Произведение: Ты спросишь: изменил?
Автор произведения: Барамунда
Дата рецензии: 18.02.17 18:42
Прочтений: 141
Комментарии: 1 (1)
Ты спросишь: изменил?
Я стану ожидать...
И даже буду рад,
Когда насупит ночь
Последнего суда,
Ведь десять лет вдвоём
Не лучший адвокат.
Ты спросишь: Изменил?
А я отвечу: Да...
Шельмуется игра
Валетом в рукаве,
К чему твоих скорбей
Печальный пересказ?
Ты ниточку судьбы
Продёрни по канве
Не завтра,
А сегодня
И сейчас.
Шестёркой перебьёшь
Козырыного туза
И по живой крови
Разрежешь наш портрет.
Я преданным щенком
Взгляну тебе в глаза
И прошепчу: Прости...
А ты ответишь: Нет!
Я подойду к тебе,
И руки опущу...
Ты в гневе закричишь:
Проваливай! Не лезь!
Не хочешь - не прощай,
Я сам себя прощу...
Наверное,
Когда-нибудь,
Не здесь...
-----------------------------------------------------------
Эпиграф: «Я тебе один умный вещь скажу, только ты не обижайся…» (к\ф «Мимино» )
-----------------------------------------------------------
Прочитал. Перечитал. Послушал. Переслушал.
Так скажу – добротно сделано, вполне достойно, но не высшая лига. Если сравнивать с кинематографом, то приходят на ум многочисленные наши фильмы конца 80-х начала 90-х «на один раз», когда ещё снимали по инерции, отчасти заданной такими гигантами, как Данелия, просто потому что была возможность снимать, и даже как-то вроде бы это было «надо». Ещё можно сравнить со здешней литсоветовской тусовкой – вроде бы как и литература, и критика, и интересное местами проскакивает – а всё не то, всё какой-то второй сорт.
Ну, вот с обидным, но ясным мне, как белый день, покончили в самом начале. Осталось как-то это прояснить чуть подробнее, чтоб отличалось от просто реплики под произведением. В данном случае это как раз и есть самое трудное. Но я попробую.
И вернёмся опять к началу – к кинематографу и к песням для него. Думаю, во многие проходные фильмы эта стилизация под жестокий романс вполне бы подошла. Скажем, ну… между «Тремя мушкетерами» и «Гардемаринами» (которые «вперёд!») я себе вполне представляю возможное место этой песенки. А здесь, с нами, в ХХI веке… я эту вещь не вижу. Ну, не родная она тут – ни к чему, ни к селу, ни к городу. Где нужна? Да «где-нибудь не здесь», выражаясь словам автора.
Углубим и расширим, как говорил наш национальный лидер времён Перестройки.
Предвижу недоуменное: «Как же так?! Ведь и мушкетёры, и гардемарины, и Пушкин, и Гомер – они же всегда с нами! Навсегда!» Да. Но есть в искусстве такое дело – творить новое, пусть и на основе старого. Таковы многие театральные постановки известных пьес, фильмы (даже римейки), использование классических сюжетов, мотивов жанров. То есть можно «Гамлета» ставить по новой хоть каждый год, но там должны быть отражены черты эпохи, или даже менее пафосно выражаясь – реалии того времени, в котором живёт зритель, сидящий в кресле и смотрящий спектакль.
Вот, например, в фильме из высшей лиги «Жестокий романс» это всё есть – классическая пьеса, мощная постановка, отражающая дух времени, наличествующий в обществе через 100 лет после написания пьесы, и, возвращаясь ближе к теме рецензии, высочайшего уровня шансон про шмеля. В котором тоже сошёлся не один «решающий» фактор, а сразу несколько – нержавеющая киплинговская основа, великолепный авторский перевод, музыка гениального композитора и конечно драйв исполнителя. Драйв и посыл, как и во всём фильме, не XIX-го, а XX-го века. Сейчас нужна уже следующая цифра – двадцать один.
Прошу прощения у автора, исполнителя и сочувствующих. Но равняться на образцы низшие по классу (мол, вон мой сосед Вася, он гораздо хуже поёт и играет на балалайке, особенно, когда перепьёт) на мой взгляд, не имеет смысла. А взять ориентиром один из лучших фильмов советского кинематографа и песню, которую принимают за народную, – вот это правильный выбор. Полезный, по крайней мере, пусть и не очень утешительный.
В общем, автор… от берега прошлого вы уже оторвались. Давайте подгребайте ближе к берегу современности. Нечего там болтаться. Где-то в одной луже со скелетом Аполлона Григорьева.
На этом заканчиваю. Детально разбирать слова и прочие детали не буду – за этим можно к Елене Кабардиной или Марату обратиться, они в этом доки.
До новых встреч.
В качестве бонуса дочитавшим до конца – саундтрек:
«Цыганская венгерка» (А. Григорьев)
***
Две гитары за стеной
Жалобно заныли…
С детства памятный напев,
Милый, это ты ли?
Эх, раз, еще раз,
Еще много, много раз!
Это ты, я узнаю
Ход твой в ре миноре
И мелодию твою
В частом переборе.
Эх, раз, еще раз,
Еще много, много раз!
Как тебя мне не узнать?
На тебе лежит печаль
Страстного веселья,
Бурного похмелья.
Эх, раз, еще раз,
Еще много, много раз!
Это ты, загул лихой,
Окол пунша грелки
И мелодия твоя
На мотив венгерки.
Эх, раз, еще раз,
Еще много, много раз!
Ах болит, ах болит
Голова с похмелья…
Уж мы пьем, мы будем пить
Целую неделю!
Эх, раз, еще раз,
Еще много, много раз….