Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Произведение: Дерево стихов. Плавучий мост 2016, 1
Автор произведения: Акимова Т.
Дата рецензии: 27.08.17 20:28
Прочтений: 228
Комментарии: 3 (8)
Дерево стихов. Плавучий мост 2016, 1
Продолжение… (в начале, так уж вышло)

----------------------------
«Мечтатели, сибиллы и пророки
Дорогами, запретными для мысли,
Проникли — вне сознания — далеко,
Туда, где светят царственные числа».
(Валерий Брюсов)
----------------------------

Ну, вот – господин Брюсов снова пригодился. И в качестве автора эпиграфа и на радость Ивану Терентьевичу, так как разговор наш об этом, пусть и не пароходе и человеке, но весьма интересном человеке и поэте, продолжается, хотя и пунктирно.
Напомню сразу же, пока не забыл, о своём утверждении, озвученном в отдельной статье на Голосе, что поэзия – это код, шифр, нужный и понятный далеко не каждому, а только «посвященным». И этот код, конечно, не самоцель, поэзия не шарада, а инструмент познания окружающего мира. А при встрече с новыми явлениями нужны новые средства их описания и передачи. Так возникает новая музыка, так возникают научные теории и открытия и точно так же создаётся настоящая поэзия – автор (самостоятельный, зрелый, интересный) ведет нас СВОЕЙ дорогой, к каким-то своим открытиям, создавая при этом свой, небывалый ранее код.
Но новизна этого кода вовсе не означает, что нужно весь старый мир поэзии «разрушить до основанья, а затем…». Нет, поэзия – это ещё и мостик, по которому автор ведёт нас (и сам идёт на наших глазах) с привычной твёрдой почвы поэтического миропонимания, основанного многими поколениями предшественников, – в свой персональный уникальный мир, творимый и открываемый перед нами каждым истинным поэтом.
В этом смысле «дорога куда?» и «дорога как (какими средствами)?» практически совпадают – в личности самого поэта и его творчестве, в стиле, приёмах, содержании, интонации, звучании и т.д. Невозможно в поэзии идти пройденным кем-то ранее путём – обязательно придёшь в то место, где этот кто-то уже есть. Сидит он там себе преспокойно и говорит вновь пришедшему: «я памятник себе воздвиг нерукотворный, к нему не зарастёт народная тропа – а ну, кыш отсюда, не топчи поляну!»
Ну, а «посвящение» в тайны поэтического шифра – это главным образом просвещение: образование, начитанность, осведомлённость в истории искусства и реалиях его сегодняшнего дня плюс немалая самостоятельная работа по осознанию и упорядочиванию материала в соответствии со своими предпочтениями.

Перейдём теперь ближе к делу – подборке стихов Татьяны Акимовой.
Итак, первое, что бросается в глаза: стихи Акимовой иррациональны. По крайней мере, в рассматриваемой подборке. Там даже стих есть с таким названием. То есть стихи этого автора идут дорогами «запретными для мысли», в полном соответствии с заветами Брюсова. Блез Паскаль выразил примерно то же самое другими словами: «У сердца свои законы, которых ум не знает».
Но, так или иначе, но поэты и есть – мечтатели и пророки.
Хотя просто мечтателей для точного определения поэтов будет маловато, Манилов тоже вон был феерический мечтатель. А пророки – слишком «сердито», на мой взгляд, и пафосно. Да и предсказание будущего не является главной прерогативой поэтического творчества, за этим, скорее к прозаикам типа Достоевского или к Гидрометцентру.
Поэты же «пророчат» о текущем моменте, о насущном и актуальном, сию- и ежеминутно важном для любого человека во все времена. И вот сибиллы тоже вставлены Брюсовым очень в тему (а не токмо во имя поддержания ритма стихотворения) – вспомним, что свои пророчества они совершали в полубессознательном состоянии экстаза. Вот оно! Нужное слово. Поэт творит в состоянии поэтического ЭКСТАЗА, называемого вдохновением.
В общем-то, для написания любых стихов вдохновение необходимо. Без вдохновения, наверное, и про серенького козлика хорошо не напишешь, и про уроненный в речку мячик. Впрочем, не знаю – никогда не пробовал писать стихи без вдохновения.
А для иррациональных стихов вдохновение тем боле нужно, буквально, как воздух.
Читая стихи Татьяны Акимовой, я вижу, что дышится ей в собственных стихах легко и свободно, признаков кислородного голодания и связанных с ним затруднений не наблюдается. Очень хорошо и естественно у неё выходит пророчить о сиюминутно-вечном.
А раз есть это самое вдохновение, шаманство, химия, экстаз, искра божья, да как ни назови – значит, уже есть начало движения в правильном направлении, в то место, куда никто ещё не ходил. Значит, и о путешествии туда, возможно, но вовсе не обязательно, будет интересно читать. Потому что нельзя стрельнуть у кого-то вдохновение, как сигаретку или купить в магазине целую пачку – надо, чтоб было своё, эксклюзивное «курево». А своё – это уже хорошо, ценно, неповторимо.

Однако даже наличия вдохновения зачастую бывает мало для написания хороших стихов, увы. Необходимо ещё и умение – умение строить тот самый мостик в новое, о котором сказано было выше. И знание нужно – того, чем отличается новое от старого, то бишь знание поэтического мира, уже открытого предшественниками.
Есть ли эти умение и знание у Татьяны Акимовой? По-моему, да. Иначе стал бы я огород городить из мостиков и вдохновений? Да вот как бы не так!
Первым подтверждением моей точки зрения на стихи Татьяны служит огромное количество ассоциаций с произведениями классиков, причём, не только поэзии, возникающее у меня при прочтении подборки «Дерево стихов».
Это дерево действительно выросло, или, говоря на литературный манер – взросло на классической поэтической почве, а по его капиллярам течёт тот самый код поэзии, о котором мы говорили ранее. При этом никаких подпорок в виде прямых цитат или каких-то притянутых за уши заимствований (а такое часто бывает, если автор стремится копировать кого-то, например, весьма популярного в этом плане Бродского), в общем, ничего подобного я не нахожу – дерево стихов Акимовой вполне себе живое и процветающее.
При чтении стихотворений сборника примерно со второго стиха мне начинает казаться, что я смотрю продолжение «Зеркала» Тарковского, да и «Сталкера» заодно, только стихи там звучат уже не его отца, а Татьяны Акимовой. И, ей-богу, мой воображаемый фильм от этого ничуть не хуже! Так же, как не хуже реальный фильм фон-Триера «Антихрист», оттого что полон прямых и косвенных отсылок к творчеству Андрея Тарковского, к тому же «Зеркалу» опять же.
Ещё из шороха ветвей дерева Акимовой я слышу и неотразимо прекрасную печаль Осипа Мандельштама, и парадоксальные реплики Хлебникова, которые он не сказал, но так сказать, «посеял» в будущую русскую поэзию, которая к нам постепенно и периодически приходит. Да и тот же Брюсов сидит где-то там, в кроне, бородатым каким-то э… клестом… щёлкает семечки слов, размышляя над зёрнами их смыслов, обдуваемый легким ветерком, веющим на всех поэтов ещё со времён Гомера…
В общем – «вереница ликов» русской и иноязычной поэзии проходит передо мной в этом сборнике. Не буду оглашать (слегка переиначив уже упомянутого ранее классика) весь «длинный выводок, весь поезд журавлиный», чтоб не утомлять читателя – Sapienti sat. Отдельно с этим самым Sapienti готов побеседовать долгими зимними вечерами о данном, весьма интересном и даже местами увлекательном, списке.
Ну, что там ещё, чтоб подтвердить поэтичность, новизну и ценность текстов Акимовой?
Неологизмы? свежесть рифм и лексики? мастерство владения словом? богатая образность? – их есть у Татьяны! Чего только одна эта «насекомость» стоит. Хотя я и не уверен в «первородстве» этого слова именно Акимовой. Скорее оно в духе тех же авангардистов первой четверти прошлого века – Хлебникова, Заболоцкого, Хармса. Но уж больно гармонично оно у Татьяны вписано в стихи. И при этом без кого-то негативного подтекста. Мне вот лично скорее Кафка с его мрачным «Превращением» пришли бы на ум, услышь я это слово вне контекста, отдельно. У Акимовой же насекомость вполне себе милая и добрая, элегантная – как и сама автор.
Но видимо пора заканчивать, а то эта рецензия грозит перерасти «пределы дозволенные природой». Критиковать построчно, с выискиванием недостатков, никого желания у меня нету – автор и его стихи мне очень симпатичны. Сборник рекомендую к прочтению, прочувствованию и осмыслению всем любителям поэзии. В нём есть жизнь, озарения и ветер, соединяющий времена – это главное.
Какую-то возможную дискуссию в комментариях приветствую и постараюсь поддержать.
Так как об этих стихах сказать можно ещё очень много.


а теперь начало :)
(сено-мочало)


------------------------------------------------------------------
«Мне грустно и легко; печаль моя светла…»
(Пушкин)
--------------------------------------------------------------------
1.
Я теперь не люблю много читать. Много стихов подряд тоже. Как-то незаметно моё время читателя, точнее благодарного читателя, похоже, прошло. Столько всего прочитано и перечитано, что меня трудно удивить, взволновать, обрадовать или опечалить посредством печатного слова, хотя вообще-то, это и есть главная задача искусства и литературы, как весьма важной его части, – вызывать в читателе эти и другие чувства. Но читатели, как и писатели, бывают разные. Я на сегодняшний день читатель привередливый.
А ведь было время, когда и я рыдал над рассказом Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке». Или в восторге от остроумия и виртуозности «Диспута» Гейне совал книжку в нос всем своим знакомым, предлагая разделить переполняющую сердце радость литературного со-бытия с гением. Знакомые вежливо улыбались, иногда похохатывали и отвечали парой одобряющих фраз, но в большинстве своём подозревали в вашем покорном слуге если не законченного сумасшедшего, то по крайней мере большого чудака… Замечу, кстати, что читать «Диспут» лучше в оригинале, по-немецки, или, если вы стали жертвой советской системы образования, –в переводе Александра Дейча.
Я же нынче читаю в основном «по принуждению» - книжки младшей дочери на ночь или вот, если попросят написать рецензию. Получив эту подборку, пролистал и хотел сразу отказать, предложив автору выбрать какое-нибудь отдельное произведение. Но… закончив чтение первого стихотворения, так и не смог оторваться. Перед прочтением моих измышлений по этому поводу настоятельно рекомендую прочесть рецензируемые стихи – не пожалеете.
2.
Под чтение шуршащего и звенящего, которое должно было быть где-то посередине, но оказалось почему-то в начале, я без всякого напряжения достиг следующих двух стихов. Но! внезапно вспомнив о своём кредо привередливого и неуступчивого чтеца-гордеца, в достаточной степени озвученном выше, я с удивлением обернулся, а потом и вернулся назад – как же так?! Каким образом это стихо так легко меня «победило»? Наклонился, в общем, и посмотрел повнимательнее: что у нас тут...
Таак-с… ну, точно – и шуршит, и звенит! звукопИсь, тудыть её в качель – она самая, в полный рост. К тому же ужи, ежи (колючие), свирели, нетопыри – походный набор юного (душой) романтика-гофманианца который вечно куда-то идёт сам не свой, влекомый встречающимися на каждом шагу разными волшебными среди обыденности предметами типа золотисто-изумрудных змеек в кусте бузины, флейт-позвоночников или вот свирелей-ужей, совсем даже и не слега подёрнутых инеем. Это нормально, это дело я люблю. Я ведь тоже романтик, вечно куда-то идущий. Новалис уверял, что все мы (романтики) идём «домой». Даже если лежим дома на диване.
Так пойдёмте же дальше!
Но перед этим закончим всё же с первым стихом: рифмы хорошие, не избитые, местами даже очень хорошие, пожалуй, лишь в последнем четверостишии автор устал рифмовать и чуток «съехал» с горочки, не напрягаясь. Образы тоже на высоте, рукокрылое хотенье вот прямо порадовало, ну и ужи-флейты, конечно. Претензий по лёгкости прочтения нет – всё хорошо, достаточно элегантно написано. Общее впечатление положительное. Очень.
Но всё-таки есть пара-тройка придирок, нельзя ж всё время хвалить, тем более стихи. Они ведь, стихи, как живое существо – плоть от плоти автора. А людей, как известно идеальных и безгрешных не бывает. Стихи вот, правда, бывают такими, но редко.
Итак, претензии:
1) Одиночество в ризах и якорях породило в моём воображении священника, бывшего боцмана или даже пирата с наколотыми на руках якорями; в принципе ничего страшного – есть много священников бывших хулиганов, скажем мягко; просто к сведению автора сообщаю о данной ассоциации.
2) Всё-таки колючий в конце немного царапает восприятие, и даже не немного… не, я, конечно, понимаю, что ёжик тоже человек, и что не всякий колючий – ежик… но на самом деле вариантов существительных к этому прилагательному не много и все они не многим лучше… а читатель у нас какой? – догадливый, и без сомнения будет подставлять (нужное ненужное) слово… а оно надо? или лучше заменить прилагательное? (вопросы риторические).
По поводу «отжени» – выскочил чёртиком из табакерки, конечно, сразу БГ, наш известный теперь борец за ядерное разоружение. Он хотел, правда, отженитцца от никотина – тоже дело хорошее. Да и патента он на это слово не имеет – оно древнее, наше исконное, с церковнославянскими корнями. И красивое к тому же. Поэтому использование его приветствую. Троекратным ура!
А что трава успокой, а не упокой – это очень хорошо. Нам ещё упокой-травы рановато :)
3.
Продолжение следует.
Будет оно о Тарковских, режиссёре и поэте, об античности, о любви, жизни и светлой печали. И обо всём другом, что рецензнет увидел в стихах автора.
В одну статейку, в общем, не влезло. Да и надо ещё подумать.
До новых встреч.

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 322
Из них Авторов: 41
Из них В чате: 0