Спящая красавица
Автор произведения: Пурис З. В.
Дата рецензии: 21.02.12 22:05
Прочтений: 1858
Комментарии: 9 (25)
Спящая красавица
КОРОТКАЯ ЖИЗНЬ БАБОЧЕК,
или рецензия на рассказ Зинаиды Пурис «Спящая красавица
Хемингуэй как-то сказал, что хорошая книга прежде всего должна быть честной. Думается, это в полной мере относится к литературе вообще и к рассказам в частности.
«Спящая красавица» Зинаиды Пурис именно такое, на мой взгляд, произведение и в этом его главное достоинство.
«Закоренелая троечница» Верка отбыв положенные десять лет в самой что ни на есть «закоренелой» школе (Ираида Петровна, учительница литературы, является лучшим тому доказательством) готовится в выпускному балу. У девушки единственная мечта в жизни – желтое платье из бутика «Орхидея», которое стоит четырнадцать тысяч рублей и должно «идеально сочетаться с Веркиными крашеными в черный цвет волосами и материными туфлями на шпильках». Несмотря на «беспредельную» для семейного бюджета сумму, мечта осуществляется и под восхищенные взгляды прохожих, учителей и одноклассников Верка, «шикарная и значительная», шествует на выпускной бал. Там случается не совсем предвиденное. В туалете Верка с одноклассницами – опять же под почти «немой восторг» собутыльниц из отличниц (видимо, тоже «закоренелыхJ) -прикладывается к водке, перебирает и, забытая всеми, засыпает в каптерке техничек.
Вот и все. Картинка из жизни. Не очень лучезарная, но честная.
«И что?» - спросит читатель.
А то, что любая жизнь, даже такая никчемная и пустая, – достояние, ценность и всегда надежда. А вдруг? А может быть? Ах, как хочется верить в лучшее, в чудо, в сказку.
Безусловно, умудренному опытом читателю не станет больших усилий вычертить Веркину жизненную траекторию, тем более, что автор кратко, но достаточно ярко описала жизнь ее родителей, пророчествуя и Верке ту же самую участь. Да и ничего не говорит о том, что она, Верка, хочет или способна на нечто другое. Пони бегут по цирковому кругу, новое поколение пони заходит на новый круг.
И в то же самое время автор не желает мириться с этой железобетонной предрешенностью и в последних строках с отчаянием восклицает:
«И только желтый бант, похожий на крылья огромной бабочки, своим солнечным цветом вселял надежду, что все можно поправить и бабочка сможет летать.»
На сайте http://zoolife.com.ua/rybki-pticy-gryzuny-ekzotika/stati/babochki-prodolzhitelnost-zhizni/3534/, где все или почти все знают о бабочках, пишут: «На этой стадии появляется красочная бабочка, которая способна к передвижению и размножению. На этой стадии происходит спаривание самца с самкой, и самка кладет новые яйца».
«Вот и весь полет», - ухмыльнется досужий читатель, вспомнив, что средняя жизнь бабочки, предельно коротка, 20-40 дней и адью.
Но и пусть. Главное, в конце концов, что полет может состояться и, возможно, ради этого полета стоит прожить жизнь, пускай глупую и бессмысленную.
Отдельного разговора достойны выразительные средства рассказа. В «Спящей красавице» хватает удач, позволивших коротко и ярко показать характеры и их отношения друг с другом:
«Мать проводила деньги таким взглядом, словно это были ее родные дети, уезжавшие навсегда.»
Замечательно!
Или,
«Ты в этом платье прямо конфетка в фантике» -исчерпывающая характеристика учительницы литературы, немногим оторвавшейся от своих нынешних и «будующих» учеников.
Или,
«В животе у нее расплылась горячая клякса.»
Вместе с тем, не обошлось, на мой взгляд, и без авторских промахов.
Повествование подается с точки зрения Верки, а для нее, как я понимаю, Ираида вовсе не Петровна, а скорее Ираида Дура, Ираида Зануда, Ираида Старая Вешалка. Поэтому абсолютно искусственным и фальшивым представляется «Ираида Петровна» в первой строчке, тем более, что затем отчество бесследно исчезает.
Впрочем, именами автор конфузит читателя по ходу всего повествования. То, что учителя и девчонки-одноклассницы называют друг друга исключительно по фамилиям несколько смущает, но, в конце концов, может быть допущенным как дополнительный штрих к образу школки, с которой Верка прощается. А вот почему отличницы Иванова и Кац (изумительное проявление национальной толерантностиJ) обе ЛенКи, а водку разливает ЛеНа Кац несколько озадачивает.
Кроме того, не всегда можно угнаться за логикой и визуальной картинкой автора.
«...мать повела себя как предатель.»
Почему? Она, согласно авторской характеристике повела себя абсолютно естественно и логично. Более того, у дочери с матерью нет особых отношений, так что обращение матери за моральной поддержкой к мужу вряд ли могло расцениваться дочерью в качестве предательства.
«Отец высунул из ванной наполовину выбритое лицо.»
Ага, картинка видна. Но тут же:
«Отец...продолжал махать руками, поочередно указывая бритвенным станком то на мать, то на Верку, то на шкаф.»
Хм, уж не Колобок ли отец Верки, у которого руки прямо из лица растут?
«Непривычно высокие каблуки изменили походку...»
Как изменили? Не вижу.
«...а черная челка ... победоносно торчала как флаг самурая.»
А при чем здесь самураи? Школа находилась в Японии? Парикмахерша была японкой? Или у Верки особая любовь к самураям? Кстати, в какую сторону у самураев «победоносно торчат» флаги: вверх, вправо, влево, вперед, назад?
«Обе в платьях до пят и с полными слез глазами.»
Ух, ты! С какой стати отличницы Иванова и Кац наполнились слезами? Стаканов под водку не было? Так гонца уже послали. Туфли натерли? Так почему обе чуть не рыдают? Со школой жаль расставаться? Так: «Дура ты, Меркулова!.. Нам теперь никто ничего не сделает!»
«Держась за стены.., Верка дошла до до первой попавшейся двери...»
Ее швыряло от стены к стене? Или она все-таки шла, держась за одну стену?
Ко всему прочему, текст засорен массой затертых словечек и фразок («потерявшей дар речи», «распирало от счастья», «заходило ходуном», «долгожданный бал»), что, на мой взгляд, не увеличивает достоинство рассказа.
И все же, мне кажется, рассказ удался, и хочется поблагодарить автора за него, ведь, что ни говорите, обличать, разоблачать и развенчивать всегда легче, чем искать красоту и надежду там, где ее, кажется, и быть не может, куда сложнее. Спасибо, Зинаида, что не привела в каптерку для обострения сюжета дворника-мигранта или подвыпившего озабоченного выпускника и не оборвала короткий Веркин полет, который толком-то и не начался. Пусть останется надежда, что бабочка еще полетает.