Жабенок
Автор произведения: Ёжиков
Дата рецензии: 15.09.13 23:11
Прочтений: 459
Комментарии: 8 (32)
Жабенок
Жабенок – это ласковая (вроде бы) кличка, которой наградила своего второго мужа женщина по имени Тома, главная героиня рассказа. История незамысловата – в первом браке героиню смутила небывалая потенция супруга и его чрезмерная изобретательность в постели. Следующий муж (Жабенок) ввел ее в смятение отсутствием какой бы то ни было потенции вообще. Как следствие, она соблазнилась волосатым самцом, но, не выдержав испытания брутальностью, убежала. Ее возвращение к Жабенку можно расценить как хэппи энд, тем более для усиления эффекта счастья, автор снабдил женщину вибратором.
Можно было поругать автора за штампы (за «безоблачное счастье», например) и оценочные эпитеты («абсолютно позитивная»), упрекнуть за матерное слово, употребленное ни к селу, ни к городу, пожурить за интернет-сленг, который торчит в тексте сорняками на культурном поле, ну и само собой, наловить блох (что за кремлевская корбюзятина? архитектура что ли?). А под финал а в качестве поощрения похвалить за удачно найденную интонацию, за стиль, за мой читательский интерес, который не угас до финала… Но мне не интересно искать изъяны и достоинства в отдельных абзацах, фразах, предложениях, мне интересно поговорить о главном, а главное у нас, как известно, любовь.
Любовь в литературе – тема извечная. Книжки «про любовь» обожаемы читателями во все времена вне зависимости от того, поженились в конце влюбленные или померли, была ли их любовь чистой и трогательной, как у Ромео и Джульетты, или запретной, как у набоковского Гумберта. Главное, чтобы были вздохи на скамейке, томления, измены, ревность, разлуки, встречи и обязательно испытания: война, экономический кризис, встреча с айсбергом или хотя бы суровый быт.
Классики неустанно писали о любви, современники в сравнении с ними в этом деле не преуспели. Зато они сделали открытие – оказывается, в литературе загнать героев в постель намного проще, чем заставить их полюбить друг друга. Это основная причина того, что любовь в нынешних романах уступила место сексуальным устремлениям, а иногда просто сексу, без всяких устремлений.
В классической литературе секс, если и присутствует, то незримо, сексуальные подробности и физиологические детали оставлены за кадром и о том, что барин соблазнил служанку, читатель узнавал из скудных сведений типа «Глафира понесла». Доведя героев до постели, классики ставили многоточие и удалялись на цыпочках, а читателю оставалось только догадываться, что там и как случилось под одеялом. Современные авторы в постели чувствуют себя увереннее классиков, что положительно сказывается на читательской осведомленности.
Рассказ Ёжикова об этом. О такой любви, которая просто секс. Его героиня дважды выходила замуж и ни разу автор не обмолвился, что за нужда погнала ее под венец. Никаких эмоций и чувств к своим мужьям Тома не проявила. Ее житье замужем состояло исключительно из сексуальных упражнений или переживаний по поводу их отсутствия. Никаких походов в кино, разговоров по душам, визитов к родственникам ни с первым, ни со вторым мужем не было. Драк, выяснения отношений, слез и упреков тоже не случалось. Все чаяния героини сфокусированы на сексе, который в качестве обязательного бонуса полагается при вступлении в брак и, когда наступают перебои, героиня ищет способ как возместить утраченное. Свой рассказ автор снабдил подзаголовком «маленькая повесть с проблемным концом» и по прочтении я утвердилась в мнении, что главным героем в ней является этот самый «конец». Именно он двигатель сюжета, именно его автор призвал определять выбор героини, отвечать за ее настроение, эмоции и чувства. А уж к кому он прицеплен этот «конец», к первому мужу или второму - дело десятое.
Я никак не оцениваю такой авторский ход. Само по себе это не плохо и не хорошо. У автора все права, он может дать своим героям что угодно - характер, профессию, группу инвалидности, а можно ограничиться половыми признаками – все зависит от задач, какие он перед собой ставит. По Фрейду секс всему голова, а все человеческие поступки есть следствие бессознательной сексуальности, из чего можно сделать вывод, если секс такой главный, то любовь дело второстепенное, а уж такие понятия как добрый, злой, богатый, бедный и вовсе не существенны и для секса никакого значения иметь не могут.
Оно, конечно, инстинкты никто не отменял, но стоит все-таки вспомнить, что человечество не одну тысячу лет пытается противостоять животному в себе, по мере сил блюдет заповеди Моисея и чтит уголовный кодекс.
Ёжиков рискнул и из всех жизненных перипетий в качестве сюжетной основы выбрал для своей повести сексуальную линию. Он намеренно обеднил историю, представив читателю только ее физиологическую сторону. Физиология – наука серьезная, да и против авторского желания писать так, а не эдак, не попрешь. Но, несмотря на это, хочется таки «попереть».
В зачет автору то, что при такой рискованной затее он не свалился в натурализм. Элементы такового можно обнаружить в тексте, но они оправданы и как без них при такой-то теме? В упрек, что не вышел за ее пределы. Героиня вернулась туда, где удобно и привычно, а вибратор взял на себя обязательства по исполнению супружеского долга. И никаких новых мыслей на этот счет. Сюжет, который мог стать основой для драмы или даже сатиры, обернулся милым анекдотом. Таким, какими были анекдоты в веке девятнадцатом - длинным, ладно написанным, забавным и с пикантным финалом.
Если бы героиня была живой, имела собственную волю, рассказ бы выиграл и вышел за рамки анекдота. Но, увы, автор приложил немало усилий, чтобы усреднить героиню, сделать ее «типичной» и по существу безликой. И как следствие, Тома безропотно ходит от мужа к мужу, исполняя капризы автора, автор же приписывает ей мотивы и желания, он же, дарит ей вибратор, уверенный, что это именно то, чего она хочет.
Но у меня есть сомнения на этот счет. Мне кажется, в тот момент она хотела духи.