Город, которого нет на карте
Автор произведения: Лиса Васильевна
Дата рецензии: 05.05.09 18:05
Прочтений: 504
Комментарии: 2 (1)
Город, которого нет на карте
«Я был вчера в огромном городе, где совершенно нет людей». (А.Макаревич концерт «Маленький Принц», песня «Зеркала»).
Чтобы проанализировать эту миниатюру, рассмотрим места действия, о которых ведётся повествование. Их всего два: город, которого нет на карте, и маленькая квартирка с видом на Мировой океан, «пропахшая песками Сахары». Именно на этой оси «квартира-город» (дом-город) и построено данное произведение. Кроме того, мотивы «Маленького Принца» Экзюпери, проступают в нём достаточно отчётливо. Итак, ЛГ дружит с путешественником-мужчиной, который привозит ей разные любопытные сувениры из самых неожиданных мест: «черепа вымерших животных из Месопотамии», «шаманские бубны» из Ольхона, «бусы из акульих глаз»... В «Маленьком Принце» (далее «М.П.») лётчик легко различает географию Азии и Китая (следовательно, может знать и Байкальский остров Ольхон с его легендами) и попадает в аварию в Сахаре. Сам же Маленький Принц посетил целую серию планет: короля, пьяницы, фонарщика, в том числе и Землю... Дважды героиня упоминает, что её квартира «пахла песками Сахары», значит, мы можем предположить, где она живёт…
В «М.П.» Принц ухаживает за розой - «она дарила мне свой аромат». Дом, где живёт ЛГ, находится на границе Пустыни и Океана (Воды). «Его родная планета вся-то величиной с дом!» («М.П.») Пустыня – это обретённая свобода, а Вода – место, откуда мы вышли на сушу, источник нашей жизни. Вода в «М.П.» имеет огромное значение: нужно поливать розу, вода нужна, чтобы выжить лётчику.
«Вода бывает нужна и сердцу» («М.П.»). Дом, в рассказе, находится на границе между смертью и жизнью, точнее, между явью и исчезновением. Единственным местом, похожим на это состояние может быть только сновидение. Сновидение, в котором происходит обращение к воспоминаниям. Дом и Город. Символический укус змеи (перенос в транс) в «М.П.», «отправляет» его домой. В доме ЛГ комфортно, он наполнен запахами, запахами дорогими и любимыми: пустыни, мужчины, детей…Город, в котором запахи отсутствуют, в котором смех – это трагическое исключение, потому что он бывает только по утрам во время казни, этот город - воспоминание. Этот город и есть то место, откуда исчезает радостный смех Маленького Принца, укушенного змеёй. В данном произведении Дом и Город – два внутренних состояния героя – согласие с самим собой и дискомфорт (сны-воспоминания). Только во сне или в воображении путешественник может вернуться из города повешенным и рассказать ЛГ о Городе, о том, что там никто не живёт и запахи отсутствуют. И, наконец, ЛГ попадает туда утром, на казнь своего ребёнка… На этом сон заканчивается. Что же дальше: смерть, или пробуждение?
«И если к вам подойдёт маленький мальчик с золотыми волосами, если он будет звонко смеяться и ничего не ответит на ваши вопросы, вы, конечно, догадаетесь, кто он такой. Тогда – очень прошу вас! – не забудьте утешить меня в моей печали, скорей
напишите мне, что он вернулся»…(«Маленький Принц»).
В этом и состоит трагизм повествования, ибо дилемма не раскрывается. Сама миниатюра написана в свойственной автору манере – двойного (тройного) повтора фразы, усиливающей акцент происходящего, делающей рассказ более доверительным, «прожитым» по-настоящему:
«которому удалось там побывать и вернуться обратно… Правда вернулся он…»
«Моя маленькая убогая квартирка… была завалена… И много-много ещё чем была завалена моя славная квартира..»
«и если бы моя квартира не пахла песками Сахары… она бы пахла…потому что я не могу без запаха…что улицы того города не пахнут…в отсутствие запаха нет ничего удивительного.»
Кстати, и у Экзюпери есть в стиле что-то похожее. Отсюда и ощущение «реальности» от прочтения, грустной и романтичной в любом случае. Так бывает. По-моему, особый шарм задаёт использование в начале предложений гласных (союзов и местоимений: А, Я, И, У…). Это придаёт им певучести и мягкости.
«Бинарность» построения рассказа очевидна: мужчина-женщина, город-квартира, запах-отсутствие, океан-пустыня, смех-боль, живой-мёртвый, смерть-наблюдение… Даже те ритмические повторы, о которых я упоминал работают в ту же сторону, фразы повторяются, но с преломлениями, парадокс не разрешается, а уходит ещё глубже. Собственно, так устроен наш мир. На самом деле, в написании, да и в прочтении, таких рассказов главным, на мой взгляд, является работа подсознания. Логические цепочки додумываются намёками и ассоциациями. В этом смысле, и не самая, может быть, яркая, на мой взгляд, миниатюра автора видится интереснее и становится более важной для читателя.