Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Произведение: Позвони мне, позвони!
Автор произведения: Ststma
Дата рецензии: 10.01.18 23:43
Прочтений: 110
Комментарии: 1 (1)
Позвони мне, позвони!
ЕCЛИ ДРУГОМ ОКАЗАЛСЯ МЕНТ,
или РАЗМЫШЛЕНИЯ НАД РАССКАЗОМ Ststma «Позвони мне позвони

Сразу хочу предупредить и автора, и читателей, что изложенные ниже соображения ни в коей степени не имеют претензий быть истиной в последней инстанции. Если перефразировать «классика»: Каждый слышит, как он дышит, Как он дышит, так и ... читает. Вот почему рецензия является абсолютно субъективным восприятием и данного произведения, и литературы вообще.

Ну, а теперь к делу.

При всей слабости рассказа автору, на мой взгляд, удалось донести до читателя очень важный и, вероятно, не бесспорный мессeдж, слегка замаскированный жанром произведения. В тексте нет никакой любовной литературы, а лишь голый, безжалостный, пугающий реализм современной жизни. И сообщает автор простую и, думаю, многим знакомую правду: не ищите сочувствия и понимания у ментов, даже если мент – женщина и подруга. «Служба в полиции огрубляет, профессиональная деформация...»

Более того, автор по умыслу или наитию показывает самим текстом и образом мысли рассказчицы, что служебные инстинкты у «правоохранителей» стоят куда выше человеческих чувств. Дальше читатель волен сам выстраивать вектор и отвечать на вопросы «почему?» и «как?».

Все вышесказанное, как мне представляется, делает рассказ состоявшимся даже при том, что все остальные его компоненты фантастически слабы.

Как известно, чтобы создать хороший рассказ желательно иметь и цепляющий сюжет, и запоминающихся героев и, конечно, внятный образный язык, которым все это дело повествуется.

Увы, здесь у автора проблемы на каждом шагу, начиная с самого первого предложения.

«- Да зачем оно тебе надо, соседка? – пыталась я отбиться от просьбы Татьяны, моей соседки и недавней подруги».

Казалось бы, крюк заброшен и должен зацепить внимание читателей, но... никакой просьбы не следует до самого конца повествования. Да и в отложенной просьбе ничего особенного нет. С ней героиня рассказа могла прийти в любое отделение полиции.

Кроме того, уже в первом предложении автор конфузит читателя. Какие отношения между Татьяной и рассказчицей. Понятное дело, что соседи, но почему Татьяна переведена в разряд «недавней» подруги. А дальше конфуз еще больше усиливается, поскольку на момент обращения с просьбой она все еще была «подругой». Ребус, однако.

Но автор, увы, на этом не успокаивается и выливает на читателя ушат бесцветных глаголов «был» уже в первом полноценном абзаце.

«Дом был полупустым, а на нашем этаже из шести квартир заселенными были только наши. В этот субботний вечер была моя очередь устраивать малый прием – чаепитие на кухне и сигаретки на лоджии».

Дальше - больше.

«Жили в разных городах – Татьяна в Москве, а Олег здесь».

ОК. Ну а теперь, где живет Татьяна? Осталась в Москве? Переехала в город Олега? А действие где происходит? В Москве? В N-ске? Автор сам-то знает ответ?

«К концу новогодних праздников, когда я вернулась от мамы, мы с Татьяной очень тепло посидели у нее, настолько тепло, что утром еле удалось с постели подняться».

«Ага, появляется новый герой - мама», - думает читатель - и ошибается. «Мама» здесь к делу не имеет никакого отношения. Повествователь с тем же успехом могла вернуться от тети, дяди или троюродной сестры. В таком случае естественен вопрос – зачем эта отвлекающая деталь?

То же самое относится и к журналисту, нарисовавшемуся к концу рассказа и там же исчезнувшего навсегда.

Дальше все продолжается в том же духе, но только с большей интенсивностью:

«- Я даже стала думать, может быть случилось что-то, заболел или что-то еще».

Как я понимаю, с момента расставания прошло не меньше трех месяцев. Татьяне, влюбленной героине, все это время мысль о том, что с ее возлюбленным могло что-то случиться, не приходила? Видимо, она очень чувственная женщина. Улыбка. Горькая.

«В морги звонила, в БСМП – ничего подобного...»

БСМП - это что за зверь такой? Лучше прямо сказать, что в «скорую», а то читатель, подобный мне, может и не знать эту АБВГДейку.

«... да и здоровый мужик-то, обратно в армию собирался призываться, полностью годным признали...»

Невольно напрашивается вопрос: «А здоровые не умирают под колесами, например, автомобиля, или еще как?»

А потом, где собирался восстанавливаться Олег, в армии или в полиции?

«Вроде бы и забывать уже стала, а иной раз как защемит сердце… Смотрю по полчаса на аватарку его и плачу».

Фотографии возлюбленного у девушки, значит, не было, только аватарка. Интересно. Хорошая деталь для другого рассказа.


«Паспортные данные ее молодого человека вводят меня в легкий ступор, который явно читается на моем лице».

Ух, ты! Дама из полиции помнит паспортные данные каждого умершего человека! А все-таки, в каком городе дело происходит: в Москве или N-ске?

Подобными несуразицами текст рассказа переполнен сверх меры. Могу объяснить это лишь неопытностью автора. Но опыт дело наживное. Главное – ради чего весь сыр-бор затеян.

«К чему я это рассказывала? К тому, что меньше знаешь – лучше спишь. Да, и еще, язык мой – враг мой», - говорит в конце рассказа дама из полиции и ставит леденящую точку. И правда, ведь ничего особенного не случилось.

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 398
Из них Авторов: 17
Из них В чате: 0