Автор произведения:
Дата рецензии: 19.12.13 14:28
Прочтений: 571
Комментарии: 6 (8)
Всего в пределах бывшего СССР сейчас работает около 2000 астрономов. Во всем мире профессиональных астрономов приблизительно 10 тысяч.
Гугл Всеведущий
Астрономы, астрономия, звезды, галактики… Вот уж что не имеет к нам, «простым голубчикам» никакого отношения. Океаны-моря еще куда ни шло… Рыба там, морепродукты всякие, водоросли тоже могут пригодиться. А звезды? Что с ними, что без них. Одна польза – ими можно любоваться. Так, что-то типа задника на сцене. Фон. И космос тоже... И космонавты летают в этот космос, как в никуда. И угроза «вот прилетит астероид - наступит конец света» звучит понарошку, почти так же, как «вот придет бабайка и тебя съест».
Но десять тысяч человек выбрали астрономию в качестве своей профессии. Значит, есть там что-то… Движения какие-то, нам невидимые, процессы нам неведомые… Коллизии, одним словом.
В «Космических коллизиях» Савла космоса как бы и нет. Есть дачный забор, гад-сосед, страдающая от его наглости тёща. Герой, пытающийся убедить соседа перенести забор на прежнее место, Афганец, ставший случайным свидетелем этого разговора и без поручений, договоров и прочих юридических условностей взявший на себя разрешение проблемы.
«Афганец был хорошим солдатом. Но с тех пор он ещё был хорошим бандитом, а потом хорошим зеком. А теперь он был хорошим пьяницей». Я бы добавила, что он был еще и неплохим режиссером, да и актером тоже. Без репетиций, без звонка, предупреждающего публику о начале, Афганец разыграл такой спектакль, что аплодировал бы сам Станиславский. Он "завязал" действие, навешал "ружей", из которых все до одного "выстрелили" в финале, сделал изумленных зрителей партнерами по сцене и, что там Станиславский, сама милиция готова была кричать: "Верю!" Под занавес классическая развязка: зло наказано, добро торжествует. Забор вернулся на место, тёща счастлива, поверженный сосед слег с инфарктом.
Случай из жизни, даже если он талантливо рассказан, есть всего лишь байка. Байка может удивить, развеселить, напугать, но она не выходит за пределы события. Направить мысль, изменить взгляд, сломать стереотип и прочее - это байке не под силу, это круг проблем, решаемых литературой. Автор «Космических коллизий» нашел способ загнать свой «случай» в литературную форму. Для этого он обрамил рассказ своеобразной рамкой или, если хотите, виньеткой. Это некое подобие пролога и эпилога, даже, скорее, интродукция и кода со своей темой, на первой взгляд, отличной от темы основной части.
В начале и в финале рассказа автор вспоминает свою подругу-астронома, присылающую ему фотографии галактик: «Есть такие. Вихри разноцветных сверкающих песчинок, плывущие в темноте. Она это изучает. Они сталкиваются, рассыпаются в пыль и туманности, вспыхивают сверхновыми. У них своя жизнь». Читатель принимает информацию к сведению, но галактики далеко, а тут под носом разворачиваются события хоть и заурядные, но волнующие - сосед оттяпал добрый кусок участка.
Экзотическая астрономия уступает место «делам нашим скорбным», но оседает в памяти читателя «звездной пылью» и герои рассказа воспринимаются не как носители характеров, а как микрокосмы.
В финале автор вновь возвращается к астрономии: «Она прислала мне фото… Коллизия, говорит. Каких в жизни не бывает. Столкнулись две галактики, и одна почти напрочь разрушилась».
И я подумала: Действительно, какие такие микрокосмы? Галактики, не меньше! Афганец, в котором намешано столько опыта, куража и прочего, однозначно не меньше. Вот только сосед… Какая из него галактика? Скорее, черная дыра, затягивающая в себя все, до чего может дотянуться – один земельный участок, второй, пятый… «Два магнитофона, две кинокамеры заграничные, два портсигара отечественных, куртка замшевая...»
А вообще-то гипотеза есть, что черные дыры - это умершие звезды. И никто не виноват, сами себя довели до инфар..., тьфу, до коллапса.