В черте безвластья
Автор произведения: Шустерман Л.
Дата рецензии: 14.02.11 03:18
Прочтений: 226
Комментарии: 4 (15)
В черте безвластья
Содержит ненормативную лексику.
Давай, брат, отрешимся!
Я разделил бы произведение на две примерно равные части. Используя стилистику автора, первую из них я назвал бы:
“Чего хуем не доебешь - того яйцами не достукаешь” или
“Почему Лев Толстой - великий аффтар”.
Наученный дискуссиями “Жанров” не рискну назвать эту часть новеллой. Это, скорее, энергическая прелюдия по мотивом Толстого и Гашека.
Может быть это зачин новой эпопеи, который пока некуда девать.
Но, скорее всего, автор задумал построить яркий контраст, антитезу между царством абсолютного насилия и островком нечаянной свободы - пусть и в ущерб жанру.
Как это сработало на идею, вот в чем вопрос, бог с ней, с чистотой жанра. На мой взгляд - отрицательно. Или, скажем так - этот контраст сработает только для читателей, близких ЛГ духовно.
Правильный военный ЛГ не таков.
Пользуясь идеями Куросавы, скажу, что ЛГ этот - подлинный самурай, отдыхающий в краткий миг между битвами, душевно свободный среди самого страшного давления, а говоря по русски - похуист, для которого описанный бардак - тихая гавань и который умеет быть незаметным, находясь под самым носом у начальства.
Белая зависть окружает этих людей, они умеют быть невидимыми, не будучи, впрочем даже и симулянтами и придурками, не бывающих последними в переделках.
Катарсис ЛГ, о котором говориться во второй части, боюсь, останется ими не понят. Так что контраст сработает только для граждан с тонкой душевной организацией, тех, которые не умеют оставаться невидимыми, даже спрятавшись под машиной, вместо того, чтобы разумно миновать начальствующий состав с видом человека, твердо идущего по свои военным делам.
Итак, переходя к собственно новелле, начинающейся словами - “Я - солдат срочной службы...” отметим, что пар ушел в свисток.
Вторую часть, а именно - новеллу я бы рецензировал под заголовком -
Weitermachen!
Незаконченность “Швейка”давно гнетет писательские умы. Признаться, и меня не оставляет образ этого мудрого идиота, встающего над сортирной ямой со спущенными штанами и ремнем на шее и ожидающего команды "Продолжай делать!".
Более того, он и есть тот герой, которого ожидает увидеть читатель, которому он верит, потому, что, проявив чудеса субординации, он тут же найдет пожрать, выпить, а то и девочку склеит - и все сойдет ему с рук.
А наш ЛГ переживает то, что для большинства давно понятно - есть простые ценности - водка, чай, хлеб, воля. И не дрыгать ногами если не ебут. И солдат спит - а служба идет.
Но чую, катарсис не пойдет ему впрок - он так и останется неравнодушным, нетерпимым к глупости и чванству. И долг свой выполнит не хуже других. Хороший это герой, положительный. заслужил он эти четыре дня воли. Но - нетипичный.
А что посоветовать - решительно усечь до новеллы per se, убрать призрак Дуба вкупе с пикейными жилетами. Те, кому герой духовно близок - домыслят первую часть сами, а вот проступившие образы - обнаружат и поставят в укор.
ИМХО