Произведение: Убийство в "Львином прайде"
Автор произведения: Галинка
Дата рецензии: 23.09.12 12:21
Прочтений: 307
Комментарии: 7 (30)
Убийство в "Львином прайде"
Большой загородный дом, гости, съехавшиеся по приглашению владельца, снегопад, непрекращающийся сутки и загадочное убийство хозяина за четверть часа до обеда. Этого достаточно, чтобы констатировать: автором соблюдены все каноны классического английского детектива.
Я тепло отношусь к английскому детективу. Мне нравится его тонкая интрига, любопытные типажи, скрытая ирония. Но более всего в английских детективах мне нравится Англия, старая, добрая Англия, которая открывается читателю, стоит ему открыть книжку.
В рассказе «Убийство в «Львином прайде» нет Англии. Его герои величаются по отчеству и носят русские фамилии, но России в нем тоже нет, ни старой, ни новой. Ни признаков, ни намеков, ни характерных особенностей в поведении героев. Немалая компания, собравшихся в особняке людей, производит впечатление массовки. Персонажи лишены индивидуальности, их звучные имена существуют сами по себе и заставляют вспомнить слово «перечень». Читателю неведомо, как выглядят эти бесчисленные Львы, Леониды, Леонарды, Милы, Элеоноры и прочие, какие у них проблемы, хобби, привязанности и пр. – никаких подробностей автор на этот счет не дает, ограничиваясь короткими «внучка», «невеста», «бойфренд» или удивившим меня «отец – сын старика». Пара-тройка развернутых характеристик по существу ничего не добавляют: «Элеонора Львовна, конечно, была эффектной женщиной, но мне чего-то в ней не хватало». Или «копна каштановых волос и соблазнительная стройная фигурка, обалденные ножки из-под коротенького халатика». Последнее наводит на мысль, что самые пышные эпитеты способны обезличить героя, если представляют собой затертый до дыр штамп.
Смущает наличие дворецкого в штате домашней обслуги. Я понимаю, что какому-нибудь современному нуворишу могла прийти в голову блажь наречь своего слугу дворецким или даже мажордомом, но тогда читатель вправе ждать хоть какой-то реакции героев на экстравагантные причуды своего родственника. При чтении рассказа складывается странное впечатление, будто потомственное дворянство в России благополучно и с почестями существовало на протяжении всех советских лет, не меняя привычек и не утратив состояния. Действие в рассказе зависает вне времени и пространства, от чего замок, камин, дворецкий и даже поминаемый героями Интернет кажутся ненастоящими.
Убийство в рассказе произошло за четверть часа до обеда, и за такое же время после обеда оно было раскрыто. Никаких следственных действий героем, взявшим на себя миссию сыщика, предпринято не было. Если не считать «звонка другу» и выглядывания в окно.
«Я позвонил своему другу, который работал оперативником. Он обещал помочь». Но убийство - это не то преступление, которое может расследоваться исключительно по личной инициативе и в частном порядке, и возникает вопрос: Чем помочь? Скрыть труп и замять это дело?
«Я выглянул в окно: снег идти перестал, он лежал девственным покрывалом - ни пятнышка, ни следочка, значит, из дома никто не выходил». Вывод, из которого следует, что в доме единственная дверь, а все окна выходят на одну сторону. Очень странное архитектурное решение.
Если принять на веру, что действительно в дом никто не входил и из него никто не выходил, то далее автор должен подставить под подозрение каждого из гостей поочередно. Но гостей много, а рассказ маленький, поэтому детективная фабула не нашла должного развития, а была представлена в свернутом виде. Под подозрение гости попали скопом. Герои поговорили за обедом, ничтоже сумняшеся сняли подозрение с тех, кому «дед нужен был живым» (такая вот партизанская лексика в аристократическом семействе), после чего самый проницательный сообщил имя убийцы.
Я как читатель не испытала положенных мне эмоций. За все время пока я читала рассказ, автор ни разу не направил меня по ложному следу, не подкинул мне улики, чтобы я думала «не на того», а настоящий убийца ни разу не был вне подозрений. По существу мне было все равно, кто из гостей нанес хозяину удар по голове бронзовым молотком для отбивания мяса. Если честно, меня больше заинтересовал бронзовый молоток. Какое-то несерьезное орудие для умышленного убийства. Никакой гарантии, что от удара кухонно-сувенирной игрушкой взрослый мужчина рухнет бездыханным.
Детективные истории должны увлекать читателя по определению, интрига – их суть и смысл, в противном случае автор обеспечивает своему детищу выпадение из жанра. Читатель – соучастник расследования, он наблюдает, оценивает, подозревает, опасается новых жертв. Но рассказ «Убийство в «Львином прайде» написан в режиме диалога. О происходящем читатель узнает только из реплик персонажей, разговаривающих между собой, то есть «с чужих слов». В результате он ни в чем не уверен – все персонажи находятся под подозрением, и все, ими сказанное, может оказаться ложью. Немудрено, что ему не за что зацепиться и не на что опереться, чтобы строить свои предположения, он лишается роли соучастника и остается сторонним наблюдателем.
При всех «легкости» детективного жанра написать детектив - дело не легкое. Описать случай или поделиться впечатлением можно за один вечер, достаточно соответствующего настроения и умения излагать свои мысли на бумаге. Но написать детективную историю, уповая только на вдохновение невозможно. Кроме основной сюжетной линии «преступление-расследование-разоблачение», нужно позаботиться о ложных версиях для читателя и помимо основной разработать не одну дополнительную. Не намеком, а от начала до конца. Нужно придумать десятки деталей, работающих на эти версии, сплести все в единый клубок, запутать в нем читателя, и выпустить его только в финале. Без этого текст будет представлять собой всего лишь историю с криминальным сюжетом.