• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Лубки и райки Александра Флоренского

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Художник смотрит на книгу. Он видит её по-своему, под своим углом зрения. И когда её иллюстрирует, заново творит её, заново её создает. В своих законах. В своем жанре...
Александр Флоренский - один из столпов питерской группы художников "Митьки", а группа эта не просто "группа товарищей", а самостоятельный народ, этнос, имеющий не свои традиции, свои обычаи и даже свой собственный язык! Снобы-эстеты называют их художественное творчество примитивизмом, вкладывая в это слово негативную, презрительную окраску. Однако, если бы он потрудились сдержать эмоции, то поняли бы, что оно, это творчество, и есть примитивное, но только в значении: "первобытное", "народное". Его примитивность есть не что иное, как попытка говорить языком изначальным, не скованным цивилизацией и ее не всегда истинной культурой, языком, позволяющим говорить просто (примитивно!) о сложных вещах.
Любимый изобразительный жанр "митьков" - лубок (картинки с подписями), жанр, возраст которого в русской народной культуре насчитывает столетия. Лубок, нарисованный в ручную (реже - отпечатанный с медной платы), вешался в дому, украшал крестьянское жилище и конечно "читался": хозяин лубка, как правило, неграмотный, глядя на яркие картинки вспоминал не менее яркие подписи к ним, рассказанные продавцом или прочитанные редким грамотным соседом. Иногда картинки выстраивались друг за другом, излагая незамысловатый сюжет. Так что лубок был для крестьянина не только живописью, но и литературой, но и театром. Сродни лубку был раек (предтеча нынешнего кинематографа) - балаганчик, где демонстрировались все те же лубочные картинки, только комментарии к ним звучали в исполнении (диктора) раешного деда...
Одним из первых книжных опытов Александра Флоренского был "Джаз. Подражание Матиссу", придуманный и осуществленный в соавторстве с женой Ольгой. Выполненная в технике коллаж, в самых лубочных традициях: в одном экземпляре, вручную - книга стала самостоятельным оригинальным произведением искусства. Александр и Ольга творили в духе француза-фовиста, чье "дикое" мышление оказалось очень родственным мышлению "митьковскому". Они "переводили", "пересказывали" по-русски произведение Матисса, продолжая опыт старых создателей лубков, которые никогда не чурались пересказов "заморских" романов. Позднее Александр еще раз воспользовался этим ценным опытом, создав "Русский альбом", в котором по-своему, "по-митьковски" "пересказал" творения художников-классиков: Брюлова, Перова, Репина...
Ну, а как иначе, нежели лубком, можно назвать книжку-картинку Флоренского "Несколько сюжетов из периода моего героического пьянства", которой художник попрощался со своим "алкогольным" прошлым?
И рисуя иллюстрации к литературным произведениям других авторов, Флоренский не забывает свой любимый жанр. И творчество его на этой ниве трудно назвать иллюстраторством, настолько порой оригинальными, парадоксальными оказываются его решения. Употребим здесь, пожалуй, слово "превращение". Он - превращает. Да, он превратил в лубок и "Рассказ очевидца о чуде из чудес..." Ольги Флоренской, и стихи близкого друга "митьков" Олега Григорьева, и басни Владимира Шинкарева...
На сотрудничестве художника с последним из перечисленных авторов хотелось бы задержаться чуть подольше. Дело в том, что когда-то "митьки" были народом, загадочным, никому не известным, замкнутым на себе самом (подобным народу ЫЙЕ, по направлению к которому двигались О. и А. Флоренские). И лишь в 1985 году по написании или в 1987 по опубликовании "этнографического" эссе Шинкарева "Митьки", об их существовании стало известно широким массам. И не просто стало известно: многое ценное и полезное, изобретенное "митьками", вошло в непосредственное народное употребление. Иллюстрировал это эссе, как вы догадываетесь наш герой, и если широкое распространение идиом: "дык, елы-палы", "дурилка картонная" и пр. - заслуга Шинкарева, то благодаря, именно, рисункам Флоренского в массовом сознании надолго отпечатался зримый образ "митька", бородатого мужика в тельнике.
Сергей Довлатов, которого непременно стоит здесь упомянуть, уже числится классиком и не первый взгляд кажется стоящим поодаль от других только что перечисленных авторов, хотя... Хотя при чуть пристальном рассмотрении обнаруживается, что речь Довлатова, делающего высокую литературу из фактов своей жизни, не смотря на стилистическую изысканность - не что иное как текст того самого раешного деда с его невероятными "бывальщинами". Так что приглашение Флоренского для создания иллюстраций к первому в России собранию сочинений Довлатова выглядит со стороны издательства "Лимбус-пресс" вполне логичным.
А уж насколько закономерным было обращение художника к фольклору - и к старому (собранному Степаном Писаховым), и к новому (синтезированному Борисом Гребенщиковым)...
И смотрит зритель-читатель в лубок, смотрит в раек, смотрит в книгу - и видит душу писателя, и видит душу художника, и видит, словно в зеркале, свою душу.
Вячеслав ДЕРЯГИН
Приложение.
Собственноручно составленный А.Флоренским список авторов, им иллюстрированных.
Владимир Шинкарев;
Виктор Тихомиров;
Борис Гребенщиков;
Олег Григорьев;
Радий Погодин;
Степан Писахов;
Сергей Довлатов;
Мирослав Немиров;
Максим Белозор;
Владлен Гаврильчик;
Леонид Шубин;
Тимур Кибиров;
Даниил Хармс;
Дмитрий Александрович Пригов;
Андрей Битов;
Ольга Флоренская.
Кусочек "Джаза..." можно найти по адресу: artbook.km.ru/florensk/tir/jpg
Остальное: http://www.kulichki.com/mitki/florenych
Cвидетельство о публикации 93307 © Дерягин В. 28.09.06 20:50

Комментарии к произведению 1 (0)

Я сижу не пЕчи с квасом

В кружке и дывлюсь в лубок,

Бачу там себя прекрасну!

(И художника глазок)

:)))