Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Произведение: На город сыплет белую труху ...
Автор произведения: Юлия Вячеславовна
Дата рецензии: 03.04.10 15:09
Прочтений: 465
Комментарии: 4 (3)
На город сыплет белую труху ...
На город сыплет белую труху
холодное обветренное небо,
луна большим белесым диском хлеба,
закрыв глаза, зевает наверху.

Мелькнув стрелой, отважная звезда
нашла себя в стремительном полете,
в сугробов плен нырнула на излете,
блестит в снегу, как чистая слюда.

Я сплю, тепло укрывшись с головой.
мне снится Крым. На столике у края -
с жасмином задремала чашка чая...
мне снится мир, наполненный тобой.

Снег хлопьями и невдомек со сна -
сегодня утром первый день. Весна...

Знаменитое стихотворение Гете «Ночная песня странника» (1780) в переложении гениального Михаила Юрьевича Лермонтова звучит так:
1)Горные вершины спят во тьме ночной,
Тихие долины полны свежей мглой;
Не пылит дорога, не дрожат листы...
Подожди немного, отдохнешь и ты.

Но точный перевод этого стихотворения сделал Валерий Брюсов:
2)На всех вершинах – покой;
В листве, в долинах ни одной
Не дрогнет черты;
Птицы спят в молчании бора.
Подожди только: скоро
Уснешь и ты.

В чем различие между этими двумя вариантами? В том, что в первом варианте отсутствует элемент очеловечивания природы, она служит лишь фоном для передачи эмоционального состояния автора.
Во втором же варианте (т.е. в чточном переводе Гете есть то, что всегда было характерно для лирических песен любого народа, начиная с самых ранних этапов поэтического творчества – очеловечивание окружающего мира. (В листве, в долинах ни одной не дрогнет черты).
Сегодня, когда мы говорим: «Солнце село, поднялся ветер», мы уже не ощущаем той свежести восприятия древнего человека, который наделял весь мир, схожими с собой чертами, уравнивая макро-и микрокосмос.
Замечательный и обширный материал собрал Александр Веселовский в своей «Исторической поэтике» и привел в этом труде массу таких примеров. Например, он писал: «Сопоставление, например, солнце = глаз (инд. греч.) предполагает солце живым, деятельным существом; на этой почве возможно перенесение, основанное на внешнем сходстве солнца и глаза: оба светят, видят... У индусов солнце, луна – глаз. У Гомера говорится о волосах деревьев...», эти и другие примеры наглядно демонстрируют, что человек наделял природу всеми человеческими чувствами и поступками.

Из-за гор было, гор высоких,
Из-за лесов, лесов темных,
Не бела заря занималася,
Не красно солнце выкаталося,
Выезжал тут добрый молодец,
Добрый молодец, Илья Муромец.

В основе всех этих параллелей народно-песенная и сказочная мифология. Природа наделена человеческими чертами, состояние природы демонстрирует состояние лирического героя или героини:

Речка бежит, волнуется, в речке плывут два яблочка;
вот и мой милый возвращается, вижу, как он шапкой машет.

У нашего дома цветет огород, в огороде там трава растет.
Нужно траву скосить молодцу, нужен молодец красной девице.

Эта древняя лирическая традиция и мифологическая память существует до сих пор. Многие стихи, написанные с использованием этого приема были положены на музыку. (Луна, словно репа, а звезды - фасоль!
Спасибо, мамаша, за хлеб и за соль!
Еще тебе, мамка, скажу я верней:
Хорошее дело - растить сыновей,
Которые тучей сидят за столом,
Которые могут идти напролом.
И вот скоро сокол твой будет вдали,
Ты круче горбушку ему посоли. А. Прокофьев),
(Пробитое тело наземь сползло,Товарищ впервые оставил седло. Я видел: над трупом склонилась луна, И мёртвые губы шепнули: «Грена...» М.Светлов).
Исследований об этом достаточно. О метафоре и сходных случаях параллелизма смотрите, например: (http://www.majesticarticles.ru/naykaiobrazovanie/obrazovanie/pred/lit/so/41268490.html)
В стихотворении Юлии таких параллельных метафор несколько, начинаются они со второй строки: холодное обветренное небо. Обветренный - обдутый ветром, голый. Огрубевший от ветра. Обветренное лицо. Неприятное человеческое чувство, столь же неприятно небо, из которого сыплет на город белая труха, и равнодушная луна, закрывающая глаза и зевающая здесь вполне уместна и понятна, поскольку город – это мифология другого порядка, где очеловечивание природы, если и возникает, то по инерции, когда уставший от забот homo urbis может только на бегу сказать: «Солнце село», совсем не вложив в эти слова первобытного душевного трепета.
Вполне объяснимо и поведение звезды. В песенно-народном творчестве таких примеров множество.

С неба звёздочка упала,
В руку я её поймала.
Я её в руке держу-
Никому не покажу.

Но вот, что мне кажется огрехой. Введение образа падающей звезды в это стихотворение. Нет, даже не рифмование существительного с существительным: звезда – слюда. В устном народном творчестве этого в избытке (краса-коса-роса), а в том, что не возникает многомерного образа и соотнесения с переживанием героини. Звезда здесь даже не служит фоном и зарисовкой ее эмоционального состояния. Падающая звезда – загаданное желание, которое здесь отсутствует. Звезда, не выпоняющая своей древней, мифологической функции – вот что сбивает с толку. Сравните у Владимира Высоцкого: (Мне этот бой не забыть нипочем,
Смертью пропитан воздух, с небосвода бесшумным дождем
 падали звезды.
А с небосвода бесшумным дождем 
падали звезды
 Вот снова упала, и я загадал -
выйти живым из боя!
Так свою жизнь я поспешно связал 
с глупой звездою).
В рамках жанра к звезде просится описание переживания героини.
Видимо, именно этот сбой приводит к следующему не вполне правильно прочувствованному образу – «задремавшей чашке чая». Задремавшие чашки чая вполне возможны у Льюиса Кэролла в главе о чаепитии со сдвигом, где чашки в разных переводах ведут себя по-разному, в переводе Щербакова, например, Алиса читает вполне юмористическое стихотворение:
Чайник закипает,
Чашечка блестит и т.д.
Поскольку стихотворении Юлии затрагивает более ранние, архаические пласты мировсприятия человека образ «задремавшей чашки» кажется мне здесь нелогичным. Я силилась отыскать аналогичные примеры в былинах, сказаниях и песнях, но соотнесения предметов быта с человеком в этом виде творчества не нашла. Нашлось, правда, в Былине о соловье Будимировиче такое описание:
Хорошо в теремах изукрашено:
На небе солнце – в тереме солнце,
На небе месяц – в тереме – месяц,
На небе звезды – в тереме звезды,
На небе заря – в тереме заря
И вся красота поднебесная.
Но это все-таки соотнесение в рамках жанра – макро-и микрокосмос. Чашки, пожалуй, себя в этой песенно-народной традиции так не ведут. Выбивается этот образ еще и потому, что завершают стихотворение строчки о природе – метафоричные и созвучные переживанию героини.

Стихотворение мне понравилось, на мой взгляд, оно требует додумываиня и доработки. Но это всего лишь мой взгляд. Желаю автору вдохновенных переживаний и успехов. С уважением, Татьяна

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 207
Из них Авторов: 25
Из них В чате: 0