Памятник Маяковскому, каким он мне видится
Автор произведения: Bolev А.
Дата рецензии: 17.12.12 21:33
Прочтений: 392
Комментарии: 1 (2)
Памятник Маяковскому, каким он мне видится
Широко шагая, следи, чтоб не лопнули в паху штаны. А то получится не так величаво.
Стихотворные разговоры с классиками и о классиках - это всегда очень широкие шаги. Многие поэты-любители торопятся их сделать. Особенно мужчины, и особенно потому, что они в школе читали стихи одних поэтов про других поэтов и решили, что такое нужно писать, чтобы быть поэтами. Есть вообще специальный набор, о чём будто бы должен писать настоящий поэт, сложившийся от восприятия школьной хрестоматии: "я поэт, а вы толпа", осень/зима/весна пришла, ни-много-ни-мало о судьбах России (и погромче слова подбирать, чтоб сразу видно было - сурьёзный человек пишет), берёзки-осинки, "я поэт поэт поэт" и, наконец, "Ай, Сашка Пушкин, сукин сын". К последнему жанру и обратился господин Болев. Посмотрим же внимательно на шов в паху: выдержит ли?
Ох, как непросто -
Памятник Маяковскому.
Просто - "Ах!"
Вот Ивана Андреевича Крылова
Усадили поверх ослов в пиджаках -
И готово!
Или - Пушкин:
Мечтательно глядя вдаль,
Он стоит...
Да и сидя - глядит туда же.
Тут, хоть Пушкина не читал,
Сразу скажешь:
Вот - пиит.
А такому, нежнейшему из поэтов,
И при этом -
Яростнейшему бойцу?
Ухватить бы за хвост комету -
Из неё, бьющей звёздным светом,
Не застывшей скульптурно - где там! -
Мчащей космосом над планетой -
Это я понимаю! Это -
Только это
Ему к лицу.
Как и можно ожидать, стихотворение о Маяковском стилизованно под Маяковского в меру возможностей автора, а именно: имитирован жёсткий ритм, рубленые разноразмерные строки, конструирование фраз и подражание образной системе и манере речи. Не удалось только повторить коронную "маяковскую рифму" - сложную, очень насыщенную, омонимическую или составную. Да и рифмовка у Владимира Владимировича не так гуляла рисунком, сколько я помню. Ближе к концу множатся строки, которые должны по логике стихотворения быть по одной: сначала двоятся (поэтов - при этом), затем вовсе образуют пятистрочный анклав-монорим с одной акцентирующей эпифорой (комету - светом - где там - планетой - это - это). Приём опасный, им легко разбалансировать стихотворение, но господин Болев сдюжил. Читается всё - замечательно, стройно, энергично.
Вердикт: шов немного потрещал, но выдержал, можно шагать и дальше.