Мальчик и цветок во степи
Автор произведения: Олег Францен
Дата рецензии: 21.07.09 18:38
Прочтений: 383
Комментарии: 3 (3)
Мальчик и цветок во степи
Сразу хочу заметить, что вообще-то рецензирую только стихи и поэтические переводы, так как в прозе ничего не смыслю. Жаль рассматривать в данном случае исключительно перевод Гёте, так как здесь мы имеем цельное произведение. На мой взгляд, прозаическая часть неотделима от стихотворной, но всё-таки попробую...
Первым делом, позвольте отдать должное юмору немки, предлагающей ученику перевести стихотворение Гёте, да ещё за 45 минут. Хорошо, что она не стала учительницей математики, а то можно было бы предложить, в качестве домашнего задания, « сварганить» наконец квадратуру круга за итоговый « уд.» . Но это так, к слову...
К переводам:
Первый, на мой взгляд – больше переложение, чем перевод. Очень хорошее, но всё-таки – переложение. Прекрасно понимаю мотивацию, сама перевожу, хотя и с русского на немецкий, а не наоборот, но сталкиваюсь с аналогичной проблемой - хочется пояснить читателю в переводе собственное восприятие, ощущение оригинала. Но приходится, хоть порой и трудно, соблюдать точность: это не наши слова, их уже написал кто-то другой, мы их только переводим. Тут же начинаю себе противоречить: естественно, литературный перевод не может быть всего лишь дословным пересказом, это же не техническая литература , стоит только вспомнить о типичных для одной культуры идиоматических оборотах, пословицах, которые на другом языке (в зависимости от культуры) становятся абсолютно бессмысленными и для которых приходится искать адекватные выражения. Но в переводе, на мой взгляд, не стоит добавлять образов, «домышлять» оригинал.
У Гёте образ розочки не начал угасать, у него – недосказанность, подозреваю, что неслучайная. То же самое относится к гордости: у Гёте – недосказанность, я, например, не уверена, что розочка, говоря « ...und ich will`s nicht leiden...» (я не хочу от этого страдать, это перенести) , подразумевает собственную боль, а не боль юнца, который запомнит её на всю жизнь, ведь возможно, что она не хочет «ответственности» за его страдания? То есть, у читателя оригинала есть собственный выбор трактовки, в переводе его нет.
Перевод Усова – точнее, но тоже, интересное дело, не стопроцентен в смысле содержания. Помимо уже приведённых в первом случае строк, предлагаю информацию к размышлению о последней части: попробуйте прочитать оную, поразумевая в строке «...half ihm doch kein Weh und Ach...» под предлогом «ihm» не розочку, а юнца. Тогда всё стихотворение приобретает совершенно иной смысл, по крайней мере иное настроение. Недосказанность, видимо не так всё просто...
Третий перевод, по-моему, тоже переложение, причём в более современном стиле.
Интересно то, что понравились все три, но ни в одном я не нашла языкового ощущения времени Гёте.
Heide – действительно трудно перевести. Словари предлагают значения « степь, луга, пустошь», но моё личное восприятие – всё не то. То есть, может быть, с биологической точки зрения и правильно, но думаю, что у большинства людей при слове «степь» возникает образ ковыля, ветра, при слове « луг» - сочной зелёной травы...
А Heide – мох, кочки, океан цветущего вереска, но как это перевести лучше – не знаю!
Проще обстоит вопрос со словом «Knabe». Это - старое слово, в современном немецком языке почти уже не встречающееся, то есть, если сегодня кто-то называет кого-то «Knabe», то только в ироническом плане, что-то вроде «юнец, добрый молодец». « Мальчик» - хоть и допустимый перевод, но на мой взгляд, в литературном контексте - не очень точный.
Понравилась мысль о том, что стихотворение, конечно же, не носит ботанический характер и речь идёт о женщине. На мой взгляд – однозначно, ведь до сих пор существует, очень распространённое во времена Гёте женское имя Хайдерозе (Heiderose) ...
Спасибо автору за очень интересное произведение, повторю, в прозе не смыслю ничего, но прошу считать сие рецензией!
С улыбкой,
Анна