Автор произведения:
Дата рецензии: 08.12.11 22:44
Прочтений: 3082
Комментарии: 4 (26)
Времена года
I. К О.
Когда шепчу, отчаянно и нежно,
Что ты свои забыла обещанья,
Что ветрена, обнажена небрежно,
Ты снова намечаешь день прощанья,
Когда, припомнив прежние разлуки
И горькую привычку к расставаньям,
Грожу, что прежде холода и скуки,
Я первый положу конец свиданьям,
Не верь, моя подруга золотая!
Люблю я тем сильней, краса и муза,
Чем очевидней истина простая:
Природа против вечного союза.
Надежда не даёт расстаться с милой –
И ход времён нас разлучает силой.
II. З И М А
К католическому Рождеству
Растранжирено золото папства,
Первым снегом умытая паства
Реформацию ждёт к торжеству.
Бросив в грязь золотую листву,
С новым Urbi et Orbi : «Богатство,
Пышность, Праздность – духовное рабство!», –
Протестантство встаёт на посту.
«В общий путь! От крещенья морозом
К причащению от белизны!
Под одежду, бесстыдная бронза,
Все трезвы, работящи, честны!»
И домашняя скромная проза
Наше Кредо теперь… до весны.
Ш. В Е С Н Е
Когда оседает в полях ледяная держава,
А по городам её шкура пробита мочой
И с грязью сбегает ручьями кровавая слава,
Тебя вспоминают, и верят, и ждут горячо.
Забыв, чья ты дочь, что бледна, холодна и прыщава,
Что детски костляво твоё молодое плечо,
Голодная птица полей и лесная орава
В припадке надежд попадают на старый крючок.
В разбойничьем марте не хлынет зелёная лава,
В холодном апреле, и даже за первым грачом –
Опять мокрый снег и чернеет сырая дубрава.
Взрослея неспешною плотью под жарким лучом,
Ты просишь любви, но ведёшь себя словно шалава.
И вот уже Лето. Все любят. А ты ни при чём.
IV. Л Е Т О
Зачем ты лгал как ветреный любовник,
Затеявший в очередной роман,
Что к нам вернулся ревностный паломник,
А не залётный гость из жарких стран?
Зачем смеялся, гастролёр-садовник,
Сворачивая пёстрый балаган:
«Цветы увяли, но созрел шиповник,
Зимой – две чайных ложки на стакан...»
И поглупев как пёс, узнавший ласку,
От изобилья временных щедрот,
Я любовался как менял окраску,
Как разоделся лиственный народ,
Друг другу пересказывавший сказку,
Что ты сюда вернёшься через год.
Четыре сонета - четыре времени года, приём не нов и читатель вправе ожидать от автора каких-то изысков изобретательной поэзии, чтобы не заскучать среди разноцветья фотосюжетов.
Автор попытался изменить угол своего зрения на затёртую до дыр тему и, порой ему это удавалось достаточно хорошо. И, всё же, всё же не удалось ему пронять меня своей изобретательностью. Лишь в весенней части квартета вдруг зазвучали какие-то новые интонации и я зримо увидела худую и прыщавую девочку вместо воспеваемой повсеместно волшебницы. А и правда, что может быть хуже весенней лихорадки и голодных и холодных мартовских дней. Только ожидание придаёт ранним весенним дням неизгладимое очарование любви. Однако, жаль что автор так неточен, нет, скорее расхристан в деталях. А ведь в деталях весь дьявол. Вот тут
«Когда оседает в полях ледяная держава,
А по городам её шкура пробита мочой
И с грязью сбегает ручьями кровавая слава»
совершенно невнятное «кровавая слава», необъяснимое и ничем не подтверждённое указание на что? Конечно, сюда можно подтянуть за уши все ужасы холодной и голодной зимы, но в стихе это определение провисает камнем преткновения.
И далее не совсем понятно последующее –
«Голодная птица полей и лесная орава
В припадке надежд попадают на старый крючок»
Как-то не звучит «в припадке надежд» и «на крючок» тоже нехорошо, хотя понятно, что автор имел ввиду, но неряшливо это как-то, неточно. На крючок попадает рыба, особенно для неискушенного в силках читателя. Может быть кто-то и ловит что-то в лесу на крючок, но это уж слишком специальные знания для горожанина. А так, с первого прочтения – режет слух.
Много словосочетаний, которые режут слух ещё более, чем несоответствие образа его описанию. Это те «мелочи», которые, собственно и делают стих поэзией и относиться к звукописи нужно очень осторожно и бережно.
«Ты снова намечаешь день прощанья» - много шипящих и свистящих, неразбавленных мягкими гласными,
«Грожу, что прежде холода и скуки,
Я первый положу конец свиданьям» - эти «грожу», «прежде» и «положу» напрочь убили строки,
«Люблю я тем сильней, краса и муза,
Чем очевидней истина простая:
Природа против вечного союза» - средняя строка ужасна по звучанию «че, че, сти, ста».
Такое впечатление, что бог обделил автора музыкальным слухом или он не читает свои стихи вслух, надеясь лишь на глаза.
Летний сонет очень слаб. Ветреный, ревностный, залётный - пресыщение от выспренних слов у читателя наступает очень быстро. Автору, использующему такую твёрдую форму, как сонет, нужно было быть очень осторожным в выборе определений. Но он слепо пошел за стилем и проиграл. Времена изменились и, даже используя старую форму нужно влить в неё новую энергию содержания, иначе читателю станет необъяснимо скучно читать то, что выпадает из жизни.
Четвёртая часть показалась мне наиболее неудачной. В ней нет стержня.
Честно говоря, поддерживающего стержня нет у всего квартета. А жаль, если бы он был, если бы автор смог, сумел объединить четыре части в единый поток жизни с одним героем, переживающим разные состояния, это могло бы вытянуть подборку на другой уровень.
А так – разрозненные и не совсем удачные попытки описать то, что было описано многажды и гораздо интереснее.