О любви. Отрывок Часть 1
Автор произведения: Нина Латай.
Дата рецензии: 30.05.13 14:25
Прочтений: 343
Комментарии: 2 (2)
О любви. Отрывок Часть 1
В произведении неспешно и основательно описывается жизнь главной героини. Вот Вера в больнице, вот встреча с Сергеем, вот дается характеристика мужа, затем измена мужу, признание, соединение с любимым человеком.
С точки зрения композиции произведение выстроено практически идеально. Именно так и надо рассказывать жизненную историю. Завязка, основное действие, конфликт, развязка. Словно слушаешь рассказ о чьей-то жизни.
Безусловно, такого рода литература имеет своего читателя. Свойственное многим людям любопытство поддерживает интерес к чужой жизни. Ведь всегда любопытно узнать: а как было у того-то (той-то)? Возможно, многие пытаются сравнить себя, свои проблемы с чужими горестями. Горестями.
Но вот чтобы художественно изобразить эти самые горести, надо добавить красок, сделать описания эмоций яркими, запоминающимися. Здесь одной линейной композицией проблему не решить. К сожалению, мне не хватило насыщенности образов. Ведь даже в «Грозе» Островского главную героиню такой хрестоматийной делают Тихон и Кабаниха. Значит, выписывая не основных (по замыслу автора) героев, можно достичь эффекта усиления основного образа.
А теперь по порядку.
Вот идет описание пребывания Веры в больнице. «В госпитале работал доктор, который взялся лечить Веру, когда все врачи от нее отказались , и спас. За это Вера нежно любила доктора и выздоравливала от одного его взгляда и звука его голоса».
Во-первых, абсолютно неясно, от чего спас доктор? Ни до, ни после этого момента я не нашел намека на четкое определение болезни героини. Речь шла только о каких-то приступах. Но любому читателю из-за того же любопытства, толкнувшего его на прочтение такого типа произведения, будет интересно знать конкретную причину недомогания героини. Хотя бы, где неполадки у Веры? Сердце, печень или женская сфера. И насколько серьезна болезнь тоже неясно. Уж не рак ли? Но без ответов на медицинскую часть остается много недосказанного в области художественного. Ведь можно даже предположить, что у Верочки была эпилепсия, но эта болезнь, увы, не лечится. Если бы доктор преуспел в этом лечении, то Нобелевская премия была бы ему обеспечена. Непонятки.
Во-вторых, доктор фигурирует как постулат, а не как персонаж. Просто доктор. А какой он человек? Какую бы нибудь детальку о его облике, характере, а лучше две-три. Ведь Верочка его «нежно любила». Хотелось бы знать, за что? Только ли за профессиональное исполнение своих обязанностей? Или он еще и «человек хороший»? А, может, плохой, но все равно любимый? Как-то не задержался автор на докторе, проскочил дальше. А зря. Доктора тоже люди. И читатель в недоумении.
В-третьих, в тексте три мужских персонажа: доктор, Сергей, муж. И получается, что всех трех Вера любит. Одного по-настоящему, а других совсем по-другому. А как по-другому? Из-за эмоциональной обедненности описания любви, все мужские персонажи получились блеклыми, невыразительными. Понимаешь, что совсем не это хотел показать автор. Я не сомневаюсь, что автор четко представляет, что любовь разная, многоликая и т.д. Но тогда надо наделить каждого персонажа индивидуальностью. Обычно это достигается разными, простите, «блестюшками» в характерах героев. То есть, запоминающимися деталями, которые читатель будет ассоциировать с тем или другим персонажем. Попробую доказать. Про доктора см. выше.
А вот описание Сергея: «Он действительно был красив той мужественно- сдержанной мужской красотой, на которую обращают внимание женщины». Ничего не ясно о Сергее, кроме два раза однозначно определенного пола! Или единожды сдержанного пола? Не понял. Далее, автор не обоснует, а опять лихо постулирует, что Сергей нравится Вере. А почему? Нет ответа на вопрос. Вернее, автор пытается дать ответ, но как-то неубедительно, описания постоянно вызывают вопросы: «Сергей очень нравился Верочке. По существу, он был мужчиной ее мечты. Он был выше ростом, чем муж, и это было как раз то, что надо. Веру полностью устраивал покладистый и заботливый характер мужа, но совершенно не устраивал его рост». Хочется воскликнуть: и все? Несколько сантиметров по вертикали решили дело в пользу Сергея. Вот и вся любовь! Кроме того, "выше ростом" значит другой рост, а разве рост среднего рода ("это было")? И, все-таки, почему рост мужа не устраивал Веру? Может, ей просто не нравились низкорослые мужчины? Какой он, все-таки, мужчина мечты по существу? Или существо "мужчина мечты"? Или мечта о мужчине-существе? Вопросы опять, увы, без ответов. Или вот фрагмент текста: «Он отнюдь не был разбитным ловеласом и дамским угодником. Сергей был человек строгий и сдержанный, по духу – прирожденный военный, приверженец строгих правил и порядка во всем. Он был заядлый охотник и рыболов, а значит мог долгое время обходиться без людей и жить своей внутренней , не видимой окружающим жизнью». Здесь нарушена логика. Я не очень понимаю, почему «заядлый охотник и рыболов» не может быть ловеласом и дамским угодником? И что такое прирожденный военный по духу? А какие еще бывают? Неудачно, в общем. Конечно, я понимаю, что любовь может возникнуть внезапно, проскочит "искра" меж двух сердец, и проказник Купидон уже довольно потирает шаловливые ручки. Но читателя в любом случае надо подготовить даже к этой внезапности, что достигается определенными приемами. В тексте я этого не заметил.
Прошу учесть, что я привожу только запомнившиеся примеры, на самом деле их больше, но считаю, что дело рецензента указать на обобщенные, типовые недочеты произведения, поэтому не ставлю цель привести здесь все замеченное, не занимаюсь выискиванием "блох" и придирками.
Перейдем к мужу. Что мы о нем знаем? А то, что он вечный аспирант. «Ей сделал предложение аспирант, а мама сказала, что будет спокойна, если Вера выйдет за него замуж. Слово " аспирант" звучало в те времена практически как премьер – министр. Верочке льстили эти ухаживания. К тому же аспирант был человеком надежным , да и мама советовала. В результате у Верочки появился муж, и началась счастливая семейная жизнь». Все! В сознании читателя он так и остался аспирантом, поскольку дальше о его работе сказано: «Муж нашей героини преподавал в институте теорию вероятности». То есть, аспирант, преподающий теорию вероятности всю свою жизнь? Возвращаясь к первой цитате, необходимо отметить, что в любые времена слова будут звучать одинаково, конечно, если правильно произносить, а вот смысл, вкладываемый в них, действительно зависит от эпох. Понятно, что автор имел в виду переносный смысл, но всему свое место, а переносному смыслу место в голове читателя. Он должен «жить» там благодаря усилиям автора, но не за счет частого употребления словосочетаний многозначной трактовки в самом тексте.
Впрочем, таких смысловых провалов, связанных с неправильным построением и использованием словосочетаний, очень много в тексте. Например, «У Веры как раз болел бок, и она, напившись таблеток ,лежала на кровати…». Нельзя «напиться» таблеток. Ну, никак нельзя! Они сухие... А вот лекарств можно напиться, поскольку это обобщение, включает в себя и жидкие формы... Или вот еще, я совсем не понял «вечерних неудачных поползновений на ее честь»...
Но вернемся к мужу. Что можно добавить о нем? Что запомнилось? Пожалуй, только вот это: «В поцелуях тогда был заинтересован в основном муж, а Вера так, позволяла себя целовать. Правда потом, спустя много времени, Вера наконец почувствовала вкус к поцелуям, теперь она хотела целоваться, но муж к тому времени уже совершенно остыл».
Итак, вечный аспирант, преподающий теорию вероятности, постепенно потерявший вкус к поцелуям. Вот он какой, Верин муж! Согласитесь, картина мутная. А персонаж, между тем, ключевой, несмотря на то, что второстепенный.
Такая обедненность некоторых мужских персонажей сильно снижает впечатление о тексте. Эти мужчины выглядят как марионетки, которых автор, дергая за ниточки, двигает вокруг Веры. Вера-то получилась живая, насыщенная, а эти словно декорации, фанерные герои, буратины.
Казалось бы, не дано этого автору, не может сделать выпуклыми, яркими своих героев. Вот и получалось однобоко. Однако это не так. Есть маленький нюанс, который не позволяет сделать такой категоричный вывод. Похоже, что дано, но пока еще не развилось, не распустилось, не расцвело.
Вот в чем дело-то: в тексте есть вставка о ясновидящем-горбуне. И вот тут полностью и безоговорочно «веришь» в него. Совсем не кукла. Есть и "блестюшки", есть и завитушки. Все удалось автору: и портрет, и судьба, и трагикомедия жизни, и даже женщины, прислуживающие целителю, впечатлили своей бледностью и покорностью. Я специально не привожу примеров из врезки о визите Веры к нему, не аргументирую, поскольку очень хочу, чтобы автор сам разобрался. Но этот кусок текста мне очень понравился, и если бы не стилистические огрехи, то, по моему мнению, был бы лучшим из всего представленного материала. Написано живо, чувственно.
Говоря о стиле, которым написан текст, хотелось бы отметить чрезмерное злоупотребление автором местоимений в сложных предложениях. Да и сложных предложений хотелось бы поменьше!
Вот типичные примеры (в скобках цифрами указано количество местоимений в предложении).
«Она поведала горбуну, что влюблена, и что ждет человека, с которым у нее нет связи, и она не знает, когда сможет снова его увидеть». (4, почти в каждом простом предложении, составляющим сложное, очень сложное).
«"Квазимодо" при всем его уродстве был мужчиной, не потерявшим интереса к жизни, а следовательно ему нравились и нужны были женщины, и он придумал, каким образом он сможет заслужить их расположение». (5, конструкция предложения опять сложна, за счет чего теряется логика, связь между интересом к жизни и женщинами совсем неоднозначна, возможно, стоит разбить на несколько простых).
«Она была рада, что им помешали, она бы не простила себе такого падения». (3, контраст между "рада" и "не простила" усиливается за счет повтора "она-она", аккумулируя трудности в понимании сути изложенной проблемы).
«Если ее слышали посторонние, то они могли подумать, что она оправдывается, имея в виду связь с мужчиной». (3, откуда совершенно неожиданно появившиеся посторонние могли узнать о ее связи с мужчиной? Написано "для красного словца", для излишнего украшения текста, а дало совершенно другой эффект. Опять непонятки).
Таким образом, текст, как минимум, требует тщательной корректировки по мужским персонажам, исправления смысловых провалов, выравнивания сочетаемости слов и избавления от лишних местоимений и сложных предложений.
Удачи автору!
Ждем-с расцветания. Июнь уж близок!