• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фэнтези
Форма: Миниатюра

Тайны далеких предков

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Тайны далеких предков

Илья скосил глаза на Толстяка Фому и недовольно проворчал. Жадный старик бежал уже далеко впереди, стремясь по своему обыкновению добраться до подножия Главного Трапезника первым, словно его мясистый проворный зад вечно толкала мысль, что если он не окажется в числе лидеров, Трапезник навсегда опустеет и в нем больше не будет ни воды, ни твердой поживы. А такого случиться просто не могло – со времен Далеких Предков тот был полон в избытке и никогда не истощался. Поэтому Илья бесился всякий раз, глядя на суетливого старикашку, когда отправлялся на ежедневный ритуал Посещения. И заведомо знал: завтра, когда минёт злая светлая ночь и родится новый и прекрасный темный день – все это повторится снова.
Интересно, – думал Илья, – подмечал ли кто-нибудь еще эту отвратительную склонность за Толстяком? Он не привык делиться своими мыслями с другими и лезть в чужие, но… Вот хотя бы Родион, который рассеянно направляется к Трапезнику сейчас рядом с ним и, кажется тоже смотрит в сторону Фомы, думает ли о том же? Хотя Илья всегда подозревал, что этот сочинитель вообще не интересуется ничем, кроме своих нескончаемых од – запутанных, скучных виршей, как считали многие, – однако сам Илья так не думал и даже находил в них глубокий скрытый смысл.
На полпути к Трапезнику Илья догнал медлительного хромого Глеба и бросил короткое приветствие. Тот лишь хмуро покосился в ответ и почти совсем остановился, давая себя обогнать, чтобы снова плестись в одиночестве.
– Бедняга, – отстраненно подумал Илья и невольно ускорил шаг, не желая лишний раз злить калеку, который в последнее время окончательно замкнулся в своей скорлупе. С тех пор, как Глеба изувечило гигантское чудовище, тот никого к себе не подпускал и ни с кем не разговаривал. Впрочем, они и раньше не были особо близки. Илья прибавил шагу и оставил вскоре хромого плестись далеко позади.
Когда дорога перешла в широкую пологую равнину, перед Ильей развернулась панорама Трапезника – тысячу раз виденная, но всегда потрясавшая его до глубины души. Правда, он не мог понять, чем именно. Масштабами? Своей невообразимой значимостью для его народа? Ведь Он являлся источником жизни всех поколений. А может, за этим крылась некая Великая Тайна?
Отсюда уже отчетливо различался авангард: Толстяк Фома и еще несколько матерых молодцов взбирались на древние, как само мироздание, стены Трапезника. Со всех сторон к ним подтягивались остальные, а между авангардом и взрослыми деловито сновала юркая молодежь.
Илья на секунду замер, пытаясь одним взглядом охватить картину целиком, затем двинулся снова вперед и вернулся к мыслям о Трапезнике. Уже в который раз у него возник этот странный вопрос: а как появился Трапезник? Кто Его создал?
Может быть, Древние? – рассуждал он, – или те, кто был еще раньше – Первые Поселенцы? Возможно. Значит, они были настолько велики и мудры, что знали даже, как справиться с гигантскими чудовищами, владыками мира в периоды ослепительных ночей, раз оказались способные на такое творение!
Илья и близко не мог вообразить, как возможно было создать Главный Трапезник и устроить на века так, чтобы Он неизменно оставался щедр и обилен. С этими мыслями он наконец достиг Вечных Стен. Здесь начинались вертикальные дороги, исхоженные ежедневно уже не одной сотней поколений, – к Чаше Изобилия – сердцу Трапезника.
У самой кромки перед спуском в Чашу Илья увидел Розу, идущую в компании подруг. И уже в следующий миг испытал болезненный укол ревности, интуитивно перехватив взгляд Толстяка Фомы – скрытный и похотливый. Розе вот-вот предстояло войти в пору зрелости, от нее уже начинал источаться пока едва уловимый, но притягательный аромат. Илья невольно дернулся вперед и прервал собой траекторию этого взгляда – настолько откровенного, что, казалось, он был способен лишить Розу невинности на расстоянии. Их глаза встретились. Толстяк Фома, не ждавший такого поворота, сжал мощные желваки, но все же предпочел ретироваться к противоположному краю Чаши Трапезника.
Однако Илья не обманывался. Когда он приметил Розу еще девочкой-подростком, его заботило только одно: расцветет ли она той ослепительной красотой, зачатки которой он уже в ней разглядел. Теперь же Илья понимал, что у него появился соперник… и уже наверняка вскоре прибавятся другие.
Только сама девушка, похоже, еще ничего не знала, что начинает происходить вокруг нее. Она просто о чем-то болтала с такими же беспечными подругами-ровесницами. Илья – хотя это и было не в его правилах – прислушался к их разговору. Его тут же отвлекла группка детей, устроивших метушню прямо между его ног. Но Илья успел расслышать, что речь шла о ночных гигантах.
Исполинские чудовища издавна были самой страшной бедой его народа. Стоило явиться первым признакам светлой ночи, как они врывались в спокойный гармоничный мир из Голодных Незаселенных Земель и подвергали опасности все живое. Их тяжкая поступь заставляла содрогаться даже вечный монолит Трапезника, вибрировать несокрушимые Стены. А сами гиганты в каком-то бессмысленном исступлении несли смерть его народу.
Как же с ними управлялись Древние?! – поражался Илья. Особенно становилось тяжко, и многие гибли, когда само Время внезапно совершало дивный скачок, и раньше срока на мир обрушивалась ослепительная ночь. А следом – неизменно являлись свирепые гиганты.
Мудрый и старый Филипп, видевший рождение восемнадцати поколений, считал, что переходы изо дня в ночь и из ночи в день являются главным движущим инстинктом этих тварей. Они были самой разрушительной и, без сомнений, самой примитивной формой жизни, лишенной всякого смысла. Правда, ответа на вопрос, кто появился в мире раньше – его народ или эти чудовища – не имел даже всезнающий Филипп.
Илья настолько углубился в размышления, что не сразу ощутил волну паники, что захлестнула Чашу Изобилия. Вот, оборвал на полуслове свою бесконечную оду Родион-сочинитель… Илья растерянно оглянулся по сторонам: все спешно покидали Трапезник, чтобы укрыться в безопасных местах. Значит… сегодня именно такой день, когда Время совершает свой немыслимый скачок, о котором уже предвещает легкая вибрация, идущая откуда-то из безмерной глубины пространства…
В одно мгновение ослепительная ночь овладела миром. И тут же явился гигант. Прежде чем броситься дорой спасения, Илья на секунду задержал взгляд на нем. О, Великие Первые Поселенцы – в глазах чудовища не было и капли разума!
И вдруг Илья понял, что покинет Чашу Трапезника одним из последних. А последней… и это заставило его застыть на месте. Последней окажется Роза!
Она отчаянно металась из стороны в сторону, совершенно потеряв голову от страха. Илья вырвался из оцепенения и бросился на самое открытое место, чтобы отвлечь внимание чудовища на себя.
– Беги! – крикнул он, сам задыхаясь от ужаса.
Гигант уже склонялся над Чашей Трапезника. Краем глаза Илья уловил, как в спасительной дали последний раз мелькнула нежно-золотистая спинка Розы, и поднял голову.
Огромная тень все больше накрывала Трапезник, поглощая вместе с Ним и Илью…
А человек все удивленнее разглядывал застывшего в самом центре кухонной раковины широко расставившего лапы и почему-то не убегающего большого темно-рыжего таракана…
Cвидетельство о публикации 87431 © Левандовский Б. 04.09.06 22:33

Комментарии к произведению 1 (1)

:-)) Приятная, незатейливая миниатюрка. С удовольствием поулыбался. Одна фраза несколько смутила...

___Илья настолько углубился в размышления, что не сразу ощутил волну паники, что захлестнула Чашу Изобилия.___

... но приятного впечатления не испортила. Успехов. :-))

Благодарю вас :-) Рад, что написанный много лет рассказ, идея которого пришла в голову благодаря желанию покурить в форточку на кухне среди ночи и которая была немедленно записана на бумаге, может доставить кому-то маленькое удовольствие )))