Автор произведения:
Дата рецензии: 24.03.09 14:29
Прочтений: 478
Комментарии: 1 (1)
Дух и материя, душа и тело - субстанции противоположные. Как лед и пламень, как вода и камень. Как гений и злодейство.
Перед нами - история почти метафизическая. В самом общем виде, фабулу можно описать так: погружение духовной сущности в материю, ее пребывание в несовершенном теле и последующее освобождение от бремени плоти. Понятная, в общем-то, закономерность: идея вечного возвращения. А стало быть – ничего трагического. Но стоит только изменить угол зрения, и бесстрастно-философский опус превращается в социально-бытовую драму.
«Лариса была на седьмом месяце беременности, когда у нее заболел живот… Девочку назвали Машей. У нее были проблемы с дыханием, и ее положили в кислородный инкубатор. Она родилась семимесячной, маленькой, слабой, и лежала в инкубаторе, словно куколка, тяжело всасывая маленькими легкими кислород, постигая тяготы жизни, которую подарила ей природа».
Вот! Все дело в системе координат. Что есть отдельно взятая человеческая жизнь на фоне космоса? Бесконечно малая величина, которой, в принципе, можно было бы и пренебречь… Теперь поставим вопрос в обратной перспективе. С какой точки зрения человеческой жизнью можно пренебречь? Оказывается, не только с высоты космических обобщений...
Герои этой истории – люди не просто земные, а, я бы сказала, заземленные. Хотя стремление к высокому в них тоже присутствует. В частности – способность к самопожертвованию.
« - Лариска твоя - героиня нашего времени. Ради дитя вернулась в свое скверное ремесло! В своё самое древнее ремесло....
- Да ладно, Андрон, не буди во мне зверя... - Паша опрокидывал рюмку за рюмкой. - Как мне жить с таким само..сомо..опо..осо..знанием?......Я теперь отец семейства, Андрон. А прокормить никого и не могу. Даже себя. - он отставил в сторону банку с солеными огурцами. - А Лариска, я даже знаешь что? - он перегнулся через стол, поближе к Андрону, норовя грохнуться лицом в кучу пустых консервных банок. - Я даже думаю - нашла бы себе она бизнесмена какого. Пусть. И ей, и ребенку лучше будет. Я все равно издохну скоро...»
Искорка, главная героиня рассказа, выполняя миссию, возложенную на нее Творцом, воплощается в беззащитную малышку Машу. Пребывание в теле Маши – настоящее испытание не только для Искорки, но и для тех, в чьих неумелых руках оказывается жизнь девочки. Рассказ построен на контрасте: ТЕПЛО, МЯГКОСТЬ, КРАСОТА, ДОБРО - ХОЛОД, НАПРЯЖЕНИЕ, ОДИНОЧЕСТВО, ГОЛОД.
«Искорка незримо парила в радужных волнах теплого и мягкого эфира, ей казалось, что все вокруг такое красивое и доброе - да она и не знала ничего кроме ТЕПЛА, МЯГКОСТИ, КРАСОТЫ и ДОБРА. Так мало, и так много. Искорка почувствовала легкий толчок внутри своих ощущений, и ей сказали "пора". Она сделала еще один виток, и, прорвав невидимую мякоть эфира, вынырнула из него».
Говорят, когда рождается ребенок, это происходит вовсе не потому, что этого захотели мужчина и женщина, а потому, что Некто должен был родиться. Применительно к данной истории, факт рождения ребенка - с точки зрения земной, человеческой логики - в высшей степени неуместен, просто абсурден. Но деваться некуда, и незадачливым родителям приходиться с этим считаться. Что из этого вышло? В рамках человеческой системы координат – ничего хорошего. А с высоты космоса – вполне благополучно. Как говорится, Бог прибрал… Примерно так же, как в замечательной рождественской сказке Ф.М.Достоевского «Мальчик у Христа на елке».
По-моему, рассказ написан мастерски. Яркий, проницательный, многомерный. Отличное решение в плане организации художественной речи, предполагающее столкновение двух повествовательных манер (назовем их «объективно-космическая» и «субъективно-человеческая»), великолепные речевые характеристики героев, точность деталей. Словом, читайте! Получите эстетическое удовольствие.
И еще. Хороший писатель – вовсе не тот, кто считает себя «солью земли» - то есть присваивает себе право поучать читателей, отвечая на так называемые «проклятые» вопросы, а тот, кто способен их задавать. Не в лоб, конечно, а косвенно, через своих персонажей. Это называется «второй шаг воображения». В рассказе Азы Фрид «Искорка» этот шаг сделан блестяще:
Клавуся «…схватила Машу и начала трясти. - Ой, мамочки, батюшки, чур меня чур… Ооой!!!!! Горе - то какое..!!!... - она уронила Машу на диван, - Что ж делать, дура я дурааа!!!!!........
Клавуся сделал несколько крупных глотков водки и опала, пьяная, на диван рядом с девочкой....
*
Искорка почувствовала легкий толчок внутри своих ощущений, и ей сказали "пора". Она сделала еще один виток внутри организма, и, проскочив через невидимую дырочку в плоти, вынырнула из неё.
На диване осталось маленькое тело, в котором она так недолго была, а рядом лежало какое-то чужое, большое, и внутри него билась, словно птица в клетке, тщетно пытаясь вырваться наружу, другая искорка...»
О том, с каким именно вопросом автор обращается к своему читателю, промолчу. Дабы не сфальшивить.