Рецензии
Произведение: ИБО ПРАХ ТЫ
Автор произведения: Горбунов В.
Дата рецензии: 08.06.11 01:49
Прочтений: 397
Комментарии: 4 (6)
ИБО ПРАХ ТЫ
В 2007 году я написала рассказ «Мои глаза у тайской массажистки». Позволю себе процитировать ма-а-ленький такой отрывок из себя любимой:

…купила вчера сборник рассказов «Ибо прах ты», фраза на обложке в глаза сразу бросилась: «Людей пугают адом. Рисуют раскалённые сковородки с брызжущим маслом и казаны с кипящей водой. Это неправильно. Ад – всего-навсего крашеная дверь психушки и тишина коридоров, изредка прерываемая шарканьем больничных тапочек и поскрипыванием каталки». Автор мне незнаком, но слова его зацепили, понимаю – моё.

Ад всегда в самих людях: в их злобе друг к другу, разлуке, как сейчас, или невозможности полюбить.


Мое первое знакомство с прозой Владимира Горбунова началось именно с «Ибо прах ты». И вот по прошествии стольких лет в черном вечернем платье (dress-code чёрных рецензентов) я возвращаюсь к тексту, некогда приковавшему мое внимание.

ЛГ, выходец из российского приморского городка, становится морским пехотинцем в Кэмп-Пэндлтон, штат Калифорния. Он приезжает на Родину «проститься со всеми». Простить и прощения попросить. У кого? У старенькой мамы, своих бывших женщин, не рожденного ребенка и дочери - подростка, которую воспитывает голландский отчим, и которая говорит со своим родным отцом по-английски. Вот такая жизненная история. Проще всего забыть, родить новых детей, целовать других женщин, ежемесячно откупаться от мамаши долларовыми переводами. Но часы отсчитывают секунды. Надо торопиться. И душу разъедает ржа.

Чувство вины - интересная тема. В оценке этого чувства нет единодушия.Либеральная идеология призывает избавляться от всех комплексов, быть
максимально толерантными, и с чувством вины борется непримиримо. У этой точки зрения много сторонников. Идея вдалбливается нам уже лет двадцать, многим ее уже прочно вдолбили. Они нисколько не сомневаются, что чувство вины надо преодолевать, что оно ведет к заниженной самооценке и к неуспеху в жизни. А спросите православного священника, что это такое и нужно ли с этим бороться. Он наверняка ответит, что чувство вины - это покаянное чувство, каждому человеку крайне необходимое. Его наличие свидетельствует о духовном здоровье, а отсутствие - грозит человеку превращением в бессовестное существо, ходящее по чужим головам. Поборовший чувство вины имеет, как правило, высокую самооценку, безусловно, может достичь материального успеха, но ценой потери человеческих качеств, порой превращаясь в хищника.

С другой стороны, ЛГ все время живет в напряжении, мыслями возвращается в прошлое. Он плохой, недостойный, непорядочный, он предал, он не помог, он не доглядел. Запущен механизм самонаказания, приносящий боль и страдания. То есть, ЛГ уже знает, чего делать нельзя, но не ведает, что сделать вместо этого. Разве снова и снова просить прощения. А если не прощают? Как жить дальше?

В рассказе приводятся цитаты из Первой Книги Моисеевой, Бытие.

«И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло...» (Первая Книга Моисеева, Бытие, 3:22)
Это не насмешка и ирония Бога над Адамом, а ирония Бога над словами диавола, соблазняющего Адама: «вы будете, как боги, знающие добро и зло».


«И открылись глаза у них обоих, и узнали, что наги...» (Первая Книга Моисеева, Бытие, 3:7)
Вместо чувства довольства и радости падение произвело лишь ощутительную скорбь и беспокойство.

«И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились.» (Первая Книга Моисеева, Бытие 2:25).
Все духовные и физические силы первых людей находились в такой чудной гармонии и были так уравновешены, что естественный вид телесной наготы не пробуждал в них никаких нечистых мыслей и грязных пожеланий.


«...ты будешь ходить на чреве твоём, и будешь есть прах во все дни жизни твоей.» (Первая Книга Моисеева, Бытие 3:14).
Символ унижения и презрения. Метафора указывает на унижение сатаны, уже низринутого с неба и тем самым как бы обреченного пресмыкаться по земле, питаясь здесь людскими пороками и злодеяниями, прямыми следствиями его же коварных внушений.


«...со скорбию будешь питаться от неё во все дни жизни твоей.» (Первая Книга Моисеева, Бытие 3: 17).
Человек рождается на страдание и обречен на тяжелый, упорный труд для насущного пропитания. Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, — все суета! Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем? ^
Потому что все дни его — скорби, и его труды — беспокойство; даже и ночью сердце его не знает покоя. И это — суета! ^


Автор не навязывает свою трактовку. Цитаты как бы в стороне. Можно читать, можно пропустить. Но камертон настроен. И важно не сфальшивить.

Нарушение божественных и человеческих законов неминуемо ведет к наказанию в виде болезней, боли и страданий. Но ведь перед Богом нет виноватых. А вот болезни даны людям в наказание. И получаем замкнутый круговорот ночных кошмаров и сна жизни.

А потому пройдем путём ЛГ – от мальчишки из хрущёб до морского пехотинца с армейским ёжиком.

ЛГ, Рина и О.В. приехали учиться в столицу из приморского городка. Живут в общежитии. ЛГ и Рина дружат еще с 10 класса. Парень пытается добиться близости с Риной, но безуспешно. И не потому, что она не хочет, она – боится. Не думаю, что это религиозные мотивы греха прелюбодеяния, но нравственный стержень провинциалок крепче, чем у столичных девушек.
Только восемнадцатилетний ЛГ, соблазняя Рину, уже заглядывается и на О,В,, к которой захаживает пятикурсник Пехотин. И тут замес не только любови-моркови, но и неосознанной зависти:

Я осторожно положил руку ей на плечо. Прохладное и гладкое. Закрыл глаза и прижался в темноте к её спине. Зарылся лицом в волосы, пахнущие сухой осенней травой. Всё во мне задрожало. Мелко-мелко.

- Не надо, - всхлипнула Рина, чуть подаваясь вперёд. – Я боюсь.

Я перевернулся на спину. Взял у неё сигарету и слушал, как она всхлипывала. «Всё, - подумал я. – Кончено. Утром Пехотина, О.В. и Рину заберёт «Волга». У них дела. Свои.» И от этой мысли мне захотелось заплакать. Как в детстве, когда ушибёшь о подводный камень коленку.


Вот оно – «Волга». Значит, родитель Пехотина – важная персона, куда уж ЛГ до него. А бизнес у троицы неприглядный по советским меркам – фарцовка. Французский парфюм, финские тряпки, турецкое золотишко. И все это добро увела у них из под носа Рина. И из-за этого вылетела из университета. Пехотины могут все. Иначе бы и Пехотин-сын разделил участь Рины. Девушка не восстановилась в вузе, жизнь после столичного взлета пошла под откос – аборт, ЛГ женился на О.В., монотонная жизнь в городишке, нищета, утонувшая дочь и уход мужа. Беда не приходит одна.

- Я тебя не простила,- сказала Рина. – И не прощу. Никогда.
- Я знаю.
- С тебя всё началось,- не слушала меня она.- Я боялась. Никогда не прощу. Запомни.
- Я запомнил.

Грехопадение неминуемо ведет к смерти, пусть просто духовной.

А О.В. простила ЛГ. Автор точно подмечает – простила, потому что счастлива. Хотя и не понятно, чем автор виноват перед ней. Развод? Так здесь почти всегда вина обоюдная. Вина же перед матерью только в том, что он уехал из страны, оставив ей в удел одинокую старость.

Вообще в полотне текста хватает прорех:

1. введение в повествование матери Рины, подробности ее трудовой деятельности явно лишние. Единственно важная деталь:

На крыльце парадного я столкнулся с матерью Рины. Высокой, грузной, в минусовых очках, из-за которых глаза её казались мышиными бусинками.

Когда мать ослепла, Рина взяла ее к себе. Грузная, слепая старуха. Ой, тяжело расплачивается девушка за грехи юности. А вот остальные подробности нужны ли?

2. В чём вина ЛГ перед О.В.

3. С чего вдруг ЛГ уехал из страны. Как он попал в морские пехотинцы.

4. Почему воспитанный комсомолом и советской пропагандой ЛГ стал религиозным человеком. И как это совместить с его участием в агрессии против Ирака.

Это очень важно, на мой взгляд. Другая зона напряжения – невычитанность текста, пунктуация, путаница мужского и женского рода и т.д.

И при этом, уверенно заявляю, что рассказ удался. Информация подается порционно, напряжение не ослабевает. Автору удается короткими предложениями, просто несколькими словами нарисовать настоящие зримые образы. Сочные, хрустящие, запоминающиеся.


На мгновение из темноты выплыли спинки кроватей и сваленные трупами матрасы.

Сразу стало темно. Только в щелку под дверью, щурясь, подглядывал неоновый свет из коридора.

Зарылся лицом в волосы, пахнущие сухой осенней травой.

Лицо её, распухшее от слёз, пахло прокисшим молоком.

Я стиснул трубку, чтобы не швырнуть её прочь. Закрыл глаза и, глубоко вдохнув, стал выталкивать воздух, короткими, точно очереди из М-16, порциями...

Ещё не проснувшийся сырой ветерок трогал прихваченные жёлтым листья на тополях, шуршал, словно выброшенными газетами, сухим бурьяном, приносил с невидимого берега вонь гниющих водорослей, слегка разбавленную утренней свежестью.

Усталая, с толстыми икрами, обтянутыми чулками в резиночку.

Людей пугают адом. Рисуют раскалённые сковородки с брызжущим маслом и казаны с кипящей водой. Это неправильно. Ад – всего- навсего крашеная дверь психушки и тишина коридоров, изредка прерываемая шарканьем больничных тапочек и поскрипыванием каталки.

Что я мог сказать ей в этом сетчатом загончике с чахлым дрючком испуганно зацветшей вишни, съёжившимися анютиными глазками и людьми в больничных халатах? Что?


И ещё удачное завершения рассказа.

В гостиной разговаривал телевизор. Никак не могли закончиться новости перед вечерним сериалом:

«Американская артиллерия нанесла новый удар по позициям иракской армии на юге страны,» - говорил диктор, ссылаясь на агенство Ассошейтед Пресс...- Передовые части Третьей пехотной дивизии армии США под командованием генерала Бефорд Блаунта пересекли границу Ирака... Кроме сухопутных войск, в наземной операции участвует морская пехота... Сообщают о первых столкновениях, в которых морские пехотинцы уничтожили два иракских бронетранспортёра и около полусотни солдат противника. С американской стороны двое убитых и четверо раненых...»

Она облизнула бледные губы и достала из халата очки со сломанной дужкой. Покряхтывая, взяла со стола «Библию» и открыла её наугад.

«В поте лица твоего будешь есть хлеб,- прочитала она,- доколе не возвратишься на землю, из которой ты взят; ибо прах ты, и в прах возвратишься.» (Первая Книга Моисеева, Бытие 3:19)


Круг замкнулся. ЛГ завершил свой жизненный путь. Из праха вышел, в прах превратился. Отсчитаны последние секунды.
Комментарии: 4 (6)