Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Произведение: голова без бороды, борода без волос
Автор произведения: юревич
Дата рецензии: 25.03.15 17:57
Прочтений: 489
Комментарии: 2 (2)
голова без бороды, борода без волос
голова без бороды, борода без волос

Как мне потом рассказали,
говорил я тихо, уверенно,
без пауз, говорил,
что у каждой стороны
есть две медали,
что я их видел
и мог бы нарисовать, например,
но не в этом дело.
Мне дали бумагу,
дали карандаш. Я говорил:
— Зачем? Разве в этом дело? —
кто слушал, кто нет.
Придерживая ребром ладони
лист, как мне потом показали,
я написал на одной стороне —
голова без бороды, борода без волос.
На другой: война.

Странность внутренней ситуации стихотворения в том, что герой рассказывает некий сюжет о себе, но тоже снятый с чужих слов. Он говорит о том, что ему говорили о нём. Словно герой сам не помнит того, что он делал. Это ставит истинность ситуации под вопрос. Сам сюжет напоминает скорее сон с характерной для него коммуникационной неудачей. Некие слушатели не обращают внимание на нечто важное, но зацепились за слова героя и требуют исполнения обещания, хотя герой утверждает, что это неважно. Герой (опять же, ссылаясь на некий источник, который ему показал и рассказал) выполняет требование. И выглядит это тоже, мягко говоря, странно.

Впрочем, мы же имеем дело с поэтическим высказыванием, которое и не обязано быть реалистичным. В этом отношении нас больше должна привлекать непосредственно речь, создающая ситуацию, так что обратимся к ней.

1. Акт высказывания. В рамке пересказа пересказа все действия оказываются выражены глаголами прошедшего времени, разделёнными на глаголы в первом лице и единственном числе и глаголы в третьем лице и множественном числе. В итоге времена оказываются неразличимы, а вместе с ними и актанты действий, выраженных глаголами. Рассказчики и слушатели сливаются воедино: "рассказали", "показали", но и "дали", "слушал". И те, от кого герой получил информацию, и те, кому он, согласно этой информации, сам давал некую информацию — это безликие "они", и, возможно, даже одна и та же публика. Сам герой не только "говорил" и "написал", но и "видел", глагол, который вроде бы относится к иной ситуации, предпрошедшей. Но вот что интересно в итоге: никакой "другой" ситуации просто нет. Вся речевая ситуация полностью принадлежит даже не герою стихотворения, не "Я", а тем, другим, которые ему всё рассказали и, возможно, они же его и слушали. Герой словно говорил сам себе — или же ему всё приписали. Ему рассказали, что и как он говорил, показали, что и как написал, но при этом они же слушали (сказали, что слушали) и смотрели (сказали, что смотрели). Возникает дурной иллокутивный круг, власть над которым принадлежит отнюдь не герою высказывания, а неким другим. Тем самым эти другие просто-напросто перекладывают ответственность за высказывание на героя, оставаясь полностью хозяевами этого высказывания. Они способны манипулировать высказыванием, а вместе с ним и историей. Повествователь оказывается без речи, как голова без бороды.

2. Суть высказывания. Высказывание оказывается без сути, как борода без волос. Дважды герой указывает на то, что важно в его речи не то, с чего он начал, но важное ему так и не удаётся сказать. В итоге сутью высказывания становится то неважное, что он успел сказать. Что же это?

Это перевёрнутый фразеологизм "у медали две стороны": " у каждой стороны/ есть две медали". С одной стороны (простите за каламбур), подобный приём характерен для создания абсурдной ситуации, с другой же стороны, оказываясь сутью высказывания, самим, собственно говоря, высказыванием, к тому же развёрнуто дублируясь, эта фраза оказывается в стихотворении одной из ключевых и смыслопорождающих.

Интерпретация фразы возможна благодаря её дублированию, тому, что герой называет "нарисовать". Хотя на деле он пишет, сам лист бумаги, на котором он пишет, и становится иллюстрацией. Эта иллюстрация сильно напоминает соссюровскую метафору знака: означаемое и означающее относятся друг к другу как стороны бумажного листа. Помещая на одной стороне фразу "голова без бороды, борода без волос", на другую сторону герой словно помещает значение этой фразы — война. Учитывая сказанное ранее, мы получаем войну и её медали: голову без бороды и бороду без волос, т.е., речь, отобранную у говорящего и выхолощенную. Бессилие речи перед аудиторией, которая берёт над ней власть и управляет согласно собственным интересам.

Но главное: все эти громоздкие и пугающие временнЫе круги и отсутствия, эта власть над речью и историей — всё это выражено в довольно изящной и лаконичной поэтической форме короткого верлибра, без лишних слов, довольно будничным тоном. Вся бездна хранится лишь в построении речи, внутри речевых конструкций. Это и есть поэтическое мышление, и это очень большой плюс автору (который, наверное, узнал много нового о своём тексте, что ж, тексты сами говорят помимо поэтов, а точнее, с помощью поэтов))

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 221
Из них Авторов: 9
Из них В чате: 0