Дочь Маккавеев
Автор произведения: Шустерман Л.
Дата рецензии: 21.01.12 00:48
Прочтений: 292
Комментарии: 4 (6)
Дочь Маккавеев

   По прочтении рассказа Леонида Шустермана «Дочь Маккавеев», я долго не решался браться за отзыв. Сначала испугался – решил, что не потяну столь глубокое произведение. Потому что за двадцать минут, которые заняло у меня чтение рассказа, я обнаружил в своей эрудиции огромное количество «пробоин», латание коих у меня займет, дай Бог, месяц.

   Потом я прочитал «Ответь мне из бури…» и уловил связь между способами построения этих двух рассказов. Это навело меня на мысль о том, что «Дочь Маккавеев» можно считать не полноценным рассказом, а философским рассуждением. Точнее, не «можно», а нужно считать рассуждением, так как читатель неискушенный не найдет в «Дочери» ни единого признака рассказа. Поэтому и отзыв свой я составлю в виде рассуждения, стараясь соответствовать высокому уровню Леонида Шустермана.

   Условно «Дочь Маккавеев» можно разделить на две части: размышление о «земле, текущей молоком и мёдом» и Священном Писании, плавно переходящее в проекцию на действительную жизнь персонажа здесь и сейчас; размышление об израильской девушке, непроизвольно явившей герою символ красоты и духа «Маккавеев».

   С первой частью все понятно: земля и вера этой земли – Леонид связывает и одновременно разрывает две темы в красочном размышлении. Вторая часть немного похожа на первую, с тем лишь исключением, что в центре внимания девушка и ее вера. Улавливаете связь? От насущного Леонид в два шага спускается в сущее: жизнь скромной «религиозной еврейки» в начале, и самоотверженный «молот Маккавеев» в конце. Стоит сказать пару слов о построении рассказа: Леонид принимает одну идею за тему и раскручивает ее в нескольких вариациях. Почитайте «Ответь мне из бури…», там, можно сказать, наглядно представлен этот интересный и довольно редкий прием.

   Итак, мы имеем две центральные идеи, при которых рассказ выглядел бы довольно «серо», если бы не один замечательный момент. Этот момент – середина произведение, поворотное (в данном случае переходное) событие, которое, как ни странно, тоже состоит из двух частей. Не знаю, намеренно Леонид поделил «переход» на две части или случайно, но благодаря этому разделению «Дочь Маккавеев» заиграла (лично для меня) новыми красками. Впоследствии, эти «краски» составили общее впечатление о рассказе, так сказать ментальный след.

   В завершении первой части, перед встречей с «Дочерью» герой вспоминает, как в детстве ловил майских жуков. Причем не сам процесс ловли как таковой, а впечатление, «духовидческий опыт», присущий в какой-то степени каждому взрослому человеку, утратившему в далеком детстве эту чудесную «способность». При помощи стандартного литературного решения (из Рая – в Ад) Леонид усиливает это впечатление при помощи «чёрных шмелей».

   Тем же самым литературным решением Леонид раскрывает вторую часть «середины», превращая «дурнушку» в «Дочь Маккавеев». И здесь он наделяет героя толикой счастья – позволяет ему во взрослом возрасте испытать «духовидческий опыт», только с другой стороны, из Ада в Рай. Момент «необыкновенного преображения» описан очень красочно, цельным визуальным образом, в котором самое прекрасное – это смесь «взрослого» анализа и «детского» восприятия.

   В заключении скажу, что рассказ очень сложен и написан явно «не для всех». Но, конечно, художественной ценности это произведения не лишает.