• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

племянница Мутного озера

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Если прислушаться к старым друидам, то можно поневоле заметить некоторую мистику в обыденной жизни. Я сам удивился – сел с нею рядом я в радостный майский день Бельтанн, и замшелые тексты утверждают, что именно это подкольнуло нас познакомиться. Через три месяца мы вообще не расставались. Сам не поверил в первый миг, когда в ночь на Самайн она прильнула к моему затылку, но не с поцелуем - с неподдельным укусом. Мы сутки напролёт искали друг другу оправдания, словно произошло что-то погибельное, и любой ответ был приговором всему, что было прежде между нами. Мне казалось, есть ещё одно, спасительное решение. Долгие часы я наполнил попытками заглянуть за её волшебную улыбку... А вот на дверь, выводящую прочь из моей реальности, я указал ей уже по-нашему, в четвёртый или пятый вечер Святок.
На Пасху она позвонила мне в последний раз; её голос показался мне больным и прозрачным. Она просила помочь ей выйти из парка Калинина на какую-нибудь людную улицу.
Что я увидел, когда нашёл её? Чужой обиженный дух, похожий на мокрого насупленного котёнка плоскомордых кровей глядел в мою душу из некогда тёплых восточных глаз. Цвет их загустел и заострился. В белой, как соль, коже отражались небесная лазурь и смытые росчерки полёта стрижей.На ресницах скопились болевые всплески пережитых без меня событий. Какое-то мгновение я ощущал острое чувство стыда за зимний холод и темноту нашего расставания. В воздухе тонко ощущался её напряжённый страх и острое желание покинуть всё - место ,время, и особенно состояние.Как просто - она не желала одиночества, о котором мы любили болтать на чужих подоконниках, сами не зная, как счастливы в его отсутствие. Я смотрел и не узнавал её до конца, но не мог вспомнить ни единого вопроса для подобных встреч. Навстречу её болезненно-белым пальцам я предложил локоть; но даже вцепившись изо всех сил,она осталась где-то в стороне от меня. Мне показалось - неповторимое "мы" навсегда ушло в слёзы ноябрьских листьев, и брось я её сейчас - не замучит ни призрак прошлой любви, ни человеческая совесть. Но после любви и себя всегда остаётся ещё что-то; мы побрели прочь.
Отчего-то идти было тяжко. Воздух вокруг был радостен и невесом, но его радость словно не касалась нас. Земля же под ногами словно мощным магнитом всасывала каждый шаг, препятствуя следующему. Мне захотелось вдруг спросить -"чем ты провинилась перед этим местом?", но ответ как-то сам собою возник и так же легко распался на звуки в моей голове. Стало светло и грустно.
Пока я нёс её к Проспекту, насевшая на мой локоть масса ещё живой напряжённой усталости цепляла нас с нею за раскисшую почву. Наверное, мы могли бы больше никогда не расставаться. Достаточно было мне или нам обоим поступиться нашими препятствиями. Кто-то ненужный мне перешёптывал знакомые характерные слова, извращая их тёплоту и заботу. Потом перестал. Стоялая каша перегнившей листвы сохла с каждым шагом. Нести её становилось всё легче, я не сразу заметил, как она подогнула ноги, отрываясь от земли, как стала постепенно легче воздуха в горле. А потом она отпустила руки и нырнула в беспорядочный городской дождь, пропадая среди чужих занятых собой тел. Последнее, что я помню о ней – как она несёт свои тонкие кости по лязгающему асфальту, а на запутанных волосах оседают лимонные весенние бабочки…

Cвидетельство о публикации 90112 © Долинин Г. 15.09.06 18:04

Комментарии к произведению 1 (0)

Чужой обиженный дух, похожий на мокрого насупленного котёнка плоскомордых кровей глядел в мою душу из некогда тёплых восточных глаз. - приятная фраза.

Вообще - светло и грустно, это вообще девиз для этого рассказа. Правда , с героиней происходят непонятные вещи, ну так на то и сюр. И на то мокрый котенок. Очень точеное определение.