Кто я?
Автор произведения: Рябушева Лариса
Дата рецензии: 29.11.10 23:27
Прочтений: 293
Комментарии: 8 (22)
Кто я?
Лариса Рябушева пишет прозу. В ее рассказах нет ни политики со шпионами, ни технологических катастроф со спасателями, ни войны, ни криминала. На первый взгляд, обычная женская проза со всеми этими Kinder, Küche, Kirche. Мелкотемье. Было такое словцо, им советские литературные критики клеймили книги, герои которых решали свои маленькие проблемы без участия больших начальников. У Ларисы герои обычные - мужья, жены, дети, соседи. Место действия – улица, дом, квартира. Осталось только записать ее в разряд певцов семейного очага и погладить по голове за примерное поведение. Но есть одно «но», даже два. Первое – ее прозу отличает такое важное качество, как честность, а второе - Лариса - отчаянная фантазерка.
Рассказ «Кто я?» написан от первого лица. Героиня - Чукримова Лена, сохранившая за собой полученную в юности кличку Чукча, ждет мужа из длительной командировки. Через три месяца муж возвращается домой и не находит жены – птичка улетела.
Не бог весть, какой новаторский сюжет. Аналогов в литературе - пруд пруди. Но в рассказе Ларисы Рябушевой «птичка улетела» в буквальном смысле. Потому что в отсутствие мужа героиня превратилась в настоящую птицу. Превратилась не по мановению волшебной палочки – ударилась оземь и обернулась белым лебедем, или - легла спать девушкой, проснулась розовым фламинго. Нет, Лена-Чукча превращалась в птицу постепенно, исподволь. Сначала пушок на теле, потом перья. Героиня не обращается в больницу – город маленький, могут пойти разговоры. Она делится проблемой с подругой Нинкой. Но Нинке в тот период было не до пушка на чьем-то теле, от нее парень ушел к бывшей жене. И Лена-Чукча остается один на один с жуткой перспективой.
Фантастический процесс превращения героини в птицу описывается автором вполне натуралистично. «Я не могла ходить в одежде, мне было больно. Перья прижимались, поднимали своим остовом кожу, и она жутко зудела. Поход в магазин занимал полдня. Двигалась я осторожно, каждый шаг доставлял неудобство». Возвращаясь из магазина, Чукча снимала одежду и «долго шевелила перьями».
Несмотря на произошедшие с ней чудовищные перемены, она ведет себя мужественно – но это не противостояние надвигающейся катастрофе, это попытка жить, скрывая от всех свое новое обличье. Она выщипывает перья, прячет исцарапанные нещадным бритьем ноги под брюки. У нее изменился голос, и, отвечая на телефонные звонки, она делает вид, что у нее больное горло.
«Я начала летать. Так смешно. Впервые это получилось, когда чуть не упала со стола. Перегорела лампочка на кухне. С табуретки я почему-то не доставала, хотя раньше… Влезла на стол, но как-то так неловко. Стол покачнулся, и я стала падать. Инстинктивно взмахнула руками и спланировала на пол. В зобу дыхание спёрло. Именно, в зобу. У меня стали меняться лицо и шея».
Табуретки, лампочки, муж, свекровь – все, что имеет отношение к реальному миру, не оттеняет своей нарочитой обыденностью фантастические перемены в героине. Наоборот, новый птичий облик молодой женщины перестает казаться чем-то невероятным и занимает свое место в ряду привычных вещей.
Лариса умеет сделать своих персонажей живыми, умеет удивить читателя, заставить его смеяться. Рассказ читается с сочувствием. Несмотря на явную «недописанность», которую выдают неработающие детали, отсутствие композиционной стройности и невычитанность текста. Эти огрехи легко устранимы. Но мне вспоминается вопрос, который преследовал меня еще в школе – что хотел сказать автор своим произведением?
Действительно, что? Если Лариса хотела удивить читателя или напугать, то к чему эти табуретки и лампочки? Кого можно напугать табуреткой? У автора достаточно способностей напичкать рассказ невероятными вещами и событиями, фантазии ей не занимать, и вдавить ошеломленного читателя в кресло она умеет.
Тогда может быть она хотела написать печальную историю о несправедливо поломанной жизни, вызвать у читателя слезу, расстроить? История действительно печальная, но когда читаешь, как героиня, окончательно превратившаяся в похожую на индюка птицу, угощается коньяком, невольно начинаешь ржать. А читательское ржание в вещах, призванных вызывать жалость, недопустимо. Оно разрушают авторскую идею.
Эта история вполне могла быть драматической житейской историей о том, как рушатся отношения. Если бы были отношения. Но их нет. Их нет не потому, что муж в командировке. Героиня регулярно общается по телефону с супругом. Но как-то без «отношений». Без подозрений в изменах, без недоверия, без общих планов на будущее и общих воспоминаний, без упреков и слез, без каких-либо «говорящих» деталей их совместной жизни.
Лена-Чукча скрывает от мужа, что с каждым днем становится все больше похожа на птицу, не делится с ним своими страхами. Почему?
Может, здесь зарыта собака? Супругов легко заподозрить в безразличии друг к другу. Слишком ровные у них отношения, слишком размеренная жизнь. Героиню могло «укачать» как это бывает во время долгой езды на автобусе, и ей захотелось «сойти». Поэтому она превратилась в птицу, поэтому скрыла от мужа, что обрастает перьями.
С той же долей вероятности можно предположить, что молчала Чукча, потому что не верила, что станет птицей, и скрывала это от мужа, как скрывают неприятную сыпь или прыщи.
Еще один вариант – роль примерной домохозяйки оказалась для героини непосильным бременем. Ее богатый внутренний мир, ее способности и таланты оказались зажатыми в тиски брака. Превратиться в птицу ее заставило глубокое неудовлетворение.
Еще она могла сойти с ума. Вся это история с превращением вполне могла быть в ее больном воображении. А финальный полет с балкона не что иное как суицид.
Думаю, что у автора этот счет только одно мнение. Но оно оказалось скрытым от читателя, которому по прочтении рассказа ничего не остается, кроме как строить предположения и понимать авторский замысел «в меру своей испорченности».
Название рассказа «Кто я?» наводит на мысль, что героиня не знает ответа на этот вопрос. Здесь тоже мог бы быть не один повод для размышлений. Ведь человеку неведомо, что творится в глубинах его психологии. Поэтому вопросом «кто я?» мог бы озадачиться и читатель. Но заложенная только в названии тема, не нашла развития в тексте. И вопрос «Кто я?» повис в воздухе.
Я не призываю автора представить в рассказе некое резюме, в котором будут расставлены все точки над i. Вовсе нет. Но в диалогах, в интерьере, в мыслях героини должны присутствовать некие маячки, указывающие на характер взаимоотношений с мужем, или на симптомы душевной болезни, или на проявления талантов героини, или на то, что пока известно только автору. Чтобы, когда читатель закрыл последнюю страницу, он смог сложить мозаику из разбросанных по тексту деталей, сделать открытие и задуматься о себе.