Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Сказка
Форма: Роман
Дата: 24.08.06 14:20
Журналы: Cotidianus Tenebrarum (№5 Октябрь 2009)
Прочтений: 19309
Средняя оценка: 6.75 (всего голосов: 4)
Комментарии: 1 (1) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Если Вы читали Алые паруса Александра Грина, то сразу поймёте, откуда здесь основной сюжет. Разница лишь в том, что действие здесь происходит в наши дни и наши (извините) реалии. Т.е. это уже (если верить самому А.Грину) третья версия материализации старой доброй легенды в наши дни. Вобще произведение навеяно одной единственной песней его НЫНЕШНЕЙ главной героини про то, "где кончается синее море" в оригинальном исполнении. Всё остальное - гремучий коктейль, замешанный из первоисточника и реалий вовремя записанным экспромтом.
Деревня DJ (почти по А.Грину)
Деревня DJев (Почти по А.Грину)

Все события, имена а так же названия географических обьектов в тексте являются вымышленными а их совпадения или антисовпадения ­случайными (хотя автор в общем-то не против если бы что-нибудь из этого и произошло на самом деле %-).

Автор не несет ответственности за любые действия или бездействия связанные с прочтением или непрочтением этого текста, а также вызванные таковым события любого порядка.

При использовании текста или его кусков в любых ПЕЧАТНЫХ средствах массовой информации ссылка на данное предупреждение (как и на автора) обязательна.

 

Деревня DJев

почти по А.Грину...

 

Жила была деревня и жили в ней мужики. Впрочем, как показали орнитологические исследования - иногда встречались и бабы.

Из растительности в деревне росли в основном большие и практически квадратные дубы. Может быть потому деревня и носила романтичное название "Золотая ива".

Население тоже от местной растительности особо ничем не отличалось. Может быть потому деревнe так до сих пор и не присвоили гордого названия "город".

Деревня располагалась посреди нетронутого (местами всеобщих попоек) леса, так что заняться там было практически нечем. Поэтому весь народ в возрасте от 5 до 50 в основном тусовался на дискотеках или в барах, коих (и тех и других) в деревне было превеликое множество. Впрочем, если кому-то не хотелось колбаситься на дискотеках и отмокать в барах, кто-нить в его доме обязательно обзаводился полу-киловаттным усилком, ставил на него ящик пива и таким образом дискотека и бар приходили прямо к нему домой.

Впрочем в деревне была и еще одна народная забава. Так как практически из каждого в деревне выходил крутой и жудко продвинутый Ди-Джей, (а другой альтернативы просто не было), некоторые из них находили Крутого Дядю-Спонсора (коие иногда приезжали в деревню поглазеть на весь этот зверинец), и он давал им денюжек на Передатчик. И тогда в Деревне появлялась очередная радиостанция, при помощи которой ново-испеченные ди-джеи могли пооттачивать собственное остроумие не только на тех, кто пришел на дискотеку, но и на ушках жителей близлежащих деревень и городов (куда долетал сигнал Передатчика, в основном определяемый крутостью Спонсора). Но просто оттачивать остроумие Ди Джеям (впрочем уже гордо переименовавшимся в Ар-Джеев) скоро надоело.

Поставив возле микшера обычный телефон они еще не предполагали, что станут пра-родителями еще одной народной забавы и основателями новой касты - Звонителей. Пожалуй самой многочисленной в деревне, потому как для причисления себя к таковой не обязательно было даже быстро и понятно говорить, хорошо петь или много пить. Достаточно было просто дозвониться по определенному номеру в определенное время и поддержать разговор не в тему, но зато по случаю. И это стало традицией. Даже больше - одним из магических Ритуалов в деревне.

Впрочем все это была всего лишь присказка. А сказка собсно начинается только сейчас.

 

В Деревне жила девочка. Совершенно не похожая на других. Звали девочку До-Ми-Соль. Причем что было странным - никто и никогда не слышал, чтобы произнося свое имя она сфальшивила хотя бы на одной ноте. И это пугало жителей деревни.

Девочку эту в деревне и так по жизни считали не совсем нормальной и сильно ударившейся головкой о свою идею о Принце. Мало того, что она упорно не хотела принимать так общепринятые в деревне квадратно-дубообразные формы, так ее еще видели и в лесу, болтающей (если конечно верить слухам, иногда всплывающим как пузыри на волнах то одной то другой местной радиостанции) со всякими странными животными в лесу. А тут еще недавно (и этот слух стал хитом уже трех последних сезонов) ей кто-то поведал совершенно бредовую идею о том, что вроде как к ее совершеннолетию в Деревню должен прибыть некий Принц на крутейшей парусной яхте, оборудованной (вот смеху то) такой заморской фишкой. Видимо для того, чтоб его видно было издалека все паруса его будут алыми.

Нет, конечно деревня была портовой и поэтому само прибытие какого-нибудь корабля не было в ней событием сколь-нибудь впечатляющим. Но вот касательно всего остального... Для нее? Одной? Нет, конечно, в семье не без урода... Но не слишком ли много чести?

Автором идеи столь неслыханной бредовости был некий ее знакомый волк, гордо именовавший себя Sir Grey. Волк чес-слово совершенно случайно (как он сам неоднократно уверял) встретился девочке в лесу и наболтал старую историю про сей революционной расцветочки такелаж. Ну переел он тогда мухоморов... Вот на лирику и потянуло.

Волк по жизни был тем еще сталкером и поэтому приходил в третью степень экзальтации от одной мысли о том, во сколько же в натуре придется вложиться будущему "принцу" если таковому вдруг захочется раскрутить девочку на то, на что обычно раскручивают девочек... Где ж он в пост-советские времена столько красной материи найдет ? Да и на то чтобы переоборудовать в парусник быстроходную и навороченную по последнему слову техники яхту не каждый согласится... Только разве что такой же поехавший... И предвкушение этого грело его душу (вернее то, что от нее осталось после того как он собсно стал волком) как хорошо придуманная шутка. Настолько хорошо, что он даже сам от себя такого по сути то и не ожидал.

В деревне однако поговаривали и о том, что До-Ми-Соль сама всю эту историю честно выдумала. "Это ж надо было мухоморы за лепешки с изюмом принять" - зубоскалили на каждом углу. Девочку конечно иногда жалели, но чаще все-таки гоняли. Как рабочую силу ее все равно использовать было нельзя (слишком уж хлипкая) так что росла и росла. Как местная достопримечательность. Видимо потому и не особо трогали и даже разрешали за хлеб и угол вкалывать как проклятой (во всяких смыслах) официанткой в одном из местных притонов. За девочкой закрепилось прозвище и устойчивый слушок о ее странной мании то и дело обсасывался в том или ином пабе. История эта уже давно была раскручена и даже появился целый альбом от одного DEADушки... А потом и фильм с треками. История кочевала из паба в паб, была достоянием любой мало-мальски приличной попойки и хорошей байкой для заморских гостей. И моряков, которые всегда были падки на такого рода истории...

Однако время шло, история обрастала все новыми и новыми невероятными фактами... Однако почему-то жила. Как и уверенность, странная, слепая, но не преодолимая ничем уверенность, которая все же жила и крепла в девушке в том, что чудо все-таки случится. А иначе зачем? Иначе ее жизнь просто не имела смысла.

 

Близился обещанный день и час. Но ничего не происходило. Совсем ничего. И это было обидно.

Она не раз бывала в том самом лесу. Но Волк туда больше не приходил. И вобще больше в этих краях не появлялся. Она чувствовала себя чужой в этой деревне, поэтому ближе к лету вобще предпочитала ночевать почему-то в лесу. Она как-то чувствовала что это - ЕЕ территория и с ней здесь ничего не случится. Что нельзя было сказать об остальных, потому как с тех пор, как одного слишком уж цинично пристававшего к ней по поводу ее же истории моряка нашли наутро около леса в изрядно погрызенном виде, про лес стали ходить по деревне всякие устрашающие слухи и народ, хоть немного ценящий собственную жизнь, предпочел бы умереть на месте нежели появиться в лесу после захода солнца. Про это тоже скоро стали ходить слухи, но ее это мало интересовало. Она была своей в лесу и чужой - среди своих односельчан. И как-то это чувствовала.

Однако время шло, а признаков парусника так на горизонте и не вырисовывалось. И никаких намеков на то, что что-то должно произойти ­тоже. Быстренько освоившись с микрофоном (благо народ и сцена были что называется под боком), она начала петь в том самом кабаке, который так благополучно приючал ее все это время всякие разные заунывные песни. Владельцы заведения замечали как от этого шустро пустело все горючее содержимое бара, и поэтому считались с некоторой ненормальностью собственной певицы и мягко говоря странностью ее репертуара. Но народу нравилось и поэтому она пела. Правда к тому времени от слишком радушного отношения к ней хозяйки заведения она уже не выговаривала некоторых шипящих, но это ей никак не мешало а только придавало какого-то странного колорита.

Однако пути Матрицы как известно неисповедимы. И взбрело как-то таковой приколоться и над этой деревней. Ибо радиоволны бегают как известно везде где им вздумается, и долетели они как-то до радивы одного из известных заморских ди-джеев с какой-то цветочной фамилией (то ли Лютиков то ли Васильков). Ди-джей сей, отмокая в очередном шоп-туре и, как всегда, упорными стараниями в очередном глубоком запое запустить Тетрис на бортовой ДжиПиЭске загнал собственную яхту в Гейтс-знает-чьи континентальные воды. В окончательных непонятках он как раз прошаривал местный эфир в поисках то-ли подходящих сэмплов для очередного творения толи названия этой местности, толи чего-то еще. Радиостанции деревни страдали от недостатка заморской музычки на своих волнах и как могли замещали таковую репертуаром на собственных коленках сотворенного производства. И надо ж было такому совпасть, что как раз в это время по эфиру пробегала одна из как всегда пиратски записанных песен, из упомянутого уже кабачка. Причем как раз про того самого Волка.

Медленно трезвея и пытаясь найти на мониторе эхолота иконку его любимого Virtual DJ-Studio этот самый ди-джей направил свою яхту по пеленгу и очень скоро оказался на горизонте упомянутой деревни.

 

Был приятный летний вечер и ничто не предвещало беды когда яхта, с крутого разворота, насмерть перепугав всегда изрядно пьяненьких и отвисавших тут как шнурки портовых рабочих, почти боком причалила к тринадцатому причалу. Ранее этим причалом никто не пользовался из-за его дурной славы (наверное) и поэтому таковой был одним из традиционных мест местных попоек. Однако яхта все же причалила сюда с явным желанием отдать здесь концы и портовым рабочим ничего не оставалось как с явной неохотой заняться своими прямыми обязанностями. С яхты сошел на берег странного вида паренек и, запарковав яхту с характерным звуком с помощью дистанционки, напрочь отказавшись от гида, отправился исследовать местные достопримечательности вглубь материка.

Будучи уже поднаторевшим в таких вопросах, паренек, прихватив с собой пачку все равно валявшихся на яхте без дела собственных компакт-дисков, двинул прямо на радио. Найти таковое для него не составляло проблем. Радиостанция в основном проводила всяческие конкурсы среди Звонителей и неоднократно (раза по 3 в каждом часе) обьявляла собственный адрес. А деревня эта была достаточно маленькой чтобы без труда таковой отыскать.

Появившись на пороге этой самой радиостанции и представившись, паренек в очередной раз заставил на сей раз уже RJев заняться своими прямыми обязанностями и вместо оттачивания цинизма на Звонителях обьявить в эфире о приезде крутого заморского ди-джея и пообещать слушателям с ним не менее крутое интервью. А еще немедленно начать отрабатывать надаренные им компакт-диски предельно радушным приемом.

До обещанного интервью уже оставалось что-то около пятнадцати минут... И тут ничего не подозревающий RJ допустил непростительную ошибку. Как всегда, щелчком он отправил в сидюк очередной компакт-диск... и из контрольного динамика зазвучал уже знакомый гостю голос...

Разговор о жизни и творческом поиске, как всегда ведущийся пока звучит музыка и микрофон выключен, был оборван на полуслове.

- Кто она ?

- А, До-ми-соль? Это тоже одна из местных достопримечательностей. У девочки окончательно поехала крыша, но поет она красиво...

И дорогому заморскому гостю, который как обычно всегда прав, в очередной, пожалуй уж скоро стотысячный раз была рассказана эта престранная история о девочке, волке, принце и алых парусах. Рассказана с изрядным запасом отточенного на чужих ушах цинизма. Правда достаточно подробно и с указанием бара, в котором поет девчонка... и пристрастиях ее ночевать в местном лесу...

RJ еще не знал, что таких подробностей гостю указывать ни в коем случае не стоило. А до обещанного интервью оставалось уже меньше пяти минут и пора было набалтывать очередную межпесенную врезку.

RJ вывел фишечку на микрофоне и сосредоточился на слушателях. И совсем даже не заметил спиной, как гость поднялся и тихо свалил из студии, обронив по дороге какое-то междометие - толи не, толи ха.

 

Шустро выбравшись из студии (отвисания в которых он всегда не любил), паренек выключил собственный "напузник", дабы не слушать уже начинающегося в эфире перемывания его собственных косточек, пересчитал баксы в бумажнике и направился к тому самому бару.

Всегда таская с собой диктофон, включенный в режим усилителя, паренек обладал редкой способностью - перемещаться быстро и практически бесшумно. Однако это не спасло его от "севшего ему на хвост" журналистишки из той самой радиостанции. Вскоре он оказался в том самом баре, а его косточки прямым репортажем по сотке были в очередной раз перемыты за предпочтение выпивки интервью в эфире (которых правда он уже естественно не слышал)[1].

На самом деле он не притронулся к выпивке (что было для него очень даже не свойственно), предпочтя слепому дурману послушать почти весь репертуар так заинтересовавшей его певички... и незаметно остаться после закрытия бара.

Поразившись "разбору полетов" когда все закончилось и незаметно выскользнув из бара за нею (благо опыт исчезания от фанаток у него был, а в этой глухой деревушке его еще пока никто не знал в лицо) он направился вместе с ней в лес, оставаясь на достаточном расстоянии, чтобы его нельзя было заметить даже оглянувшись. Но будучи потерянным тем самым журналистишкой, с воплем вылетевшим в направлении офиса радиостанции как только они достигли леса, он все равно ощущал на себе в лесу чей-то чужой и внимательный взгляд. Пару раз, резко обернувшись, он замечал за собой, быстро прячущийся в кустах волчий нос... А может быть ему это просто и показалось...

От местных жителей он наслушался в баре много всяких баек, но когда речь заходила о лесе, народ почему-то замолкал и переводил разговор в совершенно другое русло. И это было странно.

Однако он углублялся за девушкой в лес. Так он незаметно добрался до странной круглой поляны в лесу, где-то ниже по течению, где собсно девушка и обосновалась. Полянка была престраннейшей. Посреди нее стоял старый трухлявый пенек, а на полянке было вытоптано несколько дорожек. Образующих странную фигуру. Два круга, перечеркнутых двумя линиями.  Понимая, что дальше ходить не стоит, он притаился за деревьями и прислушался.

- Волк Sir Grey ! К тебе взываю! Отзовись! Ты заварил всю эту кашу тебе и обьясняться! Я знаю, что ты здесь. Ты все равно сюда вернешься. Я знаю это... - обиженно доносилось до паренька с полянки.

Волчий нос уткнулся в его левую ногу. Он обернулся. "Волк" на самом деле оказался обычной серой (в свете луны) овчаркой, потрепанной и битой жизнью. С характерной проседью, слегка ободранной и не досчитывающейся нескольких клоков волос.

- И вот так всегда. - сказал Волк - Я уже и сам жалею, что втравил ее в эту историю. Но того, что сотворено не изменишь. Думаешь просто быть Мифотворцем в этих краях?

- Не думаю. - несмотря на всю несуразность происходящего паренек все же продолжал разговор с Волком - Но зачем тебе все это?

- Понимаешь ли, в этом мире где-нибудь когда-нибудь должны происходить чудеса. Иначе жизнь просто теряет смысл.

- А чем тебе насолила она?

- Она - ничем. А вот деревушке этой давно пора получить свой щелчок по носу. Она это заслужила.

- Но при чем же тут девушка?

- Знаешь, когда я придумал эту легенду - я желал ей счастья. А теперь я просто жалею.

- Так это была ТВОЯ идея?

- Да, моя...

- А знаешь... Может я и псих, но я пожалуй не откажусь ее реализовать...

- Я надеялся на это. И верил в тебя... Возьмешь меня с собой?

- Если ты мне поможешь.

- Оки. Тем более что мне и самому надоел этот мир. Но все равно помни о своем обещании...

- Угум...

- А теперь иди к ней. Это важнее...

Волк растворился в воздухе...

 

Уже было почти утро. Он с трудом понимал, как он мог так незаметно заснуть в лесу. Да еще и пропустить приход первых лучей солнца.

Девушка аккуратно спала возле пенька, свернувшись калачиком и пребывая (наверное) в собственных мечтательных снах. И смотрелась еще более привлекательно чем там в баре. Теперь он знал всю ее историю. Ему хотелось таки сделать эту девушку счастливой. Но как - он предположить не мог. Как намекнуть ей, что то, о чем она так давно мечтает скоро сбудется?

У паренька на руке было кольцо. Странное, серебряное кольцо с выгравированными на нем рунами непонятного языка и большим александритом внутри. От давно почивших родителей он знал, что камень в этом кольце в незапамятные времена был заколдован. Согласно легенде он был одной из последних оставшихся целыми вещиц самого Мерлина. Он не верил в эту легенду до конца, но сейчас камень действительно мерцал яркими красными вспышками несмотря на вставшее солнце. Это означало (если конечно верить той самой легенде) что где-то поблизости должно произойти чудо. Он снял с руки сей фамильный перстень и аккуратно (чтобы не разбудить) опустил его на палец девушке. Пусть знает, что то, что она ждет - скоро сбудется. Он надеялся что она поймет его намек правильно. Тем более что теперь он точно знал, что в случае каких-нить неурядиц перстень мог постоять за себя и сам. Подарки Мерлина очень не любили передаваться из рук в руки способами отличными от дарения. И желавший заполучить такой предмет мог ощутить во всех смыслах на собственной шкуре эту самую нелюбовь.

Он оставил ей кольцо, а сам постарался побыстрее оттуда убраться. Дабы не сбегались поднятые бряком одной из местных радиостанций журналисты, отплыть из деревни следовало до наступления утра. Он без труда проследовал через еще основательно не проснувшуюся деревню и оказался около уже знакомого нам тринадцатого причала. Портовых рабочих там уже давно не было и, приблизившись, он даже заметил почему. Возле швартовочных тумб, свернувшись калачиком и спрятав нос в задние лапы, лежал уже знакомый ему Волк. И ждал он похоже его.

Паренек вынул из кармана дистанционку и завел яхту. Волк дождался пока опустится гидравлический трап и шмыгнул на борт. Паренек последовал его примеру.

И лишь только тогда, когда деревня напрочь исчезла из виду, Волк перекинулся через себя, и, обернувшись частично седоволосым, но не столь уж и старым парнем с бородкой и усами, заговорил с нашим ди-джеем...

- Ты и вправду решился на это?

- Да. Не знаю почему, но мне ее жалко.

- Чтож, я предполагал это. Ибо подарками самого Мерлина просто так не разбрасываются.

- Откуда ты знаешь про кольцо?

- А ты оказывается не знаешь его истории. Не будь этого кольца - не был бы я волком.

- Расскажи...

- Нет. Уж лучше как-нибудь потом. Пока тебе вполне достаточно знать лишь то, что твое кольцо будет охранять ее гораздо лучше чем делал это я все эти годы. А нам с тобой пора заняться более практичными вещами. Если ты конечно же действительно решил возродить легенду об алых парусах во всем ее великолепии.

- Но как я понимаю, для этого нужно основательно переоборудовать корабль. И сделать это достаточно незаметно для окружающих...

- В этом я тебе помогу. Здесь есть одна забавная частная бухточка в нескольких милях западнее отсюда. Там есть судоверфь. Не вдавайся в суть дела, но закажи там оборудовать свою яхту парусными мачтами. И давай подумаем где ты сможешь заказать столько достаточно крепкой алой материи на то, чтобы установить на них соответствующие паруса.

 

Она опять спала в лесу. И опять безуспешно пыталась вызвать Волка. Она знала, что чтобы он снова стал человеком ему нужна эта полянка и этот пенек. Однако как всегда не дождавшись его она заснула здесь же на траве. И ей снился странный сон.

Кто-то перешептывался в кустах пока она спала. Затем из кустов неподалеку выглянула сначала волчья голова, а затем еще чья-то. Кто-то, очень сильно напоминающий того самого принца (ну уж во всяком случае очень даже не здешний) тихо подкрался к ней, полюбоваться на это спящее создание и оставил ей на пальце странное кольцо, а потом как-то так странно растворился в воздухе. Она потянулась и, смахнув со лба как-то так прилипшую к нему травинку зацепилась за волосы чем-то острым и холодным...

Она была уверена что все что было с ней этой ночью было лишь во сне. Но с упрямством неотвратимости на безымянном пальце ее правой руки мерцало ярко-красными всполохами в зеленоватом камне странное серебряное кольцо. И это уже было реальностью.

Она была уверена в том, что это был сон. И тем не менее... Кольцо было реальным в отличии от всего остального. Оно упорно существовало. Оно было действительно кем-то надето ей на палец. Но она могла поклясться что ночью видела всего лишь сон. Это было нереально но все-таки это было.

Она встала около пенька. На пеньке когтистой лапой, как предсказание Апокалипсиса было нацарапано:

"31 июля. 6:15 пополуночи. 13 причал"

Однако наступал рабочий день и ей пора было опять отправляться на работу. Хозяйка бара, которая по прежнему считала что она всем ей обязана, попыталась первой отобрать у нее кольцо... Как бы не так! Камень выстрелил в нее каким-то синеватым свечением и хозяйка борделя превратившись в какую-то дворянского происхождения шавку бегала теперь вокруг заведения и нецензурно облаивала окружающих. Больше желающих заполучить сею блестящую побрякушку просто не было.

Вечера были все теми же. Она продолжала там петь, хотя уже чувствовала, что это ненадолго. По ее поводу продолжали зубоскалить, но после обсасывания той самой истории с неизвестно куда девшейся хозяйкой борделя слухи стали распространяться значительно осторожней. В последнее время в деревне не происходило абсолютно ничего примечательного. Радиостанции высасывали из пальца хоть какое-то подобие местных новостей и слухов и были таким порядком жудко недовольны. Старожилы говорили что такое затишье скорее всего к каким-то жудким неприятностям. Но к каким - народ даже и не рисковал предположить.

И вот однажды, вроде бы ничем не примечательным июльским утром деревня была разбужена спозаранку. Да еще как разбужена!

Еще не проснувшиеся жители деревни восприняли первый гудок за примерзейший глюк из собственных снов. Второй же гудок был воспринят уже как следует не говоря уже о третьем... Надо сказать, что бедных жителей этой деревни уже давно так сильно не глючило (несмотря на весьма продвинутое производство Мухоморовки в этих краях) и поэтому ощущение это для них оказалось очень и очень новым. На горизонте, среди бескрайних глубин океана, явно вырисовывалось странноватое для океана алое пятно. Это смахивало бы на глюк, если бы не было видно абсолютно всем. Не веря своим глазам, народ начал сбегаться к пристани. Но несмотря на прохладный морской бриз глюк упорно не собирался куда-нибудь исчезать. С видом глубокой неотвратимости к городу на очень маленькой скорости (от силы пять узлов) приближался странного вида парусник и посылал сирены каждые четверть часа. На носу отчетливо наблюдался почти замерший статуей серый и потрепанный жизнью волк, а за рулевым колесом достаточно молодой паренек как раз под стать девушке, ради которой, согласно уже обросшей всяческими слухами легенде, все это и должно было произойти. Медленно понимая весь смысл всего происходящего, высыпавшая почти в полном составе на причал деревня больше всего напоминала немую сцену. Этого просто не могло быть. Паренек за рулевым колесом взял со столика перед ним микрофон и по громкой связи произнес:

- Есть ли среди Вас девушка, именующая себя До-Ми-Соль? Я желал бы забрать ее с собой.

По жителям пробежала вторая волна абсолютно глючного состояния. Такая девушка действительно в деревне была. И все ее знали. Только вот никто даже в самом глубоком бреду не смог бы себе представить того, что двигалось сейчас от моря в направлении деревни. Вернее даже того, что это МОГЛО КОГДА-НИБУДЬ СЛУЧИТЬСЯ. Деревня вволю получала свой щелчок по носу и явно была этому не рада. Но спастись от этого тоже не могла. С глубокой неотвратимостью яхта приближалась к тринадцатому причалу...

Это было неслыханно. И все же это было. Хотя в принципе не могло быть никогда. С глубокой неотвратимостью вдоволь обсосанная и обглоданная байка приобрела собственную плоть и настойчиво требовала естественного для себя завершения. С разворота яхта припарковалась к причалу, заставив народ в испуге отшатнуться и пропустить таки виновницу торжества. Из яхты выдвинулся трап и таковая пожелала отдать концы тут же. Естественно девушка оказалась на корабле без особых препятствий. Впрочем ей нечего было терять. Она и так не была родной в этой деревне. Как только она оказалась на корабле, он тут же отчалил... увезя с собой не только девушку, но и спокойствие всех жителей деревни.  Легенда закончилась. И кажется должна была забыться. Однако не забылась она ни через день и ни через год. Не забылась она и по сей день. Ибо нельзя было забыть того, чего не должно было быть никогда.

 

Лишь только когда яхта оказалась на почтенном расстоянии от деревни, достаточном чтобы на ней нельзя было рассмотреть с берега происходящее Волк снова перекинулся в человека и они решили таки поговорить.

- Ах ты, старая серая шельма! Что ж ты раньше то молчал о том, что все это время жил в деревне в человеческом виде?

- А что мне оставалось? Я уж под конец и сам разуверился в том что сам же и напророчил...

- Так ты сам все это честно выдумал?

- А что?

- Помойму у меня к тебе остался должок.

- Ты мне хочешь что-то сделать? Перстень то у нее...

- Тогда я тебе что-то сделаю...

- А ты умеешь им управлять?

- Он умеет...

- Не-а...

- Ты что после всего этого его еще и покрываешь? Вот же мужики пошли...

- Только не ссорьтесь!

- А мы и не ссоримся. Правда, милая. Тем более что если б не усилия этой хитрой шкуры - мы бы не были сейчас вместе. Кстати, я кажется знаю достойное проклятье для тебя, волк...

- Ну вот. Еще одно проклятье на мою серую шкуру. Говорил же что на мифотворцев они не действуют. Все равно не верят.

- Это подействует. Ты станешь крестным нашего ребенка.

- А что по-моему хорошая идея.

- Вы что, совсем? Взять в крестные Мифотворца? Вы знаете чего из этого дитя при этом вырастет? Не советую...

- А мы и не спрашиваем твоего совета. Кстати, за тобой должок. Не забыл?

- Угум. Ну и люди пошли...

- Кста, с тебя еще и фраза "и жили они долго и счастливо" напоследок...

- Не. Вы че? Все что угодно но только не это!

- Это почему же?

- Если ты знаешь это старое заклинание то должен и сам догадаться.

- А с каких это пор это стало заклинанием?

- О, свет и тьма! Куда мы катимся! Если Мифотворец произносит эту фразу, то легенда заканчивается. А Мифотворец исчезает из этого мира. Навсегда. Ну и как я после этого стану крестным?

- Ладно. Замяли. Куда теперь?

- Да куда угодно. Только подальше от этой мерзкой деревни.

- Ладно, уговорили...

Они разлили на троих еще оставшегося в трюме рома и отправились в совершенно некритичном направлении...

Правда очень скоро До-Ми-Соль все же узнала где кончается синее море. Но до этого уже не было никому дела...

 

* * *


 

- А когда они жили то?

- Они и сейчас где-то живут. У них крепкая семья. Двое детей. Они оба теперь пишут музыку и оба поют. С тех пор репертуар у До-Ми-Соль сильно изменился.

- И местами не в лучшую сторону. Не знаю почему, но я почему-то любил ее старые альбомы. Еще те...

- Как знать, как знать... - сокрушался Волк, допивая третью бутылку рома в моем кабачке - Вот же ж... Свет и Тьма, ну почему я так не умею? И все у них хорошо... И ЖИЛИ ОНИ ДОЛГО И СЧАСТЛИВО.... Сумрак их подери... Ой!...

Волк спохватился. Кажется он сболтнул что-то лишнее. Но уже было поздно.

Он уже снова летел в сером и уходящем за жесткий ультрафиолет пространстве без направлений... Привычно так летел... Навстречу новому миру и новой легенде. Которой еще только предстояло быть...

 

Kali S. Storm.

Навеяно СТАРЫМ репертуаром 

прототипа главной героини 

аккурат в вальпургиеву ночь

2002 года...



[1] Да простит меня Радио-3 за такую эксплуатацию их VIP-story, которую они уже не помнят. Впрочем Дюна меня тоже, надеюсь, простит…

Cвидетельство о публикации 83157 © Kali Serverus Storm 24.08.06 14:20
Число просмотров: 19309
Средняя оценка: 6.75 (всего голосов: 4)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 316
Из них Авторов: 26
Из них В чате: 0