Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Произведение: Поплачь, сестрица
Автор произведения: Барамунда
Дата рецензии: 09.12.16 17:13
Прочтений: 164
Комментарии: 2 (9)
Поплачь, сестрица
Поплачь, сестрица

Барамунда



Поплачь, сестрица, я готов:
В моей жилетке рукавов,
Что в небе синем облаков,
Что над Атлантикой ветров,
На солнце – пятен...
На вязь бессвязных полуснов,
На вытачки бессонных слов…
Пусть солона твоя вода –
Мотив понятен!

Пролей историю свою...
Я не предам, не засмею -
В моей жилетке, как изъян,
Зияет столько старых ран
Из-под заплаток,
Что даже грусти океан,
Невольный, может быть, обман,
Впитаю тайно, а в карман...
Волью остаток.

Не жди, сестричка! Я готов –
В моей жилетке рукавов,
Что в воле женской – дураков,
Что на кандальниках – оков,
И по привычке
На строчки бешеных стихов,
На складки выцветших понтов,
Хоть и горька твоя слеза,
Поплачь, сестричка...

____________________


Нашему вниманию автор представил почти гипнотический монолог. Представительницам прекрасного пола я бы даже посоветовал быть поосторожнее, т.к. именно к даме обращается лирический герой стихотворения - и весьма убедительно! ;)
Гипнотизм монолога-приглашения - отыскать утешение в лирическом герое - умело достигается как техническими средствами (повторяющиеся смежные рифмы, повторяющиеся начала строк, вкрадчивость укороченных строк), так и смысловым и образным наполнением. Даже само обращение к даме - «сестричка», кем бы она ни была на самом деле, и насколько буквально бы ни воспринимал его каждый отдельно взятый читатель, призвано максимально настроить женщину на безусловное приятие её лирическим героем и, тем самым, максимально расположить. Читательский же диапазон восприятия приходит на ум самый широкий, крайними значениями, которого могли бы быть, например, экстремистско-озабоченный опус братьев Самойловых – «Эй, сестра, лезь ко мне на нары и будем воевать» и возвышенно-философское произведение Арсения Тарковского:
Почему, скажи, сестрица,
Не из райского ковша,
А из нашего напиться
Захотела ты, душа?

Человеческое тело
Ненадежное жилье,
Ты влетела слишком смело
В сердце тесное мое.


Но мы о гипнотическом эффекте. Даже, казалось бы, иронические аллюзии про жилетку и про рукава, оказываются чем-то большим, когда приходит осознание, что множество рукавов – это множество рук, способных обнять и утешить плачущую сестрицу, а масштаб утешительной мощи лирического героя простирается от земных стихий (небо, океаны, ветра) до космоса (На солнце – пятен); от сна (На вязь бессвязных полуснов) до яви (На вытачки бессонных слов).
И так в первой строфе герой рисует для героини целый мир и заполняет его собой, словно гигантской вышивкой пустое полотно, или всё сущее оказывается узелками всемирного макраме или опутано глобальной паутиной.
Крайне интересно эмоциональное развитие монолога по строфам. Лирический герой очень тонко выстраивает всё новые психологические «ловушки» для героини. Ну, или аккуратно устраняет её защитные барьеры. Ведь, как известно, любая защита – вещь обоюдная – препятствует как нападению, так и помощи.
После того, как герой выстраивает свой уютный приглашающий мир, он (во второй строфе) обращается к возможным рефлексиям героини, которые зачастую являются препятствием для эмоционального развития любого человека. Столь же вкрадчиво он говорит о том, что знает цену несовершенства. Ведь и за его плечами тяжкий груз негативного опыта (В моей жилетке, как изъян, зияет столько старых ран из-под заплаток), и именно поэтому героиня может быть любой в его мире – той, которой ей хочется быть в данной момент – даже плохой – любая она будет здесь понята и принята. Т.о. вторая строфа даёт понимание нам (а также героине), что в созданном спасательном мире героя кроме проблем «сестрицы» существуют и его проблемы, что, с одной стороны, ещё больше сближает героев, роднит, с другой – незаметно смещает «полюс страдания» в направлении человека, произносящего монолог. А это, несомненно, производит свой психотерапевтический эффект.
И вот, когда барьеров практически не осталось, следует окончательное и бесповоротное приглашение слиться в эмоциональном экстазе: «Не жди, сестричка! Я готов», «Хоть и горька твоя слеза, поплачь, сестричка...».
Но позвольте, откуда же в словах утешителя в финальной строфе вдруг возникают «строчки бешеных стихов», «складки выцветших понтов», куда должна пролить слёзы «сестричка»? О чём это? Казалось бы, даже стилистически эти неожиданные явления полностью выбиваются из выстроенного в первых двух строфах уютного мира «жилетки» для дамы. Так значит не всё так гладко « в Датском королевстве»! Ведь эти слова весьма жестки к самому себе и выдают жёсткую рефлексию самого лирического героя. Так что это? Неужели, это не столько приглашение в уютную «жилетку», сколько крик о помощи? И слёзы героини нужны, как целительный бальзам самому, произносящему монолог?
Вероятно всё так. Но обратите внимание, что условный «полюс страдания» окончательно сместился в сторону героя. А это значит, что «сестричка» практически избавлена от него, значит, психотерапевтический эффект усилен и доведён до логического завершения. Более того, что может быть большим утешением для женщины, чем осознание своей необходимости страдающему мужчине? Сильнейшая мотивация переключения для многих. Переключение свершается. Последняя «ловушка» захлопывается. И всё приобретает свой смысл от начала до конца.
Ещё одно наблюдение. Слова:
И по привычке (!!!)
На строчки бешеных стихов,
На складки выцветших понтов,
Хоть и горька твоя слеза,
Поплачь, сестричка...

заставляют задуматься, что перед нами свершился уже сложившийся, неоднократно повторяемый ритуал – психологическая ролевая игра с целью взаимной психотерапии.
Что ж, у каждого свои способы выживания в этом несовершенном мире. А передо мной – сложившееся стихотворение, с чёткой композицией и прекрасно прорисованной психологической драмой; с интересным развитием внешнего и внутреннего образного ряда, с логическим и чувственным завершением.

Если говорить о возможных замечаниях, то в первой строфе последняя строчка «Мотив понятен!» - прозвучала для меня, как неоправданная поспешность, даже пренебрежительность в столь тщательно организуемом там уютном пространстве «жилетки».
И в последней строфе «В моей жилетке рукавов, что в воле женской – дураков» - совсем, на мой взгляд, не вписалось в выстроенный образный ряд. Смысл считывается неоднозначно, что заставляет спотыкаться, и звучит даже скорее с вызовом в адрес женского пола, что явно противоречит общему психологическому процессу сближения в стихотворении. Да и чисто по звуку «в в…» несколько портит мягкость (до нужной поры) звучания. На мой взгляд, если бы автор ещё потрафил героине и сказал, к примеру, «В моей жилетке рукавов, что в доле женской – дураков», то прозвучало бы это более оправданно. :)
На этом всё.
Творческих успехов!


litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 308
Из них Авторов: 40
Из них В чате: 0