• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Когда считаешь, что цель оправдывает средства (даже если эта цель - любимый человек), можно ненароком перестараться и закатать цветы под асфальт... (Написан для конкурса "Коллекция Фантазий-6") (Опубликован в журнале "Днепр", Киев - № 10-11 2010 г.)

Цветы под асфальтом

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Убить первую соперницу оказалось несложно. Не в пример проще, чем ее найти. Дар Валентины - он же проклятие - был не настолько всесильным, чтобы разыскать незнакомку за тысячи километров, по одним лишь неясным намекам, оброненным Володей в письмах.
Познакомились они с Володей случайно, на одном из сетевых форумов. Поспорили о новом фильме, продолжили спор назавтра, дальше - больше, завязалась переписка. Поначалу Валентина и не думала о чем-то таком - о любви, виртуальном романе, прочей сопливой бредятине для инфантильных нафталиновых дамочек, предпочитающих безопасный флирт, защищенный надежными "ноликами" и "единичками", словно множеством "щитиков" и мечиков", реальному роману с живым мужиком и не менее реальному и здоровому сексу. Этого вполне хватало Валентине в реале. А уж любовь!.. Фи, от одного этого слова ее передергивало. Хватит, навлюблялась. Бессонные ночи, пролитые слезы, даже проглоченная как-то горсть таблеток, после которых вся эта любовь выблевалась - все это осталось за десятком без малого зим и весен позади, с той наивной конопатой дурочкой, которой она когда-то была. И если бы кто-то еще месяц назад сказал ей, что подобное повторится, да еще как - безумно и по силе нежданного чувства, и по самим обстоятельствам, еще более безумным - полюбить заочно, ни разу не видев мужчину, - она бы не просто высмеяла сказавшего это, она бы послала его далеко-далеко, куда дальше, чем летают самолеты и ходят поезда.
Но это случилось. Как ни сопротивлялась возникшему чувству Валентина, как ни смеялась над собой, как ни посылала саму себя по тому же далекому адресу, она полюбила. Так, как не любила никого и никогда в жизни. Так, как невозможно было себе и представить. Так, что не хотелось ни есть, ни пить, ни дышать без любимого. Да и не получалось дышать спокойно: грудь перехватывало, стягивало тугим горячим обручем при одной лишь мысли о Владимире - далеком, совсем незнакомом и таком невероятно родном и близком.
Володя оказался женатым. Он и не скрывал этого с самого начала. Да и зачем? Ведь они познакомились не для близких отношений, они просто обсуждали фильм... И потом - просто общались. Для Володи, по крайней мере, просто. Для Валентины - неожиданно и очень скоро - совсем даже наоборот. Сложно, да еще как!
Сначала она испугалась. Хотела все прекратить. Перестала писать ему, попыталась забыть. Не получилось. Не смогла. Да и он стал ей слать ежедневно по нескольку взволнованных писем, и столько в них было неподдельной тревоги, откровенной тоски, что в сердце Валентины, помимо любви, разгорелась надежда. А вдруг?.. Вдруг он - тоже?.. Конечно, она не верила, что такое возможно, но такая уж едкая эта гадость - надежда, разъедающая похлеще самой сильной кислоты любые щиты и доспехи, которыми пыталась закрыть Валентина свое оказавшееся предательски слабым сердце. И она сдалась. Стала снова писать Володе. Каждый день. По два, по три, по пять писем в день. Обо всем-обо всем. Кроме одного, самого главного. Хотя бы на это у нее хватило силы. Она решила ждать, пока он скажет об этом первым. Если скажет...
Валентина проклинала ограниченность своего волшебного дара - она не могла проникать в сознание мужчин! Только женщин... И то, если она знала женщину, могла ее представить - четко, зримо. Разумеется и тогда, если женщина была рядом.
Так что прочитать Володины мысли, подействовать на его сознание она не могла никак. А Володина жена была далеко, и Валентина почти ничего не знала о ней и представить ее не могла. Но знала, что той не должно быть. Не только в Володиной жизни - вообще нигде. Она должна была умереть уже только за то, что посмела заполучить ее мужчину!
Выручил все тот же Интернет. Володя обмолвился в одном из первых писем, что жена работает в крупной газете. То ли редактором, то ли корректором... Валентина конечно же хранила все Володины письма. Не поленилась, перечитала, нашла. "Моя жена Светлана руководит отделом новостей..."
У газеты оказался сайт. На сайте были фотографии тех, кто эту газету делает. Валентина впилась взглядом в портрет ненавистной женщины. Та оказалась красивой - эффектной и деловой, с глазами, полными уверенности и самолюбования. Так, по крайней мере, показалось Валентине. И она, не раздумывая, принялась за дело. Видимо потому, что думала она о сопернице очень-очень много, контакт состоялся сразу. Валентина увидела перед "собой" круглый офисный стол серого цвета, сидящих за ним людей - четырех женщин и мужчину. Сейчас Валентина ничем не выдавала своего присутствия, она только смотрела и слушала - причем, больше не то, что говорили окружающие, а чувства и мысли Светланы. И сразу же "услышала", что думала та о мужчине, сидящем напротив... От неожиданности Валентина чуть не потеряла контакт: супруга ее любимого мечтала о близости с этим... этим!.. У нее не хватило бы слов, чтобы описать свое состояние, свой гнев, свою ненависть к той, кто посмел так обойтись с Володей. Пусть даже всего лишь мысленно, в мечтах. Этой стерве выпало такое счастье, ей так невероятно повезло встретить Володю и стать его женщиной, а она... Нет, ей определенно незачем жить!
Если до этого Валентина хоть чуточку сомневалась в правильности задуманного, то сейчас все сомнения исчезли. Напротив, она получила зримое подтверждение своей правоты и решила привести приговор в исполнение немедленно. Поэтому Валентина мгновенно завладела сознанием Светланы, придвинула блокнот, лежавший перед "собой" и крупными буквами вывела: "Володя, я недостойна тебя!" Затем поднялась, вышла из-за стола, бросив замолчавшему докладчику: "Продолжайте", и остановилась возле окна. Раздвинула жалюзи, глянула вниз. Этаж примерно пятый-шестой, вдоль стены здания асфальтовая дорожка с невысокими кустиками по краям. Чуть дальше - газон, полоса деревьев, дорога... но это уже неважно. Важно, что внизу асфальт и высота вполне достаточная.
- Откройте окно, - обернулась она к мужчине, о котором мечтала Светлана. - Жарко.
Тот удивленно заморгал - то ли оттого, что она обратилась к нему на "вы", то ли потому, что кондиционер в кабинете вполне справлялся со своими обязанностями, - но спорить с начальницей не собирался, а потому подошел к окну и, щелкнув запорами, распахнул его створки.
Подоконник был высоко - просто шагнуть на него не получилось. Пришлось встать к подоконнику задом, опереться на руки и, подпрыгнув, сесть.
Теперь уже не только мужчина (Валентина уже знала, что его зовут Толик), но и женщины за столом изумленно вытаращились на нее. Валентина улыбнулась, помахала им ручкой и быстро перебросила ноги за окно. Дожидаться "приземления" она не стала и прервала контакт сразу, как только прыгнуло к горлу сердце в самом начале "полета".
В этот день писем от Володи не было. Не было их и назавтра, и еще через день, и еще... Валентина же продолжала писать; поначалу это были вполне обычные письма, потом она добавила в них тревожных ноток, затем стала "паниковать"... И Володя ответил. Коротко, сухо. Сообщил о трагедии с женой - не вдаваясь, впрочем, в подробности, - извинился, что вряд ли сможет писать в ближайшее время часто и много.
Но Валентина была готова ждать. Теперь - готова. Ведь теперь это ожидание было не пустым и бесплодным, теперь заветный плод был совсем рядом - протяни руку и сорви. Только торопиться не надо, чтобы не спугнуть любимого навязчивой бестактностью.
И она стала ждать. Даже писать Володе стала гораздо реже. И были те письма не в сотни строк "ни о чем", а несли в себе лишь несколько теплых строчек сочувствия и поддержки.
Так продолжалось почти два месяца. Наконец Володя стал отвечать регулярно. Но что-то было в этих письмах не так. И дело тут было не только в смерти жены, это Валентина прекрасно чувствовала. Почему-то казалось, что Володя в чем-то оправдывается перед ней, выглядит виноватым. Это Валентине не понравилось, нехорошие предчувствия позвякивали сперва маленькими колокольчиками, а потом стали откровенно и отчаянно бить в набат.
Что делать? Спросить напрямую у Володи? Нет, это не годилось... Взять и нагрянуть к нему? Нельзя, еще рано... И тут Валентине пришла в голову мысль, о которой позже она много размышляла, точнее, о том, почему именно тогда и именно эта идея озарила ее? Не было ли то подсказкой свыше, помощью тех неведомых сил, что когда-то одарили ее сверхъестественными способностями?
Как бы то ни было, Валентина приняла решение "просканировать" сознания тех женщин, что сидели на совещании вместе со Светланой. Ведь они вполне могли быть в курсе дел мужа погибшей начальницы. По крайней мере, никого другого из окружения Володи она все равно не знала и не видела.
В сознании Валентины ярче всего запечатлелся образ одной из женщин - эффектной брюнетки лет тридцати с зеленоватыми красивыми глазами. Чтобы "уточнить" детали портрета, Валентина еще раз посетила давешний сайт. Данные ресурса уже обновили - женщина, которую звали Маргарита, успела занять должность погибшей Светланы.
"Соединение" прошло быстро, сознание Маргариты слилось с разумом Валентины. То, что она сразу же прочла в нем, поначалу показалось ей ошибкой, - точнее, своими собственными мыслями. Потому что это были мысли о Володе: любовь, тоска, жажда обладания им... И только по воспоминаниям, которых у самой Валентины быть не могло, она поняла, что это не ее мысли. А от воспоминаний, принадлежавших, разумеется, Маргарите, Валентину бросило в жар - новая соперница не теряла времени даром: утешая овдовевшего Володю, та не забыла и о себе, по сути заняв пустующее место на бывшем супружеском ложе.
Если о том, как она поступила со Светланой, Валентина хоть и не жалела, но в глубине души чувствовала отголоски вины за содеянное, то сейчас она безо всяких сомнений и терзаний знала: убить Маргариту не только необходимо, но этот поступок будет абсолютно справедливым!
Однако устраивать еще одно самоубийство Валентина не захотела. Две начальницы одного отдела, наложившие на себя руки одна за другой следом - было бы уже чересчур. Конечно, об истинной причине никто бы никогда не докопался, но зачем создавать лишние сложности? Тем более, кто знает, что подумает об этом Володя, не примет ли себя за виновника гибели и жены, и... любовницы? Хоть Валентина и была сейчас обижена на любимого за "измену", но заставить его страдать больше необходимого она все-таки не хотела.
Поэтому, дождавшись окончания рабочего дня в редакции, Валентина "проводила" коварную соперницу, но не домой, и тем более - не в объятия Володи, а прямиком под тяжелое ребристое колесо грузовика, завизжавшее в последнее секунды от экстренного торможения не хуже самой Маргариты.
В этот раз Валентина не покинула сознание жертвы заранее - она должна была убедиться в конечном результате. Поэтому и самой ей пришлось пережить сначала ужас от стремительно приближающейся махины, истошно воющей сигналом, а потом и резкую боль от удара, длившуюся, впрочем, недолго - ту лишь секунду, а то и меньше, пока на "ее" лицо, ободранное уже от падения на асфальт, не наехало то самое истошно визжащее колесо.
Володя опять замолчал. Разумеется, Валентина ожидала этого. И теперь, с легким злорадством, она терпеливо ожидала, как же он будет "оправдываться" на сей раз.
Впрочем, даром она времени не теряла. Чтобы не наступить еще раз на те же грабли, Валентина "посетила" сознания всех женщин, чьи фотографии присутствовали на сайте газеты. К собственной радости, она убедилась, что кроме вполне безразличного сочувствия, никто из них прочего к Володе не испытывает, а большинство просто-напросто не знает его вовсе.
Через три дня пришло письмо и от самого Володи. Он извинился за молчание и объяснил его, в общем-то не прибегнув ко лжи: погибла коллега жены, пришлось помогать в организации похорон. Ни о каких личных отношениях с погибшей не было, конечно же, ни слова, чего Валентина, разумеется, и не ждала. А вот некоторую сухость в Володином послании она все же отметила, ядовито усмехнувшись при этом. "Так будет со всякой, Володечка, кто вздумает еще посягнуть на тебя, - прошипела она по-змеиному. - Только уж больше я этого не допущу!"
Она была полностью уверена в этом. И... ошиблась. На следующий день она получила письмо с незнакомого адреса, в котором говорилось следующее:
"Дорогуша! Отцепись от Владимира! Прекрати валять дурочку и засорять ему мозги своими дурацкими письмами! Тем более, они ему не нужны - он мне читает их вслух, и мы вместе ржем над ними так, что чуть с кровати не падаем. Мне даже жалко тебя становится, дуру".
Подписи не было. Зато, разумеется, был обратный адрес. В первое мгновение Валентина чуть не разбила монитор, но уже в следующее взяла себя в руки, которые, откровенно говоря, нешуточно дрожали. Валентина выскочила из-за стола и бросилась на кухню, где в ящике шкафа нашарила заначку - полупустую пачку сигарет. Месяца три назад она решила бросить курить, но путь к отступлению все же оставила. Теперь она похвалила себя за разумный поступок и жадно затянулась успокаивающим дымом.
Приведя таким образом мельтешащие мысли в относительный порядок, Валентина сразу же отмела малейшие сомнения в Володиной порядочности. По крайней мере в том, что он мог читать кому-то ее письма. А вот в то, что он чуть не падает с кем-то с кровати, Валентина поверила. В готовности любимого принимать таким образом сочувствие от сострадательных дамочек она уже, к сожалению, убедилась. И в том, что очередная Володина "жалелка" будет ею убита, она не сомневалась тоже. Плохо было то, что она ничего не знала о "приговоренной". И еще - по душе Валентины, как гвоздем по стеклу, царапал проклятый вопрос: как эта гадина смогла узнать про ее письма? И поскольку той стал известен ее адрес, значит, она эти письма видела! Но не мог же Володя их ей и впрямь показать! Конечно, не мог. Стало быть, эта сучка настолько сумела втереться к нему в доверие, что он позволяет ей пользоваться компьютером в свое отсутствие... Вот она и воспользовалась! Верх подлости - читать чужие письма!.. Но как же она всего за три дня сумела окрутить Володю? Скорее всего, знала его и раньше. Может быть, даже, не просто знала... Ну, Володя, ну, кобель!..
Валентина впервые почувствовала неприязнь к любимому и даже испугалась. А потом удивилась. Казалось бы, что может быть лучше? Прошла бы эта проклятая незванная любовь - насколько легче стало бы жить и дышать! Подумала так - и опять испугалась... Нет-нет-нет! Никому и никогда не отдаст она своей любви к Володе, не хочет, не может, не должна она потерять то самое лучшее, яркое, светлое, сладкое, что было во всей ее жизни!..
Валентина отдышалась и бросила в форточку догоревший до фильтра окурок. Вместе с ним улетели последние крохи сомнений. Володю она любила по-прежнему и твердо знала, что будет бороться за него до конца.
Сначала она хотела было ринуться на вокзал, купить билет, поехать к любимому и все решить на месте. Но, подумав немножко, все таки решила с поездкой повременить. Ведь убивать соперницу придется все равно, а делать это "на месте" не казалось ей лучшим решением. Конечно, Володя вряд ли ее заподозрит, но он будет отвлекаться, вместо того, чтобы всецело принадлежать ей...
В голову Валентины пришла другая идея. Она снова уселась к компьютеру. Открыла почтовый клиент и стала писать:
"Здравствуйте. К сожалению, не знаю Вашего имени, но очень надеюсь, что Вы мне его сообщите. Я получила Ваше письмо и, поверьте мне, совершенно на Вас не в обиде. Напротив, я рада. За Вас, за Володю. Я очень благодарна Вам, что Вы поддержали его в столь трудное для него время. Ведь сама я, хоть и очень хорошо отношусь к Володе (что уж скрывать), ничем не смогла бы ему помочь. Только письмами, которые, как выяснилось благодаря Вам, ему тоже не очень-то нужны. У меня к Вам одна только просьба: напишите мне, Вы действительно любите Володю? Какая Вы? Кто Вы? И, если можно, пришлите мне свою фотографию... Просьба, может быть, странная, но мне очень хочется знать, с кем Володя будет по-настоящему счастлив. Ведь будет же?.. Вы мне обещаете? С уважением и благодарностью, Валентина".
Только успела отправить письмо, как пришла весточка от Володи. Сердце Валентины заколотилось, палец замер над клавишей мыши - почему-то подумалось вдруг, что там, внутри прикинувшегося обычным письмом файле ее ждет нечто страшное. Приговор. Наподобие того, что выносила она сама незнакомым и в общем-то ничем не повинным женщинам...
Валентина резко мотнула головой - так, что отлетела в угол заколка, и темно-русые волосы разметались по плечам. "Не повинным?!.." Как бы не так! А кто отнимал у нее любимого? Разве не они? Разве они в том не повинны?!
Валентина щелкнула клавишей и прочитала письмо. Никакого приговора там, разумеется, не было. Равно как и признаний-откровений. Обычное суховатое письмо, как и все прочие, пришедшие от Володи в последнее время. Валентина хищно прищурилась: ничего, это в последний раз. Больше она тянуть не станет. И уж когда окажется рядом с любимым, никто не посмеет к нему и близко подойти! А если посмеют... Что ж, тем хуже для них.
Вечером пришел ответ незнакомки. То есть, бывшей незнакомки. На сей раз женщина представилась. Ее звали Лариса. Она оказалась соседкой Володи, оставшейся без мужа пару лет назад. Все это, и много чего еще, Лариса написала Валентине совсем в другом тоне, чем позволила себе в первом письме. Она даже извинилась и... предложила Валентине переписываться!.. Лариса поверила ей, даже не догадываясь, что тем самым затягивает петлю на собственной шее. Впрочем, такой способ убийства Валентина сразу же отмела. Нужно было что-то иное, наподобие случая с Маргаритой, но как-нибудь иначе.
Валентина принялась изучать фотографию Ларисы, которую та прислала с письмом. Конечно прислала! Еще бы... Наверняка она была уверена в собственной неотразимости. И Валентина, сжав зубы и прищурившись, вынуждена была признать, что Лариса выглядела куда выигрышней и Светланы, и Маргариты. Она не казалась столь эффектной, как те, привыкшие "предъявлять" себя публике женщины, зато в ней была красота, хоть и не бросающаяся явно в глаза, но заставляющая невольно любоваться ею. В чем тут был секрет, Валентина так и не поняла, но впервые почувствовала, что вот теперь-то перед ней настоящая соперница, от которой сам Володя никогда и ни за что не откажется.
Вряд ли кто-нибудь гулял поздним вечером по темным аллеям городского парка. Но если бы такой смельчак нашелся, он, вероятно, был бы весьма удивлен видом купающейся под светом луны обнаженной красавицы. Валентина заставила раздеться Ларису полностью, чтобы даже после того как достанут из воды мертвое тело, хоть так, да унизить ее. Лариса красивым чистым голосом пропела: "На тебе сошелся клином белый свет", нырнула, и разбившееся было на множество кусочков отражение луны вернуло вскоре на глади пруда свой прежний облик.
Сама же Валентина стучала уже по клавишам компьютера. Сначала она собиралась нагрянуть к Володе неожиданно, но передумала. Она решила дать любимому время - те трое суток, что она будет к нему добираться - на то, чтобы он мог неторопливо обдумать и осознать, зачем она едет к нему. А для этого она решила во всем откровенно признаться Володе... Нет-нет, конечно же не в убийствах, а в ее любви к нему, в нестерпимом желании и непреклонном решении быть рядом с ним до конца жизни. Вот и писала теперь Валентина большое-большое письмо, в первый раз называя своими именами те вещи, которых до этого касалась лишь полунамеками. И писать эти слова было так непередаваемо сладко, что полчища малюсеньких мурашек топтались сейчас, кажется, мягонькими теплыми лапками внутри ее живота.
Утром, как только открылись кассы, она купила билет. Но до поезда еще оставалось три часа, и Валентина решила вернуться домой, чтобы еще раз проверить почту, ведь вчера ответа Володи она так и не дождалась. Сумку, которую она уже захватила с собой, сунула в ячейку камеры хранения, поймала такси и пока ехала, не могла отделаться от мысли, что это дорога в один конец - на вокзал она уже не вернется.
Злая на себя за нелепые мысли, она не снимая туфель прошла к столу и включила компьютер. Пока тот загружался, сходила на кухню, вытянула еще одну сигарету. Когда прикуривала, заметила, как сильно дрожат руки. Это наблюдение добавило злости. Валентина, так и не прикурив, сломала сигарету пополам и швырнула обломки в раковину. Решительно двинулась в комнату, запустила почтовый клиент. На экран выскочило сообщение о приходе новой почты. Это было письмо от Володи. Облегченно выдохнув, Валентина стала читать:
"Здравствуй, моя любимая! Да-да, я не оговорился, я написал именно то, что есть. Я люблю тебя, люблю очень давно, как мне теперь кажется - с самого первого твоего письма. Но я не мог признаться тебе в этом раньше. Сначала - потому что не имел на это права (ты ведь знаешь, я был женат и не хотел оказаться подлецом и для тебя, и для Светланы). Но почему же я не смог сделать этого потом, когда погибла Светлана?.. Не знаю. Или... потому что я все-таки оказался подлецом?.. Ведь я все-таки поступил подло по отношению к тебе, и сейчас хочу тебе в этом сознаться. Дело в том, что после смерти жены я сошелся с ее заместительницей. Как это получилось - не понимаю сам, скорее всего, потому что был тогда словно в тумане. А эта женщина - она любила меня, и своей любовью согрела меня, разделила со мной мою боль. Но... вскоре она тоже погибла. И я растерялся. Признаюсь, первой моей мыслью было немедленно мчаться к тебе, прижаться к тебе, спрятаться в тебе ото всех бед, свалившихся на меня! Но мне стало стыдно. Я не мог показаться перед тобой таким. Ведь я же мужчина! Я мечтал о твоей любви, как утопающий о глотке воздуха, но я и так-то не мог бы поверить, что ты сможешь меня полюбить, а уж такого - и подавно. И надо же было такому случиться, что меня полюбили снова! Правда, как оказалось, эта женщина любила меня давно. Но открылась лишь в эти, трагические для меня дни. И я опять оказался слабым, снова поддался, уступил... Ведь это так тепло и сладко, когда тебя жалеют, любят, боготворят. Тогда забывается горе, уходят невзгоды. Не ушла и не забылась лишь только моя любовь к тебе. Но я уже презирал себя и уверился окончательно, что не достоин тебя. Даже хотел прекратить нашу переписку. Не смог... А беда, как оказалось, и не думала меня покидать. Моя новая подруга вчера утонула. Я узнал об этом сразу после того, как получил твое письмо. Я только что почувствовал, что наконец-то по-настоящему счастлив, и тут же получил мощнейший удар под дых. И тогда я все понял. Я наказан. Не знаю кем и за что, но наказан очень и очень жестоко. Такое наказание мог придумать только самый мерзкий извращенец. Он сделал так, что гибнут те, кто любит меня. И его извращенная уловка достигла цели! Я понял все как раз тогда, когда узнал о твоей любви. Хоть я и недостоин этого. Но речь сейчас не об этом. Ты знаешь теперь, что и я люблю тебя. И я не могу допустить, чтобы моя любимая умерла. Хватит смертей! Я ухожу. Я не прошу у тебя прощения ни за это, ни за все остальное, потому что прощения я не заслуживаю. Молю лишь об одном: если есть что-то после смерти, то пусть же хоть там мы встретимся с тобой! Я буду ждать столько, сколько придется, долго-долго, хоть целую вечность... Вот только если Рай и Ад действительно существуют, мы и там окажемся территориально несовместимыми... И все-таки надеюсь, верю, люблю. Прощай! Будь счастлива. Владимир".
Валентина откинулась на спинку кресла, запрокинула голову и захохотала. Слезы лились по щекам, шее, скатывались в ложбинку между грудей, щекоча нежную кожу, отчего смех становился еще заливистей и неудержимей. А потом стих. Разом, словно перекрыли кран и щелкнули выключателем, отчего Валентина сразу обмякла в кресле и уронила голову на выброшенные перед собой руки. Она сидела так долго-долго, не думая почти ни о чем. Всего лишь о смерти. Ведь сама Валентина в жизнь после смерти не верила - она попросту знала, что ничего дальше нет. А настоящая жизнь после смерти для нее уже началась.
Cвидетельство о публикации 95969 © Буторин А. 10.10.06 00:33

Комментарии к произведению 3 (2)

Здорово читается, на одном дых... тьфу, пошлость какая, банально, как влюбленность по Интернету :)))

Но рассказ чудесный! Спасибо.

Река.

Пожалуйста.

Я рад, что понравилось. :)

Спасибо! :)))

У меня еще повесть есть - "Электронно-почтовый роман". Что-то есть похожее чуть-чуть, но там все по-доброму и с юмором.

Она тут тоже валяется где-то... ;)

Хороший рассказ.

Уникальными способностнями нужно еще уметь пользоваться, чтобы во вред не получилось.

Сюжет интересен, развивается плавно.

Мистика через интернет.

Связь по сети, связь ментальная.

Понравилось)

Спасибо! :)))

У меня еще повесть есть - "Электронно-почтовый роман". Что-то есть похожее чуть-чуть, но там все по-доброму и с юмором.

Она тут тоже валяется где-то... ;)