Синани-фест отмечает Всемирный день поэзии 2011

Завтра в три часа дня открывается выставка Игоря Сафонова младшего, на которой будет представлена новая книга стихов Натальи Наумовой "Время Лилит". Мы объединили поэзию и живопись под общим титулом "Край моей любви" -- словами из книги и чувствами из картин, которые, безусловно, совпадают.Приходите, надеюсь, понравится.
Все женщины, когда либо говорившие и жившие стихами, все - от Царицы Савской до Марины Цветаевой - всегда заявляли о своем родстве с Лилит, первой женщиной, созданной до праматери Евы. Она была дерзка, своевольна и самостоятельна, поэтому в один прекрасный день, узнав Тайное Слово, улетела от наивного растяпы-Адама, эгоиста и собственника, упрямца и дурака. А трем ангелам, посланным Всевышним ей вдогонку, пообещала, что каждую ночь будет губить сотнями его детей, -- и пусть живут в ожидании и страхе их матери. Жуткая история, не правда ли?    Название четвертого сборника стихов Натальи Наумовой, обещает, таким образом, нечто мрачное и мистическое. И кое-какие опасения начинают оправдываться, когда открываешь книжку, и взгляд падает на такие строки:«Людей безумные стадарты раздирая чёрной бранью,сквозь богохульство и рыданьебредут неведомо куда».      Куда бредет этот человеческий скот? - на верную погибель. Ведь именно такое будущее предрекла нам демоница-Лилит. К тому же, условия современной картины нашего мира - с войнами, болезнями, предательствами, лицемерием, жадностью и бессердечием - подчас делают существование невыносимым. Наверное, поэтому самые ранимые из нас, встречая смерть, могли бы согласиться с автором строк: «Я выпрыгнул, успев разжать тиски,Твои, осатанелая планета, Не помнящая радости и света,Комок дистиллированной тоски».    Хм, пока все, действительно, не весело… Ну, а что же сама Наталья Наумова? Она-то на чьей стороне? Какую роль играет она в темное время? И в чем ее послание читателю?    В одном стихотворении она мечтательно говорит:«Было просто и удобно жить вослед полетам птичьим.Презирать слепые догмы и сословное различье».    И как не согласиться с тем, что дерзкий эскапизм не только прост, но и романтически-привлекателен? А для феминисток всех национальностей уноситься вослед крылатой Лилит - единственно возможный манифест. Еще бы! Помните, у Н. Гумилева в стихотворении о Лилит написано, что в ее царствах -- «недоступных созвездий венец», и «алмазные солнца цветут». Там беглянка -- и принцесса, и королевна, и богиня и предел мечтаний. Какая из женщин не захотела бы такой красивой свободы с небом в алмазах!?А какая из женщин, обретя ее, найдет в себе радость отказаться?    Только та, что выбралась из хитроумной ловушки равноправия полов -- та, которая любит земную жизнь, любит рожать и растить детей, та, что связала два мира -- реальный и воображаемый -- и сдерживает их борьбу тонкой натянутой и звенящей струной. Струной, передающей малейшие обертоны жестокой и прекрасной сиюминутности. «А когда пришла награда за дарёную свободу, / Я шагнула за ограду к разъяренному народу» -- та, чье прошлое может позволить толпе объявить ее еретичкой, но чье будущее несет людям спасение.    Шагнув «за ограду» к людям, и наделенная даром Лилит, героиня Наумовой говорит о тяжелом испытании со-причастности и со-чувствования: “Я - жертва раненных сердец». И эта доля - быть добровольной жертвой чужих несчастий - разворачивает читателя на 180 градусов от демонического романтизма.Стихотворения поэтессы и хороши тем, что полны светлой силы, так преисполнены энергии, что дают возможность жить и радоваться жизни, сколько бы ее ни было отпущено.«Пусть ночами от слёз индевели ресницы, Пели дети в мороз, как весенние птицы.В доме жили цветы, петухи-забияки,Озорные коты и смешные собаки».    Это ли не отзвук гумилевского: «А у Евы - и дети, и стадо овец, / В огороде картофель, и в доме уют». Вот вам и фокус! Оказывается «Время Лилит» - это рассказ о двух, а не одной, ипостасях женщины! Одна говорит: «Все знают, я резка, вольна, не безобидна», а другая продолжает: «Но я тобой укрощена и мне не стыдно». И это не спор, а двуголосица, слаженный рассказ двух женских «я» и «неопознанном Рае» земном, в котором оказывается каждая из нас, найдя любовь и вроде бы теряя свободу.     Об этом и стихи. И, по большому счету, любимый, дети и дом, где «дожди разноцветные льют, преломляясь в оконных призмах» и «скворцы соловьями поют с развеселым, здоровым цинизмом” - вовсе не помеха для головокружительных полетов поэзии. Да и крылья, дарованные знанием Тайного Слова, никуда не девались.Поэтому новый сборник стихов Натальи Наумовой - это исповедь Женщины, многоликой и единственной, крылатой и земной, той, которая знает «боль, со светлым именем Любовь», тем более, -- умеет ее сберечь в темное время Лилит.
 
Палач
“Разруби меня с плеча Злое время палача” В.Сазонов
Излечи палачаИзлечи, он ранимУ гиены в глазахВековая печальТы, конечно,Когда-нибудь станешь однимИз его подопечныхВ руках палачаВиртуоза заплечныхТаинственных делЧерной птицей живетМилосердная смертьНаучись приниматьСвой суровый уделНаучись врачеватьПалачей, не любяЧто б топор был остерЧто б не дрогнула плетьЧто б сегодня кому-тоЛегко умеретьЗавтра кто-то другойПожалеет тебя:Излечив палача…
 
ИзмерительЯ измеряю вашу боль Я безучастна.Ах, мне измерить бы любовь И чье-то счастье.Надежда чистая, как снег В момент полета,Но на стареющей Земле Страдает кто-то.Я слышу, как рыдает мать Над телом сына --Мне не дано предугадать ПервопричинуЖестоких воин. Я не боец, И не учительЯ - жертва раненных сердец, Я - Измеритель.Я слышу, как молчит малой, Отцом избитый,Как завывают под пилой Куски гранита.Таких, как я, не примет Бог В свою обитель,Я измеряю не Любовь, а боль. Простите.ОтпустиОтпусти меня грусть на порукиПод надзор седовласой зимы.Поцелую холодные рукиНа пороге осенней тюрьмы И уйду от теней листопада От навязчивых снов наяву От упрямого синего взгляда От смятенья, в котором живу.Научусь быть покорной и тихой,Чем страшнее меня наказать?Позабуду сентябрьское лихо,Стану бисером льдинки низать. А когда в снегопаде печальном Вдруг пойму, что назад не вернусь, Запечатаю губы молчаньем. Только ты отпусти меня, грусть!Агатовые чёткиАгатовые чёткинаших днейперебираютрепетно и чутко.Их очертания четкикак лицолюбимоепод пальцами слепого.Безумье,обручальное кольцо,и страх, и боль,и возрожденье Слова.И снова страх,и редкие минутки неопалимойнежности твоей.ДочерямУ судьбы в поводу через зной и порошу,Я по жизни иду и легка моя ноша.Я по краю брела, я потерь не считала,Но семью сберегла, когда Родина пала.Пусть ночами от слёз индевели ресницы,Пели дети в мороз, как весенние птицы.В доме жили цветы петухи-забияки,Озорные коты и смешные собаки.Мы учились прощать и себя и друг другаЗнали дети, что мать им сестра и подруга.Мы сумели сберечь в изнурительной битвеНашу дивную речь и в стихах и в молитве.И нам было дано, за любовь и старанье,Золотое зерно Пониманья и Знанья.Левушкин носикЧасики тикают мерно,Рядом сестренка сопит.Я еще сплю, наверно, --Носик уже не спит.Мамой, любовью, приветамиПахнет домашний уют,Пахнет Софийка конфетами,Которые мне не дают,Тетушка - солнечным зайчиком,Папа - колючим снежком,Я пахну маленьким мальчикомИ маминым молочкомМадригал СофииГлаза открыли окна золотыеПыльцой слетает утренняя леньМалютка с мудрым именем СофияВосторженно встречает новый день.Гортанность горлицы и трепетная скрипка…У колыбели повергают ницРоскошная беззубая улыбкаЛетучий взмах кокетливых ресниц.Обманчиво хру‍‍пки и нежны ручки,Но сможет мир в ладонях удержатьМоя обворожительная внучка,И чья-то наречённая и мать.Когда умчатся грезы огневыеКогда я отгорю и допоюПомолится прекрасная СофияЗа душу непокорную мою.
Оставить комментарий