору через чувственное познание. Я не против чувственного познания в поэзии, но за последовательность – не стоило тогда начинать стихотворение с «думать». Начав, таким образом, о смерти «за здравие», закончили о жизни «за упокой».
Схема рифмовки стихотворения превосходна – не помню даже, чтобы такая мне когда встречалась. Она позволила автору обойтись незамысловатыми рифмами, простым и ясным языком, без каких-либо «Memento mori», не ослабив впечатления.
Комментарии: 3 (4)