Произведение: Утро в маршрутном такси
Автор произведения: Маша Халикова
Дата рецензии: 12.05.12 19:23
Прочтений: 249
Комментарии: 0 (0)
Утро в маршрутном такси
Среди огромного многообразия живых существ, населяющих нашу планету, вряд ли найдется вид, особи которого разнятся между собою так сильно, как люди. Каждый из нас уникален и имеет обыкновение по-своему воспринимать ситуации, которые на первый взгляд кажутся однозначными. Некоторые относятся ко всему с завидным равнодушием (таких людей, пожалуй, больше всего, так как они меньше болеют и дольше живут). Они – словно зеркало: что бы ни отразилось в нем, оно тут же исчезает без следа. Сознание других больше напоминает кинокамеру (эти часто страдают неврозами): оно запечатлевает все происходящее, восприятие в этом случае чаще всего происходит под углом существующих стереотипов, и прокручивают полученную информацию снова и снова, пока пленка не потрется или кто-нибудь не сломает камеру хорошим ударом кулака. Третий тип, продолжая кинематографическую метафору, я бы определила, как «режиссеры». Кроме съемки, в их сознании происходит тщательная обработка, монтаж, после которого обыденная черно-белая ситуация становится многослойной, цветной. Аксиомы подвергаются сомнению, плоское приобретает объем (я не про женскую грудь). Именно к третьей категории относятся писатели. Хорошие писатели. Говорят, что шедевральные картины меняются при перемене позиции смотрящего на них. Таким образом, каждый зритель уносит свое неповторимое впечатление. С литературными произведениями, на мой взгляд, точно так же: стоящая работа способна меняться от читателя к читателю. Она – неоднозначна, не стереотипна. Среди прочитавших ее обязательно найдется два человека, каждый из которых скажет: «Автор имел в виду следующее …, и был прав». При этом утверждения этих людей будут прямо противоположны.
Прочитав рассказ «Утро в маршрутном такси» пера Маши Халиковой, поначалу я глубоко прониклась грустью и сочувствием, которые навивает атмосфера этой работы. Рассказ выполнен грамотно и с чувством. Протагонист – дедушка, которого самым оскорбительным образом выгоняет водитель маршрутки – кроток и несколько жалок. Это хорошо видно по немногим репликам, которые он произносит. Портрет антагониста, водителя, выписан не менее четко: действия и реплики красноречиво говорят о том, что этот товарищ, не кто иной, как подлая безжалостная свинья. А гусь, как известно, свинье не товарищ, потому читатель непременно должен проникнуться праведным гневом по отношению к этому водителю.
К сожалению, этого у меня не вышло. Однозначное суждение о том, что старец - добро, водитель - зло, не давало покоя, меня слишком сильно тянуло поглядеть сквозь другие грани этой призмы. А в ситуации, о которой повествует этот волнующий рассказ, граней, мне кажется, масса, как минимум, две. Дабы не быть голословной, приведу вам примерное описание того, что увидела я, обойдя призму с другой стороны.
Жизнь в маршрутном такси.
Звук будильника прорезал темноту сентябрьской ночи. Андрей уже не спал. Организм привык пробуждаться в половине пятого к первой развозке, и даже в выходные, которых выпадало не много после поступления сына в университет, сон неизменно исчезал в одно и то же время каждый день. Накинув старый махровый халат, он вышел на балкон. Крепкая сигарета заглушила тошнотворный привкус во рту, какой всегда бывает при раннем пробуждении. Во дворе было свежо, начинали петь первые птицы. Андрей снова вспомнил юношеские годы, когда они с отцом они просыпались ни свет, ни заря и отправлялись рыбачить на реку. Сейчас Андрею было примерно столько же лет, сколько тогда отцу. Со своим сыном он ни разу не ходил на рыбалку. Работа, что говорить, пыльная, и в прямом и в переносном смысле. Если и выпадает свободный от выездов и ремонта день, ничего не хочется, кроме того, как лечь на диван и смотреть телевизор. Да и Сашку больше интересует компьютер, какая там рыбалка.
«Учиться надо было в свое время, а не на рыбалку лазить со своим отцом неудачником. Сейчас бы не вертел баранку, как проклятый. И я со своей подагрой в школе не батрачила б», - подумалось Андрею голосом жены. Она непременно сказала бы так, если бы услышала сейчас его мысли.
Когда автобус развозки подкатил к парку, начинало светать. По дорогам поползи первые машины. У большинства из них есть точка отправления и пункт назначения. Как в школьных задачах - «объект движется из А в В». С маршрутным такси все не так: у него - круг, точнее, десять кругов, и почти все - замкнутые. Предусмотрен, конечно, обеденный перерыв, но ради него нужно пропустить один круг, а это существенно сократит заработок за день. Позволить себе такую роскошь, как обед, не каждый может. Особенно, если жена - учительница, а сын - двадцатилетний дармоед, который делает вид, что учится. Потому, чаще всего Андрей перехватывал бутерброд часов в двенадцать на конечной, запивая чаем из термоса.
Еще не истоптанный пассажирами салон маршрутного такси приятно пах моющим средством. Предыдущим вечером Андрей потратил не меньше часа на его уборку. Пусть он и неудачник, но за машиной смотреть умеет, это уж точно!
После стандартной процедуры прохождения врача и диспетчера, маршрутное такси номер 12 пустилось в свое долгое путешествие по кругу. Хлынули потоки пассажиров, десятки знакомых лиц. Или они просто очень похожи друг на друга? К восьми еще горячее сентябрьское солнце начало изрядно припекать через лобовое стекло. Водители и пассажиры, словно разморенные мухи, двигались медленно и неохотно. На железнодорожном вокзале снова образовалась дикая пробка. Через двадцать минут стояния в железной очереди, Андрей начал терять терпение. Чем больше сгорит топлива, тем меньше останется в кармане. Его основной заработок - то, что остается после сдачи плана и покупки солярки.
- Ну что вы там, ослы? - выкрикнул он, высунувшись из окна. - Долго еще стоять будете?
Кто-то из застрявших впереди ожесточенно посигналил в ответ и крикнул что-то нечленораздельное, судя по тону, не комплемент.
Минув, наконец, вокзальный светофор и проехав пару кварталов, Андрей вдруг почувствовал едва уловимый неприятный запах из салона. Он посмотрел в зеркало.
«Этого еще не хватало!» В самом конце салона сидел дед, грязный и заросший, словно леший. Вошел он, по всей видимости, в заднюю дверь. Иначе Андрей сразу бы его заметил и не пустил. На кой черт Катька только выстирала чехлы с сидений. Она, конечно, баба мерзкая и гадкая, но труд ее Андрей все же ценил. Ей в школе не легче, чем ему здесь приходится.
«И хрен же с ним, что не заплатил. Он сейчас выйдет, а вонять еще час будет. И так дышать в салоне нечем», - накручивал себя Андрей.
На очередной остановке он повернулся в салон и громко сказал:
- Эй, мужик, давай-ка на выход!
Замарашка сидел не двигаясь, будто и не к нему обращались. «Ладно, - подумал Андрей, - может на следующей свалит».
Но дедок не сваливал. Даже наоборот: он активно ягозил в кресле, зачем-то нагибался и шарил по полу.
«Вырыгает - убью собаку!» - продолжал злиться Андрей. Только на прошлой неделе ему пришлось мыть за пьяным подростком, возвращавшимся с уличного концерта.
- Эй, мужик, вылезай! Ты меня достал! - снова крикнул Андрей. Без реакции. - Ты уберешься, или нет?
«Надо же, какой наглый. И бровью не ведет!»
Еще через пару кварталов терпение лопнуло. Андрей остановил машину и выскочил наружу.
- Мужик, я тебе сказал, пошел вон отсюда или я тебя сам сейчас вышвырну!
Он вдруг почувствовал, как задрожали руки. Это появилось в последние полгода. Стоит понервничать - сразу трясутся руки, как у алкоголика какого-нибудь.
- Так вы мне? - спрашивает хитрец. Будто неясно, кому.
- Тебе! Убирайся скорее!
Дед начал что-то мямлить, но Андрей разозлился настолько, что и не разбирал, что он говорил, а только продолжал кидать злобные угрозы.
Покопошившись еще несколько минут, старикашка вынул из-под сидения грязную белую кошку. Несчастная бешено таращила глаза, вцепившись в рукав потертого серого пиджака.
Выставив деда, Андрей опять уселся в водительское кресло. Симпатичная девушка на переднем сидении осуждающе смотрела на него. Ему, почему-то, отчаянно захотелось крикнуть ей: «А ты с мое здесь посиди и подыши целый день этой вонью! Сама-то, небось, в кабинете сидишь да кофей распиваешь!» Но он этого не сделал. Ведь девушка так и не сказала ни слова, просто молча посматривала в его сторону. Да и симпатичная, не хочется обижать.
Вот, что увидела через призму я. Не буду отрицать, что и этот взгляд не достаточно объемный и цветной. У Маши несчастным был дедушка. У меня - водитель. А ведь несчастны они оба - каждый по-своему. Можно ли показать это в рамках одного рассказа? Думаю, да. И такая «режиссерская» работа уже будет достойна признания «киноманов».
В ином случае, и мой взгляд, и взгляд автора, больше напоминают путевые заметки, нежели художественное произведение.
Напоследок хочется сказать, что каждая работа, созданная с чувством, имеет право на внимание со стороны читателей и критиков.