Произведение: Изнанка
Автор произведения: Лора ♒ Векслер
Дата рецензии: 27.08.10 02:14
Прочтений: 756
Комментарии: 3 (14)
Изнанка
Просто сборник просто стихов
«Кухонный Бог»
Долго не брался за рецензии. В отношении этого сборника – совершенно осознанно: хотелось, чтобы впечатления «вылежались», потому что первое впечатление было подобно удару током. Как не странно, первое впечатление оказалось правильным – «ток» остался. Осталось какое-то щемящее чувство déjà vu, ностальгии по детству. Хотя, казалось бы – стихотворение написано от имени маленькой девочки, но – дух, образ детства схвачен просто с фотографической точностью. И нет в стихах столь любимых «детскими» авторами сюсюканий, ласкательных и уменьшительных суффиксов, от которых, кстати, детей просто тошнит (лично помню по детству). Есть абсолютно подкупающая искренность – и абсолютно личное восприятие. И есть Мастер, написавший все это именно так, как и надо говорить с детьми – честно и откровенно. И именно оттого так пронзительно звучат и резонируют в душе заключительные строки:
«Ты растёшь, становясь умнее
…(Или старше?). И постепенно
……Боги, феи и человечки
………Тают, точно подтёр их ластик.
Ну а Бог дождаться сумеет
…Новой видящей лик настенный.
……У него ж впереди-то – вечность
………(Стены вряд ли здесь кто покрасит)».
Вот именно. И попробуйте сказать лучше.
***
«Необратимость»
Кому-то это может показаться странным, но для меня эти два стихотворения – как продолжение одной жизни. Судите сами: первое – о начале жизни, о зарождении отношения к окружающему, первый шаг в судьбу… Еще не известно – что там, впереди, но уже понятно, что впереди – много-много всего и всякого! Причем первое стихотворение почти не имеет временной привязки – разве что по «псубаскервила» можно определить, что «Записки о Шерлоке Холмсе» Конан Дойла уже опубликованы, впрочем, они публиковались еще до революции… И как-то случилось, что Кармен из «Необратимости» – это состарившаяся в одиночестве девочка из «Кухонного Бога». А почему – нет? При желании несложно додумать всю ее жизнь, благо, что в «Необратимости» к этому имеются тропинки – легко представить, как девочка стала сначала милой девушкой, любящей музыку и богемное общество. Юность ее пришлась как раз на «Кафе поэтов», «Червоного Валета», революционную неразбериху, породившую, кстати, массу богемных и полубогемных клубов, кафе, кружков… И постепенно скромная девушка из «приличной» семьи (а еще какая семья могла снимать дачу?) превратилась в молодую, а затем, постепенно, и в не очень молодую, кокетку, прожигательницу жизни. Возможно, даже и актрису «на выходах». Ну и – возраст, портвейн, множество приятелей, из которых никто не стал другом… Вот вам и одинокая, полубезумная старуха, пьющая свой дешевый портвейн в обществе такой же старой и облезлой дворняги… Оглянитесь – их много, этих старух и стариков! И, когда они умирают, их место занимают состарившиеся к этому времени одинокие люди…
***
«Непарадный П»
В принципе, без этого стихотворения в подборке можно было бы и обойтись – оно стоит несколько наособицу с предыдущими двумя, хотя… Именно в этих, непарадных подъездах, в этих, известных только старожилам, переулках и рождается одинокая старость. Причем, все, что здесь написано о Питере, можно сказать и о любом другом большом городе – Москва, Киев, Лондон… В каждом городе, имеющем долгую историю, есть свои призраки и свои скелеты в шкафах. И они открываются не вдруг и не каждому – чтобы их увидеть, надо пожить много лет…даже не в этом городе, а – этим городом, порадоваться его радостям, оплакать его потери…
Я специально не стал «ловить блох», не хочется портить впечатление от действительно хороших стихов. Мне просто хотелось рассказать, что я увидел в стихах, что и как я в них понял. Разумеется, читатель вправе не согласиться со мной, но я вижу именно так. И то, что я увидел – мне очень понравилось.