Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Произведение: Золотой фонд моих рубаи.
Автор произведения: Техдир
Дата рецензии: 29.11.17 22:59
Прочтений: 73
Комментарии: 6 (42)
Золотой фонд моих рубаи.
Кроме обычного вопроса рецензенту: «Ну, как?..» - автор высказал ещё одну занимающую его мысль: что нужно ему, чтобы завоевать ещё больший круг читателей? Отвечу на этот вопрос сразу: требуются качество произведений (качество надо понимать широко - включая их направленность и востребованность читательской средой) и… пиар, то есть их продвижение в читательскую среду. Причём соотношение этих факторов таково, что чем больше пиара, тем требования к качеству могут быть ниже. А чем выше качество, тем меньше можно их искусственно пиарить – вплоть до того, что автору ещё придётся доказывать своё авторство, когда произведения разойдутся в народе, как, извините за такое сравнение, вирус гриппа.

По части продвижения произведений – я полный профан, так что говорить решусь только о качестве – а там автор пусть решает: может быть, и тут я покажу себя полным профаном. Потому как должен признаться: кроме стихов «Романса старости» (которые так прекрасно обработал и «выпустил в свет» Александр Суханов), до сих пор был знаком только, может быть, менее чем с десятком рубаи Омара Хайяма – теми, что популярны. То же – и в отношении поэзии Востока в целом. Теперь за короткое время перечитал сотни рубаи (других авторов тоже) и несколько посвящённых им статей – так что составленное мной суждение непрофессионально и скоропалительно (говорю это не для того, что, мол, «не судите строго», а что не судите о данном предмете по моей только рецензии).

После этого необходимого, с моей точки зрения, вступления перехожу непосредственно к «Золотому фонду рубаи» автора. Начну с главного, на мой взгляд. У меня тоже есть один опыт сочинения рубаи – в подражание Омару Хайяму. Но тут опять приходится оговориться: подражания переводам Омара Хайяма на русский язык. Ибо каждый, кто мало-мальски интересовался этим вопросом, должен знать, что «в силу большой специфики персидской поэзии буквальный перевод ритмики оригинала на европейские языки едва ли возможен» (то есть никому пока не удавался). Причём мне встречались различные переводы одних и тех же рубаи: одни нравились, а другие – совсем не нравились, хотя, быть может, именно они были ближе к оригиналу (выучить подобно Менжинскому фарси для того – по легенде – чтобы читать Хайяма в подлиннике, мне однозначно не под силу; есть, правда одна «лазейка» - способ почувствовать, как они звучат в оригинале - отыскивать их на таджикском, поскольку современный таджикский алфавит использует кириллицу). Так вот, своё единственное подражание Хайяму я сочинил, прочитав (уже не вспомнить - чей именно и какой точно) афоризм сетевого автора: он показался мне составленным крайне неудачно, и я «перевёл» его на язык рубаи. То есть философская мысль, в том рубаи мной озвученная, принадлежала не мне, более того – ничего нового эта мысль в себе не заключала: не оригинальная, любому знакомая мысль. Вот и прочитав «Золотой фонд рубаи», я не нашёл ни одной философской мысли, которая не была бы мне ранее знакома: всё это «на слуху», всё это постоянно «муссируется» социумом. То же относится и к средствам их художественного воплощения (где они присутствуют): все они – наши «хорошие знакомые» (если не «друзья»).

«Ни один человек, который пьёт старое вино, тотчас не стремится выпить вино молодое. И не наливают молодое вино в старые мехи, дабы они не разорвались, и не наливают старое вино в новые мехи, дабы они не испортили его».

Сия притча применительно к жанру рубаи должна означать, что представление о рубаи прочно сформировано русскоязычными переводчиками Омара Хайяма как о жанре восточной средневековой философской лирики с оттенком иронии. И когда я как читатель встречаю название «Рубаи», я именно это и хочу в стихах найти. И если я нахожу в этих стихах такие вещи, как «интернет», «демократия», «Россия» и т.п., и даже детали вроде «инструкция», «круче всех», «князь», «телега», «бастион», «ориентир» и т.д. - я чувствую, что ошибся адресом, и «ухожу» от этого автора. Или, скажем, «Небритой щекою по нежному телу веду» - рубаи столь явный натурализм в отношении женщины не свойственен. «Всё должно быть адекватно: зад – соответствовать штанам». Для подобных стихов Игорь Губерман, например, нашёл адекватную форму. (И раз уж помянули Губермана, ещё одно замечание о вопросе привлечения читателей: подавляющему большинству наших читателей подай к философии жизни хоть малую толику эпатажности – ну, жизнь такая просто. Но как «под Ойстраха непростительно пить портвейн» ((с) Александр Галич), так и рубаи – насыщать юмором грубым. Да, есть у Хайяма рубаи, в котором он, придя в раскаянии в мечеть, чтобы помолиться Аллаху, от волнения «выпустил ветры». Но ведь это одно на сотни). Рубаи «Звон рекламный, глянец, шик» или «Ты не глуп, ты хочешь счастья, ты для этого пришёл» - это по размеру совершенно не соответствует моим, скажем, представлениям о рубаи (в «Ты не глуп» вдобавок и рифмовка грубо нарушена). Менее десяти слогов в строке – нет, не рубаи, какой бы ни была рифмовка строк: Леонид Филатов целый «Сказ про Федота стрельца» написал, но кому, читая его, рубаи припомниться?* (тут читатель рецензии может заглянуть в примечание). И какому здравомыслящему автору придёт в голову нечто вроде «Стихов о советском паспорте» писать в жанре, скажем, сонета (рубаи больно уж коротки) – тоже традиционной твёрдой формы? И что из подобной затеи может выйти путного? А читатель, которому «надо», скажем, стихи «за Россию», опять же имея предуготовленное представление о рубаи, просто не заглянет на этот «огонёк». Словом, рубаи автора много выиграли бы, используй он для выражения мысли (ведь философская мудрость пронзает века и остаётся применимой во все времена) те детали, что существовали во времена Хайяма, но знакомы и сегодняшнему читателю (всякие «чанги», «хызры», «саки», «михраб» или «кавсер» безусловно, излишни, как и всякий вообще «выпендрёж»).

Итак, если жанр рубаи – философская лирика с элементами иронии, то есть в первую очередь – философская, то прежде всего рубаи должно содержать Мысль (с большой буквы).

Я пишу рубаи, я усвоил урок:
Пусть не кормят стихи, и старанья не впрок,
Но у творчества есть потаённая сила -
Согревать волшебством ненаписанных строк -

не понял «потаённой» мысли: «пишу рубаи… согревать волшебством НЕНАПИСАННЫХ строк» - если это не простая нелепость вследствие небрежности, то следовало бы автору быть понятнее для таких средних умов, как мой. Словом, и тут, в части философии, мои ожидания от рубаи автором обмануты.

Есть люди, весьма неприятные мне.
Я это считаю нормальным вполне… -

что ж в этом нормального? То ли Вам надо работать над собой, то ли они объективно плохи. Впрочем, это можно истолковать, как признание автора в собственном несовершенстве – тогда вполне нормально.

…Но значит, кому-то и я неприятен –

вот тут уже не совсем понятно, почему первое непременно должно означать второе: автор явно о чём-то умолчал.

…Дано нам и взыщется с нас наравне –

совершенно нелогичное утверждение, что «дано нам наравне». Что хотел сказать автор – в принципе, понятно; что он сказал – нет. Из-за чего? Из-за наличия в стихе «Но значит» и «Дано нам» - в результате они смотрятся «заплатками», поставленными для сохранения стихотворного размера. Если же нет, то в этом случае автор движется в рассуждении «семимильными шагами» - от «огорода», в котором растёт «бузина», разом – до «Киева», где живёт некий «дядька»; моё сознание читателя успеть за ним не в силах.

«Что мне законы? Опора?..» - простите, но «опорой» закон является для судьи, для чиновника, а речь в данном рубаи – о простом смертном, для которого закон – защита, а не опора.

«Из малых побед над собой вырастают герои, Из малых побед над другими гордыня растёт» - если бы Вы читали Клайва Стейплза Лью́иса, известного у нас, что досадно, только по превосходным «Хроникам Нарнии», но не как христианский (богословский) автор, Вы бы не сомневались, что «из малых побед над собой» гордыня вырастает ещё легче, ещё пышнее (и одновременно – совершенно незаметно для «победителя»), чем из побед над другими.

«Телега без коня…» - и без колёс, как мы узнаём тут же; и что предлагает «мудрость рубаиста»? Впрячься вместо лошади «в воз» (без колёс, как есть). Да мы только тем и занимаемся (точнее, нас только тем и «занимают»). Анекдот кстати вспомнился, который заканчивается фразой: «Да что тут думать – трясти надо!..» Ну, и как следствие – «воз и ныне там».

«…бескорыстна ли честность…» - спрашивает автор в другом стихе. Но честность и не должна быть «бескорыстной» в этом плане – естественно для честного работника ждать справедливого вознаграждения, и морального, и материального. Щедрость, благородство – да, согласен, не должны ждать вознаграждения, но не честность.

«…все нужные вокруг…»… «…правда бывает порой не одна…»… Не уверен, мягко говоря. Впрочем, подобный «философский» взгляд (взгляды) на тот или иной вопрос БЫТУЕТ в социуме, что значит – существует, и существовал задолго до рождения автором его рубаи (увы, но это так – ни одной «свежей», самостоятельной мысли) – и бесполезно превращать рецензию в философский спор. Так что не буду этого делать (на приведённых примерах я лишь пытался показать противоречия внутри самих рубаи), отставлю содержание в сторону, а перейду к разбору формы.

«Чужие дороги ведут по чужим адресам -
Так было угодно создать этот мир небесам.
Легки и приятны пути до церквей и трактиров,
Но к дому дорогу ты должен прокладывать сам» -

конечно, под «чужой дорогой» автор понимает, и читатель вместе с автором понимает, не ту, что может указать мудрец, которому мудрые древние поучения призывают нас как раз следовать, а «чужую колею». Но всё же я решил бы данное диалектическое противоречие иначе:

Чужие дороги ведут по чужим адресам -
Ведь это ты знаешь, мой добрый читатель, и сам.
Зачем же всю жизнь по чужой ты шагаешь дороге,
Чтоб после хулы на судьбу возносить небесам? -

поскольку первая строка неизбежно вызывает у здорового скептика в памяти утверждения типа «Лошади едят овёс» или «Волга впадает в Каспийское море» (и совершенно незачем по этому поводу взывать к небесам – никакого чуда в данном порядке вещей как раз нет), то лучше сразу сказать читателю, что я как автор не претендую на какую-то «высшую» мудрость, чему служит вторая строка – и одновременно вторая строка как бы вовлекает читателя самого в «мыслительный процесс». И заканчиваем «сократовским» вопросом, оставляя читателя в размышлении «на заданную тему» (как обещал, я не обсуждаю утверждение «Легки и приятны пути до церквей и трактиров», хотя, сдаётся мне, автор сам не испробовал ни тот, ни другой, а то хотя бы союз «или» поставил, а не «и»). Но если автор намеревался указать читателю на «дом», как на «домашний очаг» - в прямом, а не переносном смысле слова «дом», - тогда и «дорогу» надо понимать в прямом смысле: что «Гордорстрой» асфальт вам тут класть не будет? Ну, возможно. Только тогда это уж стихи в журнал «Крокодил».

Один созерцает, другой на войне;
И оба собою довольны вполне...
Живи, как умеешь; пусть будет, что будет -
Вот старое правило, милое мне.

В плане поэзии тут – полнейший примитив. Впрочем, что я говорю – здесь нет ни грана поэзии, а лишь простая констатация фактов, фиксация смысла, и ни одного образа. А поэзия без образа, как очень метко и очень верно сказано – это безобразие (если нет в стихотворении яркого образа, то украсьте же стих по крайней мере какой-то яркой фигурой речи в стиле Горгия, Цицерона, Квинтилиана – они ведь так старались своими трактатами сделать искусство речи доступным для всех и каждого! «Будет, что будет» - на целое стихотворение «маловато будет»). Вы говорите – «созерцает», а я должен догадаться, представить себе этого созерцающего человека: сидит ли он в позе «лотоса» или бродит по полям с котомкой. А надо, чтобы я догадался, что человек созерцает – из того, как Вы его изобразите (на то Вы – мастер, творец, а я – читатель, поглотитель Вашего творчества). Излишне говорить, что с другим, который «на войне»(?), ситуация ещё хуже.

Один созерцает, другой на войне;
И оба собою довольны вполне...

Принцип «Словам должно быть тесно, а мыслям – просторно» имеет всё же некоторый разумный предел в практическом его применении. Хорошо скроенную поэтическую строку можно даже сравнить с хорошо скроенным пиджаком: он должен «сидеть» ладно, не тянуть, не жать, быть не тесным, и даже обеспечивать некоторую свободу в движениях, а не натягиваться «с мылом». Применительно к стихотворной строке это значит, что её речь должна быть свободной, звучащей естественно, не вымученно, «скованности речи» быть не должно, должно быть тоже ощущение некоторой свободы, даже как бы излишней, её словесного заполнения автором (посмотрите на «Письмо римскому другу» Иосифа Бродского, например: «Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря»). Не будем забывать притом, что у нас ведь философская лирика. Для чего «вколачивать» обоих персонажей «притчи» в одну, первую строку? Не лучше ли, чтобы у каждого была «своя, отдельная “жилплощадь”»? Малая поэтическая форма? Нет, у Вас в распоряжении четыре относительно длинных строчки. Мало – сочините балладу, но не обезображивайте поэзию. А также философская лирика очень чувствительна к размеру и звукописи – это очень важно. Во второй части первая строка вдруг словно пускается в галоп: «…друГОЙ НА ВОЙне…» - это из-за спондея и повторения «ОЙ», - нарушая спокойный, философичный ритм стиха. Если бы, как в другом жанре, требовалось придать эмоциональную окраску фразе «другой на войне», этот приём был бы хорош, но в данном случае всплеск эмоций не нужен, и окончание строки звучит диссонансом. И потом, зачем так "резко" - "на войне": не лучше бы, к примеру - "не коне", или ещё лучше - "в суете":

Один - созерцает, другие - живут в суете:
Ни этот иной не желает дороги, ни те...

И это, конечно, не "шик-блеск", но на мой взгляд, больше соответствует духу рубаи. Но, в общем, пока у автора всё стандартно и знакомо: «Каждый выбирает по себе…» - ну, и так далее: «Дьяволу служить или пророку…». Только что же у нас-то далее?

Живи, как умеешь; пусть будет, что будет -
Вот старое правило, милое мне.

То есть, в общем-то без разницы, кому служить - герой «Калины красной» (вот есть, что ни говори, в этих людях что-то от философов!) Василия Шукшина хорошо сказал на эту тему: «Вор я. Нет у меня другого предназначения на земле» (извините, но я читаю то, что у автора написано – что’ он хотел написать, я могу только надеяться).

Я выбрал несколько стихов для примера – не самые плохонькие, на мой взгляд, но все они этим схожи. Если автор считает, что я выбрал не самые удачные – пусть укажет удачный, с его точки зрения – обсудим и его.

Кое-что, впрочем, весьма приближается к тому, что нам представляют, как поэзию Омара Хайяма. Например, рубаи

Был я мрачен и хмур, видя жизнь без прикрас,
Но однажды услышал язвительный глас:
Ты хотел бы уйти, улыбаясь вселенной?
В том привычка нужна. Улыбайся сейчас! -

напоминает качеством широко известный перевод Осипа Румера (некоторые считают его даже лучше оригинала):

Чтоб мудро жизнь прожить, знать надобно немало.
Два важных правила запомни для начала:
Ты лучше голодай, чем что попало есть,
И лучше будь один, чем вместе с кем попало.

Тут и с философией нормально, и с поэзией – более-менее. И это:

Святый Боже, Святый Крепкий!... - я молюсь.
Харе Рама, Харе Кришна!... - я молюсь.
Помоги мне, кто б ты ни был! - я боюсь,
Что не справлюсь, что не сдюжу... Я – молюсь –

вполне годится, чтобы «заучить и бормотать под настроение» ( (с)Александр Дольский). Но то, что я сосредоточился в основном на критике, надеюсь, будет правильно воспринято автором.

______________________
*Чем к смерти суетно спешить,
Уж лучше с гурией грешить.
Пока я был, и есть, и буду,
Я пил, я пью, я буду пить!

Или:

Кто в мире не грешил, скажи?
И кто не жил во лжи, скажи?
Я зло свершил, Ты злом воздал мне:
Кто здесь хорош, кто плох, скажи?

А также:

Век прожит? Не грусти о нем.
Давай рукой на все махнем,
Вдвоем прильнем устами к чаше
И насладимся этим днем.

(перевод - Ирина Евса. Какой удар от современного классика! Правда, Ирина Евса говорит: «Поэт начинается с интонации» - а у неё здесь интонация Хайяма передана просто превосходно. Так что всё не так просто. Но – детали у Ирины только хайямовские).

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 220
Из них Авторов: 6
Из них В чате: 0