Произведение:
Автор произведения:
Дата рецензии: 06.03.15 00:26
Прочтений: 284
Комментарии: 1 (5)
Писать о войне можно только в двух случаях: если ты участник событий, и если журналист или историк. Есть третий вариант, и хотя его мало что оправдывает, он всё же имеет право на жизнь. Это описание со слов ветеранов и это наш сегодняшний случай.
Почему я так категоричен? Как минимум потому что не могут современные нам по духу люди писать о вещах, которым глубоко за семьдесят лет. Или за сотню. Или за три века. Я не говорю о моральной стороне таких произведений, хотя, почему нет? Почему бы не поговорить? Я частенько встречал в своей литжизни откровенное использование военной тематики в мелких расчётливых делишках. Когда создаются грубо-сляпанные «слезодавилки» на потеху играющей на конкурсах публики. Я могу назвать с пяток таких произведений, за которые поотбивал бы авторам их куриные лапки. Но пусть это будет на их совести, хотя тоже вряд ли. Как ни странно, зачастую авторы не понимают, что поступают не корректно и верят, что делают благое дело. Но если на «вольные» темы можно писать какую угодно ересь, всё-таки нужно сознавать, что есть темы, к которым нужно подходить или профессионально, или не подходить вообще. А скажите, много ли здесь, на Литсовете, настоящих профессионалов?
Но вернёмся к нашему тексту. Тут не так всё плохо в смысле этики, совсем нет. Скорее это приятное исключение. Ветеранов нужно чтить, у меня дядька ветеран, который в 16 лет, в 1943 г. убежал на фронт и воевал до Победы. И закончил, кстати, в Крыму и это тот человек, который имеет полное право радоваться со слезами на глазах, что «Крымнаш». Потому что он за это воевал и был ранен. И это второй случай в моей жизни, когда я его видел плачущим, первый — когда умерла его жена.
Но может ли современный человек даже просто понять людей того времени, той формации? Тот же мой дядька демобилизовавшись и вернувшись домой с осколком в спине и медалями на груди, через месяц был призван «отдать долг Родине», потому что ему исполнилось 18 лет. И это было нормально! Это было совершенно естественно! А как бы это рассматривалось сейчас?
Тексты написанные «по мотивам» почти всегда ущербны. За очень редким исключением, которым можно пренебречь. Авторов подводит всё: неглубокая проработка деталей, исторические косяки, менталитет героев, стилистика речи, отношений и мышления. Мало кто залезет даже в интернет и проверит используемые факты. Что услышалось, то и перенеслось на бумагу.
И рассматриваемый текст не исключение. Сюжет строится том факте, что конкретный боец, шедший впереди и геройски пробивающий путь в снегах, выбился из сил и умер. Да, не сомневаюсь,. что это факт. И это скорее геройская смерть, сжечь свои силы во благо других — это подвиг. Но как это подано?
Цитата:
«Он помнил, как огромный мужик из их отделения, что шёл впереди него и топтавший его в несколько раз дольше других, чем на это был способен он, деревенский парень привычный к тяжёлому труду, отступив в сторону, осел обессилено в снег и громко насколько позволяло замёрзшее горло стал говорить.
— Братцы, если кто дойдёт, выживет, запомните! Меня звать Иван Иванович Кузнецов. Я из-под Брянска, с села Ивановка. У меня там жена. Братцы, если кто сдюжит, напишите ей, что погиб я… А я остаюсь здесь, прощайте братцы!"
Обратите внимание! Это то место, которое делает весь текст. Это его квинтэссенция! Все остальные слова в тексте — лишь вводная для этой сцены. И как это выполнено? Сколько ошибок? Сколько «каши во рту»? Первое предложение нужно перечитать несколько раз, чтобы понять о чём речь! А ведь всё внимание читателя должно уходить не на технические моменты, а на смысл читаемого!
Очень сильно меня всегда смущает театральность в читаемых произведениях. Многие тексты, выкладываемые тут, я вообще бы не относил к литературе. Это скорее, дурные сценарии. Не по содержанию, а по реализации. Товарищи! В литературе есть свои собственные приёмы создания образности! И они куда сильнее воздействуют на потребителя чем ваш черно-белый видеоряд! Зачем вы занимаетесь пересказом картинок, которые пришли вам в голову? Литература — это когда всё обработано! Усилено! И вычищено!
Литература - это когда автору есть что сказать и он знает как это сделать!
Не менее сильно меня удивляет полная непроработанность деталей. Перечитайте ещё раз главную цитату текста: боец упал в снег, потом прочистил горло и громко (!) отбарабанил речь написанную ему автором. И через несколько минут уже умер. Вот чудеса!
Не менее чудесным считаю и этот момент:
«Но были те, что остались в снегах те, что умерли, не дойдя до спасения сотню метров…»
Да, ирония судьбы! Осталось совсем чуть и... И что? Пуля? Осколок? Бомбёжка? Речь о чём? Люди умерли не дойдя до спасения. А как оно выглядело, спасение? Вот очень хочется узнать! Они вышли к своим, к лагерю, с ставке, куда? То есть ты идёшь, уже по хоженой утоптанной дороге, видишь крыши, палатки, люди бегут навстречу, крича «Наши выбрались!» И тут ты в ста метрах падаешь и умираешь? И тебя уже не спасти? Да даже кони перед родными воротами копытами быстрее перебирают. А тут впереди жизнь! Возможно, да возможно, что один бедолага упал и умер. Верю! Но люди! Идёт толпа бойцов и они уже добравшись до своих падают замертво? Господа, ну сильно ли это притянуто для пущего эффекта?
Вот ещё нестыковочка, а точнее увесистый ляп.
Цитата:
«Григорий не считал себя героем, пройдя тот снег, но до конца жизни, пройдя ещё одну страшную войну, он помнил тех, кто остался в финских снегах 1940 года...»
И ещё цитата:
«имя и адрес мной выдуманы.»
В моей голове это никак не хочет угнездиться одновременно. Эти две цитаты дерутся друг с другом, шипят, и сердито машут облезлыми хвостами. Если рассказчик помнил имена всю жизнь, то зачем автору их выдумывать? Вставь! Озвучь! Тогда в этом будет смысл! А если имён нет, значит не так крепко это село в дедовскую голову? Так, что ли?
Показательна ещё одна штука. В тексте явно прослеживаются оценочные реплики, тем не менее, автор не даёт никаких «оргвыводов». Зачем тогда текст?
Эту мини-новеллу можно разбирать долго. В прямом смысле «разбирать», то есть вытащить всю вату, вытрусить все опилки и разбросать по комнате истлевшие куриные перья. Потому что всё не настоящее, до самой последней пуговицы, которая была глазом у этой поделки.
Но в который раз я останавливаюсь, потому что не правильно писать рецензию длиннее, чем рассматриваемый текст. И понемногу начинаю подозревать, что некоторые авторы этим пользуются, думая, что можно не бояться, что будет не так больно и они хоть что-то смогут сохранить от своих литературных чучел. Пусть так.
Но когда-нибудь я дам настоящий бой.