Комментарии к рецензиям
Перейти к рецензии: Дочь Маккавеев
Рецензия опубликована: 16.01.12 19:05
Комментарии: 5 (4) добавить
Кот, отличная реца (ну, я уже высказывался по поводу этого эстетического и философского фулюганства Леонида "драгоценному камню - драгоценную оправу" что-то в этом духе), но в первом апзатсе сравнение с яичком ...э-э-э...- у диетического яичка скорлупка кажется голубоватой, где-та тама на подсознанке, бело-голубое ассоциируется с крайне свежим, цвет прохладный, а у старого (более 2-ух недель) яйцыща Синявинской Птицефабрики явно другая ассоц. палитра, простите меня, старого до сволочизма избалованного гурмана, паука-яйцееда)
18.07.12 21:45 Ответить  
Шустерман больше русский интеллигент, чем еврей со своими химерами и придуманными обидами.Ну умеет выживать в любой реальности.
17.07.12 22:11 Ответить  
Доброго дня, Анатолий.
Занимательный и интересный отзыв на эту вещицу Леонида.
Занимательный тем, что, похоже, она настолько многослойна, что каждый видит в ней нечто своё, видит тем кусочком души и личного опыта, который на неё откликнулся.
Мне лично было интересно узнать, что может быть и такой взгляд, который в чем-то дополняет моё восприятие, в чём-то продолжает, а в чем-то - оно (восприятие) туда не забредает и вряд ли когда забредёт. Не моё. Или не совсем моё. Это нормально. Это лишь некритичная в данном случае разница восприятия технаря и гуманитария, плюс - разный личный опыт.
Для меня эта новелла Леонида - одна из самых больных у него. Большных - в моём восприятии. Для меня. Больных - потому, что больно. Мне, как читателю.
Юольно, по аналогичному же поводу, который называеся "раздвоение сознания", когда душа начинает говорить несколькими голосами, когда она начинает искать кем-то описанное величие или значимость там, где они должны быть и не находит его. А находит, и то не сразу - прозрение. Находит знание. Понимание того, что истинное величие - обыденно и во многом определяется взглядом на предмет. А что, когда их несколько? Несколько точек зрения, умещающихся, сталкивающихся в одном человеке. Ставших причиной его размышлений, душевного дискомфорта, желания как-то увязать их, гармонизировать и, слава Богу, не приводить силком к какому-то знаменателю.
В математике "Теории принятия решений" есть понятие "отложенного решения".
Гуманитарий сказал бы по этому поводу "автор сделал выбор - продолжать маяться".
Думаю, именно этот выбор делает человека человечным, а машину однажды сделает разумной в том смысле, что в электронной начинке вдруг народится душа или некое её подобие. Потому, что отложенное решение - это всегда боль неопределённости, а что как не душа - вместилище этой боли?
Сюжет... Мне кажется, что сюжетом может быть не обязательно некое законченное действо. Почему бы не быть им, не стать им - вот такому внутреннему диалогу?
16.07.12 13:10 Ответить  
Да, Сергей, не могу не согласиться с тем, что автору, удалось сотворить притчу, которая затягивает в себя, благодаря оригинальному исполнению. Понравились мне и твои рассуждения о разнице восприятий. Всё так. Но разве это не оставляет каждому из нас право рассматривать камушек, выбирая ту сторону, которая кажется привлекательнее? Или наоборот, ужаснее? Вот мы с тобой и посмотрели под разным углом.
Мне отзыв о Маккавеях мешало писать (отлично помню это состояние, хотя аж в январе писано!) пристрастие к самой фигуре Шустермана, он широк и умен, с ним мечтаю когда-нибудь встретиться и наговориться всласть. И все-таки некоторые вещи можно сказать также издалека: философское эссе имеет право не претендовать на доступность для "понимания". После Платона философы об этом почти не заботятся. Даже блистательный умница, медиум, любитель выпить и закусить, анекдотчик Кант будто отливал бетон в арматуре. А мы смертные, в спорах о том, должна ли быть ясной и чистой проза, в спорах, по которым, наверное, соскучился Литсовет, можем стать только лучше. Не так ли?
Искренне, Кот:-))
17.07.12 10:31
Шустерман Л. кому: Анатолий Головков
Да, надо бы встретиться, конечно, вина попить :):) Вы в наши палестины не собираетесь?

Я отнюдь не убежден, что эта новелла философская — рассказчик ведь не философствует, а скорее рефлексирует в основном по поводу своего прошлого. У рассказчика кризис идентичности, который, я полагаю, в той или иной степени имеется у многих. У рассказчика этот кризис проявляется в острой форме и поэтому я готов согласиться с Сергеем, что новелла «больная».

Я всё больше склоняюсь к мысли о правоте Фолкнера, утверждавшего, что писать стоит только о «борении человеческого сердца с самим собой». Если так, то настоящая литература и должна быть «больной», ибо сердце борющееся с самим собой не может не болеть.
17.07.12 19:23
Анатолий Головков кому: Шустерман Л.
Wahrscheinlich...
17.07.12 23:57
Спасибо и Вам, Леонид, что оценили мой отзыв, а главное, смею надеяться, он принесет Вам хоть маленькую пользу. Мои пассажи об истории касаются лишь жанровых особенностей произведения, а не его качества. То, что Вы написали, - и написали хорошим языком, - можно было бы назвать философской новеллой.
Насчет "следует за Шустерманом" - простите мне эту небольшую вольность, я, конечно, не Вас лично имел в виду, а Вашего героя. Это лишь мой прием плюс немного иронии. Если это кажется Вам совсем неудачным и неприемлемым, я поправлю текст)

С уважением,
А.Г.
16.01.12 20:54 Ответить  
Нет, по поводу «следования за Шустерманом» я отнюдь не в претензии, если это прием, то всё очень хорошо. Я просто беспокоюсь, как бы меня и впрямь не спутали с этим человеком.

Спасибо Вам большое.
16.01.12 21:10
Как быстро, Анатолий Эммануилович! Вот, что значит профессиональный литератор. Спасибо большое за столь оперативный отзыв!

Я предвидел, конечно, что Вы посетуете на отсутствие истории — Вы ведь уже пару раз излагали свое кредо. Но, мне кажется, Вы должны всё-таки согласиться, что в современной прозе провозглашаемый Вами категорический императив «рассказ — это история» уже далеко не столь категоричен. Вовсе незачем искать примеры в прошлом и позапрошлом веке. А Борхес? Ну, какая, скажите на милость, история рассказывается в «Вавилонской библиотеке» или, например, в «Пьер Менар, автор Дон Кихота»? Или вот взял недавно «Каменный плот» Сарамаго. Даже и не рассказ, а роман целый. Я, правда, только начало прочитал, но в классическом романе за это время уже бы действие успело вовсю развернуться, а тут даже не началось. Одни словеса, понимаете ли, предложения на полстраницы.

А потому кажется мне, что современная литература воленс-ноленс потихонечку уходит от «рассказывания историй». Может быть, потому что мало осталось историй, которых еще не рассказали по многу раз?

А еще не совсем понятно, почему Вы полагаете, что читатель «следует за Шустерманом», а не за литературным героем, измышленным Шустерманом? Я ведь, в отличие от него, не живу в Сан Диего да и идеологию его отнюдь не разделяю.

Но в любом случае — спасибо большое за интересную и вдумчивую рецензию.
16.01.12 19:59 Ответить  
Имя:

Почтовый адрес:

Комментарий: [Текст] - жирный; {Текст} - курсив; (/«Текст»/) - цитата
Выделите текст и нажмите соответствующую кнопку

Введите код с картинки: