Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Произведение: ***
Автор произведения: Зоткин С.
Дата рецензии: 08.01.18 15:51
Прочтений: 73
Комментарии: 5 (16)
***

Я сторонник того, что рассматривать отдельное произведение надо бы в общем контексте творчества конкретного автора. Во всяком случае, это так для сильных авторов. Не всегда рецензентам это удаётся в силу того, что нельзя объять необъятное. Но в данном случае у меня есть некая возможность для этого, поскольку время от времени почитываю творчество г-на Зоткина уже более 10 лет, и в голове имеется некое представление об этом творчестве. Сразу скажу, что отношусь к тем людям, которые считают Зоткина почти что гением (прибавьте к этой фразе нужную долю иронии, на ваше усмотрение, чтобы она не звучала слишком высокопарно, ибо это вредно). Убеждение это зиждется на наблюдении за способностью Сергея выдавать в творчестве очень пронзительное по внутренней наполненности ощущение (эмоцию, впечатление - называйте, как угодно), причём, часто абсолютно неоднозначную, а оттого очень интровертную – не напоказ, без истерик (вне зависимости от уровня театрализации случившегося в стихах действа) и живую, причём, настолько минимальными техническими средствами, что это не может порою не вызывать «священного трепета» у читателя.
Минимализм Зоткина роднит его творчество с близкими мне японскими традиционными поэтическими формами. И по качеству созданного мгновенного впечатления. Понятно, что автор привносит в свою поэзию, в сравнении с этими формами, европейские модернизм и способы образности.
Далее мне опять придётся сделать оговорку, как и в рецензии для Татьяны Китаевой. Я считаю, что поэт такой внутренней наполненности может себе позволить в общем объёме своего творчества быть разным – таким, каким ему нужно быть в данный момент, исходя из внутренних творческих задач (а у сильных авторов творческие задачи всегда внутренние) – более сильным, более слабым, более или менее нелепым, кратким, многословным, ярким, тусклым – словом, любым. И это будет правильно. И это будет так нужно. И это будет достойно. Однако рецензирование предполагает некое извлечение отдельно взятого произведения из общей творческой массы и пристальное к нему внимание в ином свете, даже в контексте творчества автора в целом.
И присланное на рецензирование стихотворение вполне достойно укладывается в общую авторскую палитру, т.е. имеет право быть. А дальше начинается собственно рецензия. В которой я автора буду в основном ругать. И с трёх раз не угадаете за что. За многословие.

* * *

зима - пешеходный период
мягкие сумерки размышлений
сразу за дверью
огромная ваза
с останками некогда буйных цинний
летом в их густоте оставлялся ключ
прятался
как сюрприз в хорошем стихотворении
теперь здесь пусто
мерзлый грунт
остывшее время
беспамятное пространство


В этом стихотворении Зоткин неожиданно максимально приблизился к японцам. И от этого законы их эстетического минимализма начинают работать максимально. И, исходя из некоторых представлений о них, всё стихотворение (мгновенное впечатление, фурью) сделано первыми строками.


зима - пешеходный период
мягкие сумерки размышлений
сразу за дверью
огромная ваза
с останками некогда буйных цинний

Ну, в чисто японском варианте, это звучало наверно бы так:

зима - пешеходный период (время)
сразу за дверью
огромная ваза
с останками некогда буйных цинний

Всё, максимальный эффект достигнут. И этот фрагмент можно смаковать долго, созерцать, вдумываться на фоне уже полученного впечатления, внутренней интровертной эмоции. Играть смыслами словосочетания «пешеходный период» в заданном контексте, любоваться «сумерками размышлений», отметить необыкновенную удачность связки «сразу за дверью» в оформлении без знаков препинания (нечастый случай, когда оно оправданно), когда это словосочетание играет в обе стороны и многократно: и «мягкие сумерки размышлений сразу за дверью», и «зима сразу за дверью», и «пешеходный период сразу за дверью», и «сразу за дверью огромная ваза». Ничего не скажешь – единая поэтическая ткань, которая ещё и играет. Простота, вкус и техника. Искомое сочетание.

Но далее автор, вероятно от желания продлить впечатление, в т.ч. окрасить его новыми нюансами, продлевает фразу:

«летом в их густоте оставлялся ключ».

Таак… Вброс новой информации. Зачем? Новая строчка, являясь, по сути, продолжением фразы, по факту информационного вброса, на самом деле - прекращает её действие. А значит, по логике, готовит читателя к новому акту фурью – появлению нового впечатления. В середине сцены на стену вешается ружьё.
Однако, судя по развитию стихотворения, автор и не помышлял о чём-то новом. Ведь ружьё так и не выстреливает. Скорее всего, он пытается смаковать новым способом уже созданное, оттенить его. Но читатель – не дебил (ну, тот, который не дебил), он уже в смаке. А Зоткин его подцепляет и куда-то сволакивает в сторону. Судя по всему, автор на внутреннем уровне чувствует, что должен как-то оправдать новое состояние, упрочить, развить и в попытке это сделать выдаёт абсолютно беспомощное и даже какое-то инфантильно-рефлексирующее уточнение:

летом в их густоте оставлялся ключ
ПРЯТАЛСЯ

А автор то тоже умница (не хуже читателя) и он снова правильно чувствует – не сработало. Чувствует, но умом не понимает и с испуга, призывая на помощь этот самый ум, выдаёт своему стихотворению чисто интеллектуальную подпорку:

«как сюрприз в хорошем стихотворении»

Надо ли говорить, что подпорка эта настолько же уместна, как старушечья клюка - хорошенькой леди…
К чему это здесь? Зачем это здесь? Что это? Это уже не «сумерки размышлений». Это вопль мозга, испуганного звонком будильника. Игры разума – не более того. Не говоря уже о сомнительном смысле самого высказывания.
Главная эмоция стихотворения окончательно разрушена. И в ностальгии, автор пытается к ней вернуться:

теперь здесь пусто
мерзлый грунт
остывшее время
беспамятное пространство


Возвращается. Но для этого ему приходится повторяться.
«теперь здесь пусто» - дублирует «с останками некогда буйных цинний». Тут, конечно, кто-то может придраться: как же пусто, если останки есть. Но это буду не я. В поэтике - останки по сравнению с буйными зарослями – конечно пустота.
А «мёрзлый грунт … остывшее время» - по сути, эквивалент «зима - пешеходный период».
«беспамятное пространство» - довольно аморфно, но отчасти перекликается с «сумерками размышлений».

Т.е. вновь создаваемая в голове читателя картинка с соответствующим впечатлением уже была там и есть. Можно, конечно, сказать, что это приём закольцовки, причём, без буквального повтора. Но в таком коротком тексте, да ещё с провальной серединой выглядит, как попытка спасти текст.

И так, что мы имеем. Начало, которое в моей интерпретации и есть само стихотворение:

зима - пешеходный период
мягкие сумерки размышлений
сразу за дверью
огромная ваза
с останками некогда буйных цинний

Прибавил ли этому началу что-то последующий текст, украсил, развил? На мой взгляд, нет. Информационная присадка про ключ, так и повисла в воздухе, никуда не приложившись.
В остальном, отдавая дань европейской традиции лёгкой (в данном случае) рефлексии и пытаясь быть не похожим на японцев, можно продолжить и закончить последними строками – небуквальным повтором, как мягким способом рефлексию выразить. Тогда бы стихотворение приобрело следующий вид:

зима - пешеходный период
мягкие сумерки размышлений
сразу за дверью
огромная ваза
с останками некогда буйных цинний
остывшее время
беспамятное пространство

На этом закончу и подчеркну, что я не пытаюсь вторгаться в творческий процесс автора. Стихотворение имеет право на существование в авторском виде. Вам была представлена лишь моя интерпретация заложенной в тексте поэтики, мои субъективные впечатления.

Удачи автору!


litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 212
Из них Авторов: 7
Из них В чате: 0