Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Произведение: Адаптер
Автор произведения: Олег Велесов
Дата рецензии: 02.02.18 21:18
Прочтений: 187
Комментарии: 3 (5)
Адаптер
По следам конкурса «Парад ощущений 2017. Проза». Обзор от Нины Ротта «Кто умеет, тот делает сам…»: http://www.litsovet.ru/index.php/litobzor.view?litobzor_id=10617


Если театр начинается с вешалки, то книга начинается с названия. Например, братья Стругацкие озаглавили своё произведение «Сказка о тройке. История непримиримой борьбы за повышение трудовой дисциплины, против бюрократии, за высокий моральный уровень, против обезлички, за здоровую критику и самокритику, за личную ответственность каждого, за образцовое содержание отчётности и против недооценки собственных сил». 37 слов и 255 букв.

Олег Велесов поступил оригинальнее – в качестве названия для своего конкурсного рассказа предложил красивое и непонятное слово – «Адаптер», чем сразу завоевал моё сердце.

Ада́птер (англ. adapter, от лат. adapto — «приспособляю») — приспособление, устройство или деталь, предназначенные для соединения устройств, не имеющих непосредственного способа соединения.

Хотя слово «Адаптер» и выдумано автором, оно удивительно чётко отражает сюжет произведения – литературный герой переписывает работы классиков, адаптируя их к современным реалиям:

«Берёшь рассказ, скажем, Чехова, упрощаешь сюжет, делаешь его более динамичным, героев облачаешь в новое платье с элементами вызова обществу, рассуждения сокращаешь, авторскую идею выставляешь напоказ, часть действий доводишь до абсурда — и вот вам «Прелестный случай на охоте».

Автор рассказа видит свой текст в жанре «Фантастика». Довольно спорное утверждение. Он описывает Землю, а не Марс или Альфа Центавру.

«Наш городок мал и скромен. В нём нет широких набережных, шумных автомобильных потоков, огромных рекламных плакатов. Приметы современной жизни обошли его стороной. Зато здесь есть пруд — небольшой, подёрнутый тиной и засаженный по берегу плакучей ивой — вторично, но горожанам нравится».

И жители явно земляне, а не зеленые человечки. Видимо фантастическим допущением в «Адаптере» является только тот факт, что народ перестал читать хорошую литературу, предпочитая потреблять её разжеванные варианты в виде экранизаций или ремейков на книги талантливых авторов прошлых веков. Вот такое устрашающее будущее нас с вами ожидает. Или уже наступило?

Адаптации — жанр не новый. Например, запуск серии комиксов по книгам разных авторов – от Гомера до Льва Толстого и Герберта Уэллса. Все это рассматривается как средство приобщения юношества к литературной классике.

Экранизация литературных произведений с режиссёрской трактовкой образов, превращающих Любку Шевцову из «Молодой гвардии» в Мата Хари местного розлива, или вовлечение в инцест Анатоля и Элен Курагиных в экранизации ВВС романа «Война и мир».

Вольные переводы иноязычных произведений. Например, Набоков скрупулезно заменяет английскую культурную среду "Alice's Adventures in Wonderland" Льюиса Кэрролла на русскую и даже главную героиню называет не Алиса, а Аня.

Ключевой вопрос: до какой степени необходимо соблюдать верность оригиналу, тщательно следовать его духу и букве. Зачастую можно говорить о создании нового произведения, настолько отдалено оно от первоисточника.

Литературный герой в «Адаптере» пишет ремейки и подписывает их своим именем. Разве это в новинку в наше время? На рубеже XX-ХХI веков появился целый ряд произведений, отсылающих к классическим образцам («Накануне накануне» Е. Попова, «Кавказский пленный» и «Андеграунд, или герой нашего времени» В. Маканина, «Чайка» Б. Акунина и другие). Вызвал большой интерес и выпущенный в 2006 году роман «Ф.М.» Бориса Акунина. «Ф.М.» представляет собой сочинение-ремейк, основу которого составляет произведение Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание». Или повесть В. И. Чайковской «Новое под солнцем» является ремейком романа И. С. Тургенева «Отцы и дети».

В свое время философ и поэт Владимир Соловьев писал, что фантастику «можно сравнить с тонкою нитью, неуловимо вплетенною во всю ткань жизни и повсюду мелькающей для внимательного взгляда, способного отличить ее в грубом узоре внешней причинности, с которой эта нить всегда или почти всегда сливается для взгляда невнимательного или предубежденного».

К сожалению, я оказалась читателем невнимательным или предубежденным. Увы, мне, увы. Ничего фантастического в рассказе Олега Велесова не заметила.
Зато обратила внимание на многослойность данного текста, не только на уровне сюжета, а с психологией, философией и качественным исполнением. Именно это делает рассказ «Адаптер» значимым.

Уже первой фразой (экспозиционный тип) автор задает звучание своего рассказа.

«Люблю работать в гостиной: вечер, камин, за окном шум ветра. Воображение просыпается, потягивается, начинает отзываться картинами прошлого: такой же вечер, камин. Что-то это напоминает, кажется, Блок: улица, фонарь, аптека. Интересный автор, жаль, невостребованный. Символизм и прочие атрибуты прошлых веков исчезли из человеческой мысли вместе с прошлыми веками. Увы. Доля поэта известна и определена навеки. Осталась проза. Её ещё как-то терпят, и поэтому у меня до сих пор есть и этот вечер, и камин, и шум ветра за окном».

Автор превосходно работает с деталями, обращаясь к органам чувств читателя. Меня честно восхитили приведенные в тексте описания.

«Приходя сюда, я всегда сажусь на одну и ту же скамейку, облокачиваюсь на высокую спинку и подолгу смотрю на воду. Она всегда разная. Днём зеленоватая, взбитая утиными выводками, замусоренная листвой и размокшими хлебными корками. Вечером — потемневшая, погрустневшая, утомлённая. В дождь — кружевная, будто лента на столе модистки; круги расходятся, сплетаются, исчезают и появляются вновь. Люблю эту воду».

«Дождь усиливается. Капли падают чаще, стучат по земле, по скамейке, собираются в ручеёк и грязной змейкой стекают в пруд. Холодно. Раскрываю зонт, иду к выходу из парка. Встречный прохожий приветствует меня, я автоматически киваю: здравствуйте, и вам того же. У газетного киоска бездомный пёс, мокрый, поникший. Перед ним кусок сырой газеты, как шапка для милостыни перед нищим. Есть ли у меня в кармане кость? Нет. Извини».

Олег Велесов передает мысли ЛГ, четко и без фальши, о проблемах творчества, о допустимости использования повторяющихся сюжетов или адаптации существующих шедевров, об умирании интереса к литературе у молодого поколения, о будущем литературы, о наличии собственного таланта и боязни собственной несостоятельности.

Это позволяет открыть новые грани характера ЛГ. Прямоточная композиция «Адаптера», при внешней простоте и неторопливости повествования, вызывает доверие читателей и позволяет им целиком сосредоточиться на представленных в рассказе событиях, связанных единой причинно-следственной цепью.

Говорят, что существует всего десять-двенадцать мировых сюжетов, вокруг которых, собственно, и крутятся все романы, повести, рассказы, новеллы и сценарии. Луи Хорхе Борхес ввел еще более узкую классификацию мировых сюжетов. Он считал, что в литературе существуют всего четыре истории. Это:
- История возвращения;
- История поиска;
- История о том, как герои штурмуют и защищают укрепленный город;
- История самоубийства Бога.

В рамках классификации Борхеса рассказ Олега Велесова можно отнести к поиску ЛГ своего места в литературе. Это сверхзадача героя. Именно на этом и строится конфликт произведения – конфликт идей, разное понимание ценности литературного произведения, эмоционального баланса автор-читатель. Литературному герою противостоит отнюдь не злодей, а милая девушка, для которой чтение талантливого произведения наполняет жизнь смыслом и радостью. Конфликты ведь бывают разные, не обязательно связанные с вопросом жизни и смерти.

Олег Велесов успешно передает эмоции, реакции и решения своего персонажа, позволяя следовать за ним и видеть его мир его глазами.
Кульминация рассказа позволяет понять выбор ЛГ – соберется ли он с духом и напишет собственный литературный шедевр или поддастся страху, усталости и искушению идти уже проторенным путём.

«В гостиную входит Кристина протягивает мне чашку с горячим молоком.
— Вот, выпей. Не хватало, чтоб ты простудился. Завтра встреча с читателями, а потом презентация у тех молодых писателей. Не забыл?
— Помню. Спасибо.
Кристина берёт с полки книгу, садиться в кресло напротив. Глотаю молоко через силу, спрашиваю:
— Что читаешь?
Она разворачивает книгу ко мне.
— «Лики тёмных аллей». Ты же знаешь, как она мне нравится.
Киваю: да, знаю. Она нравится многим, потому что каждая фраза и каждая мысль в ней отточены и доведены до совершенства. Интересно, а как долго продержится это совершенство? И не придёт ли время, когда другой автор перепишет мою книгу, адаптируя её под своего читателя, и назовёт, скажем, «Отголоски ликов тёмных аллей»…»

Литературный герой сделал свой выбор. Напряжение спадает.

Рассказ «Адаптер» прочитан, понят, оценён. Значит, он объективно существует.



litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 332
Из них Авторов: 8
Из них В чате: 0