Оранжевая сумка
Автор произведения: Полонская Е.
Дата рецензии: 11.02.12 23:58
Прочтений: 1245
Комментарии: 4 (8)
Оранжевая сумка
В связке «объект-предмет» мужчины заведуют объектом. Они смотрят вдаль, вширь, вглубь, ввысь, не отвлекаясь на мелочи. Женщины напротив, известны своим трепетным отношением к вещам и полным игнорированием объективной реальности.
Если мужчина напишет книгу и назовет ее «Оранжевая сумка», вряд ли мы в ней обнаружим сумку fendi и ее счастливую обладательницу. Скорее всего, это будет жестокий детектив, а невзрачная на вид сумочка окажется орудием убийства, или же это будет шпионский роман, а оранжевая сумка – кодовое название секретного оружия, способного уничтожить мир.
Потому что мужчины не любят сумки вообще, и женские в частности. Сумка, в которой для женщины заключен целый мир, им представляется бездонным убежищем для никчемного барахла. Они не верят в возможность найти в ней что-нибудь стоящее и категорически не согласны с ценами, устоявшимися в этом товарном секторе. Женщины, напротив, любят свои сумки, никогда с ними не расстаются и за ценой не стоят.
Вопрос: «У тебя там не кирпичи часом?» всегда ставит женщину в тупик потому, что она никогда не знает наверняка, что именно в данный момент находится в ее сумке. Кроме постоянных обитателей - помады, зеркала, розового бегемотика и частично съеденной шоколадки, в ней есть временные постояльцы, из тех что постоянно забываются там и сям - ключи, кошелек и телефон. Бывают и нелегалы, проникшие в сумку по недоразумению или в силу сложившихся обстоятельств - фантик от конфеты, съеденной на совещании, отчет о работе отдела за 2008 год и разводной гаечный ключ.
Поэтому женщины ценят в сумках не только их брендовую стать, о которой могут говорить часами, но и внутреннее содержание, которое скрывают даже от своих подруг.
Я без всяких шуток утверждаю, что содержимое такого сакрального предмета, как женская сумка заслуживает не только всяческого изучения и анализа, но и художественного осмысления и рада объявить, что процесс пошел.
Елизавета Полонская написала такой рассказ. Его героиня – оранжевая сумка-бочонок – любимая сумка младшей из сестер, отдыхающих на морском берегу.
Несмотря на то, что действие рассказа происходит в курортном местечке, а главной причиной событий является такая (на взгляд некоторых) пустяковина, как девичья сумочка, рассказ нельзя отнести к так называемой дамской прозе, воспевающей гламур.
Две девушки, две сестры, одна из них потеряла сумку. Вернее, ее украли. В сумке документы и деньги, но не эта потеря основная причина переживаний сестер.
«Тома перекатывалась с боку на бок, взбивала подушку, расправляла одеяло, пытаясь убаюкать неприятные мысли и уснуть. Как бы не так. Тот, незамеченный на пирсе, продолжал ворошить Люськины "богатства": в мусорный мешок летели зеркальце, расческа, карта метро, ментоловые леденцы, таблица английских глаголов...»
Утраченные богатства смехотворны, но переживания героинь не имеют ничего общего с потерей материальных благ. Кто-то чужой проник в их личный, не для постороннего глаза, мир, разрушил его и развеял по ветру.
Отдых испорчен. Но автор сжалился над сестрами, и сумка нашлась. В ней не было денег и телефона, но все остальное осталось нетронутым. А чего еще желать? «Остальное», оно и есть главное!
Рассказ Полонской о неприкосновенности предметного мира другого человека, неприкосновенности внутреннего мира его души. Идея интересная и решение выразить ее через содержимое девичьей сумки не менее интересно.
Небольшой рассказ вместил в себя не только потерю сумки, ее возвращение и сопутствующие этим событиям переживания героинь, но и ретроспекцию – читателю становится известно, как отдыхали сестры до злосчастной кражи и даже подробности их «докурортной» биографии.
Язык автора заслуживает всяческих похвал, он не лишен образности, лаконичные фразы радуют объемным содержанием:
«Волны сердито подхватили остатки московской маеты - и забросили куда подальше, за кромку неба»
«Его нудный голос и внушительная фигура заполняли почти все пространство комнаты, вытеснив сестер в угол возле окна».
Повторы «(волна, волна...)», «(не буду, не буду)», использованные как прием, прекрасно отражают смятение в душе героини.
Интересны запоминающиеся и психологически достоверные детали, одна из которых заставила меня обзавидоваться:
«Когда в номер вошел милиционер, Люська так и стояла посреди комнаты с прижатой к груди рукой».
Вместе с тем упоминание о смерти матери, случившейся год назад, на мой взгляд, утяжеляет рассказ, ничего не прибавляя к его содержанию и никак не отражаясь на раскрытии темы.
Записки, которые писала младшая из сестер, несомненно, призваны сыграть конструктивную роль - с их помощью автор посвящает читателя в счастливые дни отдыха героинь, предшествующие краже. Мне такой способ авторского решения показался не совсем корректным - сомнительно, что старшая сестра помнит наизусть такое количество записей своей младшей сестры, да и поданы записки так, что выглядят простым перечнем. Этот перечень коротких детских сочинений растянулся на четверть объема рассказа и погасил накопленное читателем эмоциональное напряжение. Он же играет роль водораздела между первой половиной "Оранжевой сумки" - почти ажурной, отличающейся тонким психологизмом и второй, в которой автор торопливо расставляет точки над i, подчас прибегая к газетно-плакатной экпрессии :
«Сколько Люськиных привычек, наивной девчачьей жизни вмещала эта сумка, - пузатая, приметная, лихо оранжевая! Пока в полотняное нутро не забрались чужие руки...»
Все кончилось хорошо. Сумку подкинули. Автор на профессионально уровне закруглил повествование, вернув курортному городку былые краски и настроение. «Шум моря, крики чаек, людские возгласы сливались в пестрый, ликующий гомон».
Но моя читательская радость от находки оказалась умозрительной. Я вернулась в начало и окончательно утвердилась в том, что этот рассказ заслуживает более эмоционального финала.