• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Однажды Мастер Элис сказал: Если Игра - это подобие реальности, то почему реальность (при определённых условиях) не сделать подобием игры? Ведь в нашем виртуальном мире реально то, во что верит больше народу... И колективное бессознательное, "находящейся" в альтернативном мире кучи народа вполне способно изменить реальность, само того не подозревая. Вот только в лучшую ли сторону? Естественно откровенный стёб по "Дозорам" Лукьяненко и созданной по их мотивам интерактивной игрушки. Посвящается годовщине последней.

Расслоение

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Расслоение

Запрещённая игра. Наша версия легенды…

 

…а потом что-то произошло и ниточки перепутались

С.В.Лукьяненко

Вам ещё рано это знать…

А. Эйнштейн за миг до уничтожения

рукописи II части СТО.

 

Беспокоиться надо было раньше. Но забили тревогу только тогда, когда во всех районах города начали из ниоткуда появляться неопознанные трупы…

 

Москва, 2006 год. Основная линия реальности.

В Сокольском отделе милиции сегодня день выдался на редкость тихим. Смена уже подходила к концу, но самым странным было то, что даже обезьянник за сегодняшний день был ещё девственно пуст. Оперативники играли в Го на щелбаны на куске оставшейся от евроремонта обезьянника решётки, изьятой на днях партией контрафактных шашек. Полковник Петренко, по прозвищу Мухомор как всегда кого-то громко распекал в убойном отделе. В общем как всегда ничего интересного не происходило.

Самой скучной была работа дежурного по отделу. Надо было сидеть за маленьким зарешёченным окошком, смотреть на обилие на редкость равномерно горящих на пульте лампочек с подписями «Банк Москвы», «Горсвет», «Полярис», «Аптека Виагрия»… , наблюдать за не особо жаловавшими это заведение прохожими… и главное ничего не пропустить. Работа была на редкость мутной. Егора чем-то заинтересовала последняя лампочка на пульте. Аптеки с таким интересным названием он здесь вроде раньше не помнил. «Надо будет зайти…» подумал он. Но поток его мыслей прервало ЭТО…

В двери буквально вломился довольно кряжистый мужик, обросший рыжей бородой и усами в изрядно дырявых джинсах неопределённого цвета, рваной синей Динамовской майке и виновато поинтересовался:

- Простите, не подскажете, как пройти для регистрации в отделение Ночного Дозора?

Из всего сказанного Егор понял только слова «пройти регистрацию» и «Дозор». Он хотел было ответить, что не знает про такую организацию… но лицо мужика вдруг перекосила жудкая гримаса, и он начал валиться прямо в дверной проём. Егора пробил столбняк. С мужика что-то капало. Тёмное. Но он мог поклясться, что кроме него в тамбуре входа больше никого не было.

Примерно через минуту у входа в отделение милиции лежал свеженький массивный жмурик. В его спине торчал плоский кусок непонятного серебристого материала чем-то напоминавший стрелку. Слишком знакомую стрелку. Пулей вылетев из-за стойки в коридор он наклонился было к трупу. Но только он коснулся металла этой странной «стрелки», (оказавшейся ещё на удивление тёплой) аккуратно воткнутой трупу между позвонков – неизвестная ему сила грубо отбросила его к стене. Стена была бетонной. Грубо треснувшись об неё головой, он почти потерял сознание. Картинка при этом странно моргнула, потеряв собственное разноцветье. Возле трупа копошились две тени. Тени не имели владельцев и это было странным. «Так, радостно попёрли глюки…» подумал Егор. Отключаться было категорически нельзя, но это стоило неимоверных усилий. Он услышал обрывки разговора.

- Идиот! Ты зачем его убил?

- Вы ж сами сказали, Борис Игнатьевич, что больше не хотите его здесь видеть. Обьекты светит, игру ломает…

- Ты хоть знаешь кто это? А где мы находимся? Ты хорошо подумал?

- Мы же в Сумраке…

- Но он то нет…

Егор понял, что пора вмешаться.

- Стойте на месте! Кто вы такие? – Егор попытался вынуть табельную пушку. Руки его не слушались.

- Он что нас ВИДИТ?

- Он нас видит…

- Он иной!...

Дальше Егор ничего не помнил. Помнил лишь, что в самый последний момент, когда отключался, заметил дверь в стене аккуратно напротив. Стена была сплошной, наружной и очень толстой. И никаких дверей там отродясь не было.

Очнувшись он вспомнил, где видел эту стрелку. Не раз раскладывая бесчисленное количество пасьянсов на единственном на весь отдел компьютере… таскал карты он именно ею.

Он внимательно осмотрел места посетившего его глюка. Это стоило неимоверных усилий. Во всём теле чувствовалась усталость и разбитость, как после хорошей попойки. Затылок ещё болел. Там начинала расти здоровенная шишка.

Трупа не было. Как будто ничего не происходило минуты назад. Крови тоже не было. Было лишь странное ощущение, которого он не смог себе обьяснить. Место, где лежал труп было ещё тёплым. Но поверить в это означало доказать себе, что его крыша уже основательно в пути. А этого не хотелось.

Покачиваясь, он вернулся за пульт. На пульте лежал его пистолет. Который он отчётливо чувствовал у себя в кобуре до этого странного провала. Рядом с пистолетом лежала странная визитка с голограмкой в виде пятиконечной звезды в кружочке. На визитке была всего одна строчка. www.dozory.ru. "Тоже дозор…" подумал он и почувствовал как "визитка" тут же рассыпается в пыль в его руках.

Тогда же. Бескрайние просторы РуНета (сумрак [-2]). По серверам – где-то под Благовещенском. В реале – гораздо восточнее.

Развоплотившись, Клей смачно выматерился. Не ну ни фига себе тёплый приёмчик! Убивают сразу ещё не получившего регистрации. А если бы он был не дайвер? Причём что самое обидное – по логам свои же. И чем? Курсором!

Природный цинизм игрули Клею уже начинал нравиться. Несмотря на полное отсутствие сюжета, сводящегося в конечном итоге к повсеместному и глобальному членомерству «стенка на стенку», целой куче ляпов (в основном с перевиранием реального местонахождения ино-обьектов) и прочим милым шалостям добрых дядь-веб дизайнеров. Если и впрямь Лукьяныч представлял себе ЭТО – идеальным магическим пространством, то Клей начинал понимать мечту Катейки… И морду ему стоило набить.

Самым обидным, однако, было то, что игруля напрочь игнорировала его собственный ино-фактор. Мало того, родная МТСовская сеть (всегда пропускавшая в роуминг пакеты внутридозоровской связи, просто не подозревая о их существовании) вовсю зарабатывала на игроках, предоставляя им «правку вероятности». Продавая как всегда виртуальный продукт за вполне реальные «талеры». Нет, конечно, буржуйский бакс давно стоило как-нибудь так опустить. Но не таким же образом!

Правка вероятности в том, что люди имели обыкновение называть реалом, была его профессией. И на такое к ней отношение он вполне имел право обидеться.

Клей открыл терминал. Набрал стандартному чёрно-зелёному текстовому окну сервер, порт, логин и пысворд. В стоявшей рядом, и в то же время нигде, в серверной стойке циске, последней из оставшихся трёх после похождений известного дайвера Леонида, но так и не отключённой после разбора полётов тех событий (Клей спрятал сервер в соседнюю вероятность. Поэтому его и не нашли) радостно начали перехрюкиваться винты рейд-массива… собирая пространство, которого пока не существует. Пропатчивая пути… немножко меняя вероятности… и собирая вполне реальный вход в реальных же географических координатах… в зону, которой не существует нигде… кроме винта, поддерживаемого сервером игрули.

Когда Москва-Иная была благополучно прикомпилирована к последнему зеркалу Диптауна (отчего все "игроки" пол часа наблюдали рекламный мультик), Клей удовлетворённо хмыкнул… Набрал в той же консоли Deep… и с хрустом надавил «ввод».

Теперь правила игрули изменились. Немного, но существенно. Правда ни один из пребывавших в ней игроков этого почти не заметил. Пока не заметил…

Москва. Проспект Мира (который в центре!). Основная линия реальности. Чуть раньше.

На сервере гостиницы «Космос» продолжали твориться всякие странности. Как только с сервера технологического этажа (прозванного в народе «межстудийкой»), который снимало Останкино на время ремонта башни, сьехал неизвестный науке полиморф, гордо называвший себя «Неудачник», стало глючить всю сеть. Кто-то самопроизвольно бронировал давно не использовавшиеся номера… Мало того, их оплачивал… селился… и даже заказывал какие-то услуги. Услуг конечно никто в пустом номере не оказывал, но счета несмотря на это оплачивались регулярно.

Активность в последние месяцы была неимоверной. Кто-то обживал номер… в нём селился, даже (если верить серверам) лифтами пользовался… Но в реальности этих постояльцев никто и никогда не видел. Что-то мистическое творилось в этом процессе. Но счета исправно платились безналом. И поэтому никто не возмущался.

Пока в один прекрасный момент в одном из номеров гостиницы, у самого входа, консьержка Алиса не обнаружила неопознанный труп. Рыжеволосый и изрядно обросший. В изодранных джинсах и порванной синей «Динамовской» майке. Номер был люксовый, и такой живописный постоялец выглядел в нём как золотой зуб во рту у прокажённого. Только с точностью до наоборот. Но сервер, тем не менее, упорно утверждал, что в номер вселился именно он, заплатив вперёд целую уйму денег.

Когда на следующий день та же консьержка увидела того же мужика мирно выходящим из лифта, она перепугалась так, что тут же отправилась следом за его трупом… Она не знала, какое примерзейшее чувство юмора бывает у этой жизни, и не могла предположить, что её тело займёт в морге ту же морозильную кабинку. Больше её не видел никто.

Те же. Там же.

Полковник Петренко теперь понимал. Вот так и начинается шизофрения...

В городе творилась какая-то слабо понимаемая чертовщина, пахнущая массовыми глухарями и замешанная на какой-то не совсем понятной мистике.

То там то тут всплывали, вываливались под ноги прохожих, находились в подворотнях, на свалках и вообще чёрт знает где… одни и те же тридцать трупов… В разных районах, но всегда одни и те же. Он уже знал их всех в лицо. В ГЛАВКе их тоже знали. И не только по его району. И это неимовернейшим образом бесило.

Системы не было. За исключением одного. Это были одни и те же пятнадцать парней и пятнадцать девушек. Каждый из них доезжал до морга… после чего бесследно растворялся. А потом всплывал среди народа в совершенно другом месте.

Самым идиотским было то, что везде находились очевидцы, видевшие эти «трупики» ещё живыми. А один особо эзотерированный субьект (частый гость местной «Гагаринской» психушки) вообще утверждал, что соображал за одним столиком на троих с двумя одинаковыми кряжистыми рыжими мужиками в одинаково рваных Динамовках за минуты до того, как наткнулся на трупик третьего. Такого же...

На столе у Мухомора стоял факс. Почти весь недавно свежезаправленный рулончик был уже на полу. Это были межрегиональные ориентирвки. Он начал просматривать их… и обмер. Это уже было не смешно. В сводках из Артека на него смотрели всё те же знакомые рожи.

Ехать в ГЛАВК с такими ориентировками было уже просто опасно.

Полковник простоял в задумчивости ещё минуту. Забулькал факс…

- Как опять ? – даже не дожидаясь начала выпалил в трубку он…

- А Вы… эээ… откуда знаете?

Голос был сдержанным и размеренным. Он как бы проталкивал в трубку слова короткими рывками. Это уже были даже не люди в строгих костюмах, от которых веяло замогильным холодом последние 70 лет… Это было хуже. Гораздо хуже…

 

Выслушав указания и с трудом их переварив (такие звонки в убойный отдел случались нечасто. Вернее они вообще до данного момента не случались) и чуть чуть отойдя от приступа мистического страха перед ведомством, которое снизошло до прямых указаний (видимо на то были свои причины), он надавил кнопку на селекторе и проорал:

- Младшего лейтенанта Летова ко мне. Как нет? Найти! И быстро!!!

 

Проклятьем Егора была его фамилия. Ибо быть полным тёзкой в недавнем прошлом главного анархиста страны было крайне нелёгкой ношей. А работать при этом в столичных правоохранительных органах – и подавно. Начальство требовало в авральном порядке. Шишка ещё болела.

01.01.1980 03:39:59 по локальному времени. Сервер вне пространства.

Таймер на циске как всегда ставить было лень.

Клей стебался вовсю. Теперь на сервере за него уже играли: Макс Фрай. Тёмный маг 6мг с 13 концентрации и восприятия, тремя девятками по остальным факторам и сам гордо носящий под курткой футболку с номером 13; собственно Хельга – практикующая отверженная ведьма 5вм, сова-перевёртыш вне закона, он сам в качестве светлого, жудко прокачанного непонять какой магией оборотня, иногда рожающего артефакты, которых не было прописано ни в игре ни в книжке… В общем компашка подбиралась добродушная и вполне так адекватная. И была тем ещё квестом. Вне программного уровня.

Кошка же отрабатывала свои такты исправно. И именно поэтому о том, что творилось сейчас в реальной столице, Клей предпочитал не задумываться. Впрочем, это была пока всего лишь одна из её локальных вероятностей. Можно считать, что коллективных снов. До тех пор, пока кто-нибудь не представит себе именно эту реальность настолько, чтобы туда и впрямь попасть. И тогда вероятности совпадут, и Москва-Иная станет единственно-правильной Основной Линией Реальности. Для всех.

Играть через виртуальность было довольно удобно. Окружающие слабо догадывались о подвохе (воплями «Какие напитки юзаешь» «свети статы» етк) но даже не могли предположить, с чем именно они имеют дело.

Тем временем желающих вообразить ЭТО основной линией реала было всё больше. Способности сопротивляться у текущей реальности – всё меньше. И вот очень скоро перпендикулярные миры нормальной Москвы и Москвы Иной пересеклись.

Москва. Реал. Чуть позже.

Дело о перебродивших трупах (как теперь уже почти открыто называли его меж собой оперативники) приобретало всё более и более странный оборот. Убиенные не только внаглую бродили во всех частях города, но и стабильно уходили от наружки прямо в сплошные монолитные стенки в самых непредсказуемых для этого местах. Самым спокойным был как ни странно общепринято неспокойный на всякую чертовщинку район Текстильщиков. Кроме периодических лёгких разборок в баре Фидан оттуда больше ничего в сводки не заявлялось и другие РОМы завидовали этому райончику уже почти чёрной завистью.

При расследовании обнаружилась и ещё одна странность. Если трупики стабильно то исчезали, то появлялись, то свидетели по сеим массовым убийствам при странных обстоятельствах исчезали из города насовсем. Приезжавшая на пересрочку повестки опергруппа обнаруживала чисто прибранную квартиру, а ближайший РЭУ и базы прописки в один голос утверждали, что квартира продана новым владельцам с именами, которых в природе просто не бывает. Системы тоже почти не было. За исключением проскакивания в нескольких документах упоминаний о некоем неизвестном риэлторе со странным названием «Та Сторона».

Останкинское же отделение милиции на днях совсем отличилось. Взяв около башни некую столь живописную троицу и пристегнув их наручниками к себе, они буквально донесли их как куклу до обезьянника. Те же, не долго думая, отлучились прямо в ближайшую от решётки стену вместе с пристёгнутыми оперативниками.

Дело начинало попахивать международным скандалом. Оперативников через пол часа обнаружили аж в Крыму на Гурзуфском рынке, упитых в зюзю, раздетых, разоружённых  и вообще неспособных обьяснить как они там оказались. Пьяный и смутно разборчивый бред в основном сводился к какому-то световому тоннелю в подвале родного РОМа и странным цветовым эффектам, похожим на обжирание кислотой. Подвал действительно был. Двери с тоннелем там отродясь не было. И вообще успеть добраться из Москвы до Крыма да ещё и там так упиться за пол часа было нереально. Одна дорога до ближайшего аэропорта с местным Шумахером тут занимала минут 40…

Нова Хохляньська Мiлiцiя вообще похоже не горела желанием к сотрудничеству. И даже поначалу не желала вести речь об экстрадиции. Пришлось напомнить о пьяном дебоше с бомбой в Шереметьево на Камчатском рейсе... Это ребят чуть чуть успокоило, и обошлось без втравливания в разборки ещё и украинского посольства. В общем живых в столице становилось потихоньку меньше, а странных ходячих полужмуриков – всё больше.

Это был уже даже не глухарь. Дело попахивало крупномасштабной диверсией с применением неизвестных науке сил и средств. И даже для, как всегда с опозданием, вступивших в игру спецслужб, выглядело примерзейше.

Москва, подсетка msk.ru [сумрак -1] чуть позже.

Лена-Луна мирно сидела за одним из игровых серверов, занимаясь в одном из окошек прикладным ликбезом в тренировочной файт-зоне Артека, в другом – просмотром логов самой файт-зоны, а в третьем – отладкой очередной новой фичи. Остальные окна никак не были связаны с Сумраком и потому прикладным тюнингом из сети просто не просматривались. Как настоящий админ, она могла тут находиться в нескольких уровнях сумрака одновременно. Однако сейчас была занята решением невероятно нестандартной проблемы. В файт-зоне сейчас находилось как минимум на одного персонажа больше, чем показывал сервер. Она сочла бы это просто глюком статсервера, если бы сейчас не беседовала с этим персонажем в он-лайне. Который даже не отказался на правах оборотня на неё немножко повыть (как на луну), что не прибавляло ему, в общем-то ничего, но было крайне приятным. В проекте Лена участвовала потому, что тоже читала Лукьяныча. И не только Дозоры. Она уже смутно догадывалась, что именно ей напоминает эта ситуация. Но поверить в это до конца её разум упорно отказывался.

Да и разум автора-создателя тоже отказался бы. Лукьяныч давно занимался созданием таких образов профессионально. И именно поэтому ни в один из них до конца не верил.

Она попыталась прочесть общую статистику по пространству. Напрямую этого сделать естественно не удалось. Собирая статистику со всех серверов всех локаций и крутя много много операций типа а+b-c сервер на пару минут задумался… А потом даже не гася моргание лампочек на сетке, выдал нечто несусветное.

Циферки вошедших в игру и в ней присутствующих действительно не сходились. И не на однёрку… Они не сходились сейчас где-то на треть населения столицы. Которая шарахалась сейчас по игровому пространству, набирала экспу и хиты, в общем жила собственной жизнью… если бы только сервер не утверждал, что эта толпа никогда не входила в сеть ни с одной из локаций.

Сервера перезагружали буквально вчера. А в релизе никаких ботов, кроме автомодеров принципиально прописано не было.

Тем временем странный юзер, в общем-то и не скрывавший своих дайверских способностей, сославшись на желание отоспаться в 5 утра, цинично вышел прямо из файта в 8 вечера (время, по её мнению ещё детское), а его красиво аннигилирующаяся под молотящими воздух, но не достигающими уже цели ударами виртуальная оболочка не располагала уже к ответам на какие-либо вопросы.

Время было ещё детское, но домой всё-таки надо было добираться. Загасив консоль и закрыв неприметную серверную каморку она отправилась к станции метро… По физической Москве в физическое же время суток.

Однако с физической Москвой тоже что-то было не так. Она заметила это ещё не доходя до дороги под землю.

По дороге ей не встретилось ни одного человека. Для данного времени суток улицы были подозрительно пустынны.

Проходя мимо Тушинского отделения милиции, она даже позволила себе помечтать, как бы классно было, если бы там и впрямь был телепорт через Артек на все точки игры во всех АО. Шара была бы несомненно приятной, ибо это лето в Москве выдалось на редкость мерзким.

Сквозь окошко её привлёк подозрительно знакомый красно-бирюзовый отсвет в холле. Но этого не могло быть просто потому, что не могло быть никогда. Отмахнувшись от навязчивой мысли, она гордо проследовала под землю.

Электрички ходили как часы. Но сама станция подозрительно пустовала. Это было странным. Милиция и персонал там исправно присутствовали. Вот только толпы народа ни туда, ни оттуда почему-то не было. И ещё. Её не покидало странное, навязчивое ощущение, будто все, кого она здесь видит, смотрят сквозь неё. Не останавливаясь взглядом. Она уже села в электричку. И только когда заоконное пространство превратилось в равномерную серо-полосатую толщу идущих вдоль тоннельных шахт проводов, она вспомнила, что забыла предьявить турникету карточку Гражданина Москвы (являющуюся и кредиткой и проездным одновременно), а турникет этого даже не заметил...

Ехать надо было ажно в Крылатское. Но по дороге хотя бы обозначить своё присутствие на днюхе проекта. А значит запастись чем-нить горючим… и непременно заглянуть на Сокол.

Когда в окошко Сокольского отделения милиции она случайно увидела тот же отсвет, это уже было не смешно. Она свернула на Волокаламку… и случайно посмотрела на небо. Что-то было не так. Сильно не так.

Она видела собственными глазами то, чего в принципе не должно было быть. Волокаламка была чёрно-белой. Вся. Но без отсветов и странных бликов. И это было странно…

«Так… Доигрались…» подумала она. Остановившись напротив аптечной вывески. На вывеске, нарочито «рукописными» буквами шрифта Olga было написано, словно в подтверждение самых худших из её догадок: «Аптека Виагрия. Травы, зелья, свитки…». И внизу маленькими буковками: «Скидка для иных при оплате карточками Яндекс-деньги: 25%».

Лена лично знала того, кто, изрядно измучавшись этим настырным языколомным спамом, придумал поместить сюда эту аптеку. В игре. В реале этой аптеки здесь никогда не существовало.

Это было уже слишком.

На Сокол в этой версии реальности по легенде Тёмной Иной заявляться было уже как минимум опасно.

Чтобы проверить свою догадку, она чуть не бегом рванула к Сокольскому отделению милиции. И там наткнулась на вылетающего оттуда с той же скоростью Егора.

 

Егор спешил на задание с Самого Верха (как обьяснил ему Мухомор). И уже собирался выйти в тамбур… Но тут ему в грудь, со всего размаха врезалось что-то мягкое, чего его глаза упорно не желали видеть.

Удар угодил аккуратно в солнечное сплетение. Его центр дыхания привычно отказал. Вдох был запрещён физиологией. С окружающего пространства уже второй раз за сегодня слетело привычное разноцветье.

И тут Егор понял, что совершенно случайно попал в женские обьятья… Вот только не понял откуда они взялись…

Сумрак схватил здоровенный кусок доселе неизвестной ему энергии и с перепугу отпустил обоих. Сумрак был теперь вездесущ. Но даже ему с этой энергией шутить тоже не стоило.

«Сменить судьбу очень просто. Для этого нужно выйти на открытое пространство, закрыть глаза, покрутиться в произвольном направлении… а потом бежать что есть мочи, не открывая глаз и не оглядываясь. В худшем случае тебя остановят люди или вещи. В лучшем – ты окажешься в дружеских обьятьях… В момент, когда это произойдёт, ты обретёшь новую судьбу…» крутилась в голове у Егора странная формула из какой-то древней книги. Книга несомненно была древней, потому что ни автора, ни названия он уже давно не помнил. Не вспомнился бы ему и метод, не окажись он в таких странных обстоятельствах… Дважды за день… Это было уже слишком.

Москва. Малая Полянка. Соседняя реальность.

Марат Гельман всё меньше и меньше узнавал родную столицу. Нет, конечно магические места с карты начали пропадать ещё очень давно, но вот только в последний год их начало замещать что-то другое. Что-то очень злобное стягивало на себя всю городскую магию… и это было страшно.

Тёмная магия, однако, по странному стечению обстоятельств не касалась при этом ни собственно Малой Полянки, ни так привычных ему ещё до середины 1998 года Текстильщиков. Остаповский Проезд был тоже, как ни странно, почти не тронут. Домик Франка исчез оттуда ещё очень давно. Но на это были свои причины. Да и сам Франк в здешних краях не менее давно не появлялся.

Макс Фрай тоже не особо баловал своим присутствием. Марат уже не контролировал этот проект. Как-то одно странное существо, случайно встреченное им в Ru.cm (в Странном Месте, где неимение странностей у персонажа считалось оффтопиком) и мнящее себя путешественником по чужим историям, поведало ему о том, что рано или поздно мир автора и его персонажи начинают жить собственной, независимой от автора жизнью. И после этого автор не в силах повлиять ни на них, ни на саму Сеть. Марат и не пытался. Проект BlackAsh неплохо обходился и без него, живя собственной жизнью. Вот только отцов-основателей этого проекта никто «в живую» уже давно не видел.

Раньше Марат любил гулять по Москве «в сумерках». Так он называл это настроение, когда, нырнув в собственные мысли где-то около Белорусского вокзала, и окончательно потеряв связь с реальностью где-то на Тишинской площади, по довольно замысловатой траектории, можно было оказаться сначала где-то на задворках Текстильщиков, а потом, почти бессознательно взяв там квест, столь же быстро вернуться обратно, обратного пути даже не заметив. Сумерки были трещиной между мирами и их отношения с пространством столицы в эту концепцию вполне входили.

В последний же год с центром столицы творилось нечто не совсем понятное. Старое доброе «сумеречное» пространство ловилось всё реже. Вместо него теперь можно было в лучшем случае угодить в не закрытую кем-то за собой джамп-зону и оказаться вынесенным куда-то на не совсем понятные пустынные окраины. В худшем же – вообще попасть в разборку неких не виданных доселе теней, потерявших своих владельцев… Суеверный ужас настоятельно требовал держаться от них подальше. Марат ему охотно верил.

Тьма сгущалась ближе к центру столицы. Она была здесь теперь даже более плотной, чем когда-то около Останкинского кладбища. Тьма буквально высасывала из пространства всё чудесное, что там только могло быть. Это было грустно. Но чудесам приходилось отступать всё дальше. Всё чудесатое шустро улепётывало из столицы, ища приюта где-то в стороне Зеленограда… Но и это было лишь временным убежищем.

Марат просто видел это наслоение пространства на пространстве, которых в последнее время слишком много развелось. Откуда-то у него была способность это видеть. И способность по ним иногда гулять. Но теперь в городе творилось что-то невероятное. Ибо то пространство, которое он привык называть Тьмой, агрессивно поглощало остальные. Более безобидные пространства. В которых можно было просто гулять в Своей Реальности и обилием которых столица славилась всегда. Или перемещаться между городами. Гораздо быстрее, чем позволял это даже приснопамятный Аэрофлот.

Домика Франка не существовал в этой реальности уже давно. Вместо него в городе ещё существовали просто Башни… Но только с тех же пор они (увы) обзавелись владельцами. И перестали пускать кого угодно и куда угодно. На них появились «таможенники». А башни стали ограничены лишь их воображением.

Старых добрых чудес становилось всё меньше. Тьмы становилось всё больше. Было грустно. Марат чувствовал, что процесс этот как-то влияет и на его собственный смысл жизни. Но ничего не мог с этим поделать. Процесс контролировался кем-то извне. И семимильными шагами вёл к результату, который был ещё более грустен.

Москва, где-то на стыке перпендикулярных миров (пространство не определено).

Егора не покидало странное чувство. Оно не посещало его уже давным давно. И он почти забыл о его существовании. В последнее время (он случайно поймал себя на мысли, что действительно не знает, сколько прошло времени от того злополучного события… и легко отмёл эту мысль. Столь лишней она сейчс была) он находился в весьма странном состоянии. В реальности вроде бы ничего не изменилось. Но вот только теперь он совсем не мог понять… он больше не ощущал границы между Реальностью и Сном… Или между Сном и Реальностью.

То, что это странное состояние для бредущей с ним рядом вроде бы нормальной девушки было худшим из её кошмаров, вовсе не имело значения. Всё равно это был сон. Ибо того, что ему только что рассказали, в реальности просто не может быть. Просто потому, что такого не бывает в реальности. Разум не мог этого принять. Но если это и впрямь было сном, то значит она – тоже. Этого разум тоже не мог никак допустить.

Однако рассказавшее ему это существо, бредущее сейчас рядом с ним и почти продрогшее от несуществующего холода, просто не могло лгать. Просто потому, что не могло лгать по определению. Но тогда оно не было человеком. А такого тоже не бывает. В этом мире. Но если всё, что ему рассказали сейчас – правда, человеком не был и он. Мир был против.

И всё же она не могла быть просто сумасшедшей. Такое прекрасное существо просто не может быть сумасшедшим. Но тогда сумасшедшим был он. Разум никак не мог этого допустить. Но на него было глубоко плевать всем присутствующим.

Так на человека действует классический Очар. Лена-Луна это точно знала. Но это была реальность. Ре-аль-ность!!! А в реальной Москве заклинания не действовали. Впрочем, и двухэтажных особняков с остроконечными крышами и застекленными верандами в этом месте Москвы тоже не могло быть. Это точно был не сумрак. Вот только это была уже и не Москва. Со странным чувством они вышли на привычный треугольник… почти Тишинской площади. Только почему-то вымощенной мелким булыжником… Вечерело.  По дороге вовсю цвели акации. Но на календаре неотвратимо был конец лета.

Реальности тоже было глубоко плевать на то, что о ней думают. Лену не покидало странное чувство. В этом совершенно чужом мире, которого на самом деле нет… она как никогда чувствовала себя дома. Это странное чувство могло быть выражено лишь воплем «Я здесь живу! И он – тоже!!!». Но это был чужой мир. Совсем чужой.

Они обратили внимание на скамейку мгновением позже, чем с неё со скоростью привидений метнулись за ближайшее дерево две чёрные тени. Тоже парня и девушки. Оставив на краю скамейки лишь неигранную колоду карт.

- А ты сама то в это веришь?

- Вообще-то нет. Но мне пришлось в этом убедиться. Так наглядно, что тебе не приснится и в страшном кошмаре.

- Москва превращается в мир компьютерной игрушки? По книжке этого… как его там…

- Лукьяныча.

- Да. Бред какой-то. Не может этого быть. Просто потому, что не может быть никогда.

- Но ты же сам это видел?

- Что?

- Исчезнувший труп. Тени. И двери в стене…

Егор насторожился. О том, что в стене была дверь… и кажись и впрямь не одна… он ей, кажется, не говорил.

Он попытался в задумчивости потарабанить пальцами по скамейке. Его рука наткнулась на какую-то небольшую картонную коробочку.

- Что это?

- Не знаю. Похоже на колоду карт. Откуда она?

- Тут на скамейке лежала…

- Давай посмотрим?

- На Вашем месте я бы очень не рекомендовал этого делать.

Парочка вздрогнула почти одновременно. Тихо подошедшего к ним уже достаточно немолодого человека в странных очках с квадратными линзами, (как заметил Егор) плотного телосложения, с короткими тёмными, но рыжеватыми волосами, усами и уже изрядно начинающей седеть бородой и (как заметила уже Лена) странными и очень усталыми, но добрыми, почти чёрно-карими глазами они даже не заметили. И могли поклясться, что этот человек сейчас появился здесь из ниоткуда.

- А кто Вы, чтобы знать, что нужно делать на нашем месте, а что – нет? – первым опомнился Егор.

- Это сейчас не имеет значения. Оставьте этот предмет, молодой человек, и запомните на будущее. Беря что-то оставленное не Вами, Вы можете случайно взять чужую судьбу. И Вам она придётся настолько в пору, что от неё потом невероятно сложно будет избавиться.

- Имеет! Кто Вы такой, чтобы нам здесь указывать? – теперь уже вскипела Лена.

- Можете считать меня просто местным жителем. Здешним местным жителем. Ибо сейчас важен вопрос не «кто», а «где».

Голос человека звучал как-то устало, но завораживающе. И располагал почему-то ему верить. Не задавая лишних вопросов.

- И где? – будто на автомате повторил Егор.

- Ну для начала обрадую. Вы, ребята, случайно свернули в одну из несбывшихся линий реальности. Очень далёких от нынешней реальности. В место, которого просто нет. Оно могло бы здесь быть, если бы кое кто в своё время очень сильно не постарался. Не знаю, как Вы сюда попали, и как будете выбираться, но Вам отсюда надо бежать. И если хотите жить – бежать из города. С Москвой творится что-то неладное. Не знаю пока что, но это не нравится даже мне. Кто-то замещает реальность. И это очень страшно.

Незнакомец похоже слышал почти весь их разговор. Но странные навыки следователя Егора не подводили и на сей раз. Среди тех, кто сопровождал их, или встречался им на пути, этого человека просто не было.

- А вы то откуда знаете?

- А посмотрите вокруг. Ничего не напоминает?

- Ниче…го…

Лена увидела. И даже вскрикнула от испуга. Егор тоже посмотрел…

Дерево, стоящее чуть поодаль от скамейки странной косой чертой перегораживала абсолютно чёрная, и в то же время странно искрящаяся, и не дающая отвести от себя взгляд тьма.

- Вор-ронка… - Лена была в каком-то апокалиптическом шоке. Она словно увидела там целую банду мертвецов. Или привидений. Ей почему-то очень хорошо знакома была эта тьма… По легенде она сама была её частью. Но сейчас быть частью этой тьмы ей почему-то меньше всего хотелось.

Амулеты были лишь в Игре. И лишь один был у неё в реальном мире. Странная золотая пентаграмка в серебряном круге на цепочке. За которую она, одной из первых, выложила свои кровные двести баксов. Вот только что-то ей подсказывало, что этот амулет ей сейчас меньше всего поможет.

- Всё гораздо хуже. Это – не воронка. Это – ничто. И оно пожирает сейчас и мои миры, которые мне были здесь так дороги. Скоро оно доберётся и до Реала. Я не знаю, что тогда будет, но Вам обоим бы не советовал экспериментировать. Эта тьма сейчас орудует почему-то только в городе. Но на всякий случай бегите из города подальше. У Вас обоих ещё есть шанс. У меня его, увы, уже нет. Не теряйте времени и берегите друг друга. Не тратьте его на то, что Вам всё равно не обьяснить друг другу словами. В другом месте и в другое время Вы это поймёте без слов. Но не лишайте себя сейчас этого шанса. Это единственное чем я могу Вам помочь. Бегите, пока отсюда ещё можно убежать. Избегайте метро. Только пешком или поездом. Можно ещё на троллейбусе, но троллейбусом Вам туда не доехать… И не теряйте времени. Даже на меня.

Он развернулся и собрался уходить.

- Постойте. Но если ничего не получится – как Вас найти?

- Если у Вас ничего не получится – я буду бесполезен. Если же получится и это действительно будет нужно… в другом месте и другом времени я встречусь кому-то из Вас на пути. Если же нет – видимо такова Судьба…

- Но как Вас звать, если мне придётся отблагодарить Вас?

- Зовите меня Ма… - он осёкся – Франк. Просто Франк. И будьте счастливы…

Вдалеке моргнула давно убитая неоновая вывеска на доме. Егор успел прочесть лишь кусочек «янка 7/7». Шифровка ему почти ни о чём не говорила.

Вспышка не отсветила силуэта только что ушедшего туда человека.

Тьма тем временем докушав и ближнее дерево медленно подбиралась к скамейке.

- И что будем делать?

- Бежать!!! И чем быстрей, тем лучше!

- А куда?

- Если он прав, надеюсь, и эта тьма есть только в городе, то подальше из города. А сейчас – подальше отседова.

- У тебя есть идеи?

- Нет.

- А у меня кажется есть. Но очень бредовая…

Егор рассказывает Лене ту самую байку о смене судьбы. И они бегут. На всякий случай, взявшись за руки. И даже не подозревая о том, что Новая Судьба может оказаться у них совсем разной. И в почти полной уверенности ожидания вмазаться со всего разбега в стену того самого злополучного дома по «Янке 7/7». Но лишь пробежав с пол километра понимают, что эта стена так до сих пор на их пути и не появилась.

Сервер вне пространства.

После того, как персонажа Клея разношёрстные добрейшие игроманты отправили в кому 15 раз подряд, он понял, что сегодня не его день, рубанул ноду и обиженно завалился спать. Ему снился странный и красивый сон, где были двухэтажные особняки, а по площади, вымощенной мелким булыжником, вовсю бродил странного вида народ, разодетый в разноцветные балахоны. И всюду цвели акации…

[Msk.ru -1]

Лена-Луна проснулась в серверной уже глубоко заполночь. Удобная спинка кресла, переходящая в подголовник давила затылок. Шея болела. Пальцы почему-то тоже. Ограничитель на механизме качания кресла был выведен в крайнее положение. Фиксатор похоже сломан.

На экране Дозоровского клиента радостно оттачивал на ней удары и магию неизвестно какого десятка радостный игромант, не менее радостно не встречая никакого сопротивления. Ей приснился странный сон, который она на редкость хорошо помнила. В мельчайших подробностях.

Радостный игромант, неожиданно для себя схлопотал восемь Распадов подряд и отправился в кому весьма удивлённым. Сон окончательно спал. Но сюжет его остался в памяти, как будто это всё с ней реально происходило. Тонкая грань между Леной-Луной и её самолюбием, выражавшемся в «тёмной» свободе, была почти восстановлена. Уже закрыв все редакторы и выключив монитор, она  совершенно случайно взглянула в окно… И что-то в ней оборвалось…

В окне не было ни привычных звёзд, ни привычных деревьев. В нём стояла лишь потрясающе знакомая тьма. Из того самого сна. И медленно, как в хорошем кошмаре, докушивала окно со второй створкой…

Это было уже слишком. Сон выполнял непонятное зацикливание. Но отсюда уже некуда было просыпаться.

Вылетев пулей из здания, и уже не помня, закрыла ли она серверную (возвращаться чтобы это проверить было страшно), Лена, с приятным для себя удивлением, не обнаружила в окружающем пространстве знакомой тьмы. На улице была привычная, измаранная мерцающим светом ночная столица, над которой уже начинал заниматься невероятно грустный красный рассвет, какие иногда бывают здесь поздней осенью. Для таких светопредставлений было пока рановато, но это было всё же приятней чем холодная искрящаяся тьма за окном. Она отправилась на метро, дав себе зарок, что сегодня она на работе больше не появится. Даже если там всё вздумает рухнуть. Не, не, не. Жизнь всё-таки дороже. Она его даже выполнила. Хотела она этого или нет…

Опускаясь под землю вместе с весьма ранними, ещё спящими, но всё равно исполняющими этот странный ритуал «на автопилоте» прохожими (тут всё тоже теперь было правильным), она всё равно не могла отделаться от мысли, что что-то здесь всё-таки не так. Турникету надо было предьявлять карточку. Она была в сумочке. Вместе с бутылкой шампанского, сотовым телефоном… и колодой карт в подозрительно знакомой коробочке. Но она ещё только собиралась купить шампанское… а колоду вообще не собиралась. Да и значения это уже теперь не имело…

Ей понадобились буквально доли секунды, чтобы вспомнить, откуда эти предметы, прокрутить в памяти сон… и ощутить медленно ползущую по спине струйку холодного пота. Такого же липкого, как ужас от нахождения подтверждений самого страшного из её снов. Этого не могло быть. И всё же это было подтверждением его реальности. Которое можно потрогать. И потому нельзя счесть просто сном.

Решение пришло само. Оно было сущим бредом, но именно поэтому могло сработать. Она не могла себе ответить на этот вопрос. Но кажется знала, кто точно может. Она села в электричку на Сокольскую ветку. Народ иногда называл в шутку эти поезда, ползающие под землёй «червяками». А все Московские компьютерщики из-за этого на дух не переносили игрушку «Дюна»…

В середине пути она услышала из вагонных динамиков голос, который окончательно вывел её из полудрёма. Он не был хорошо поставленным механическим голосом, которым обьявлялись остановки, поэтому, несмотря на плохо поставленную дикцию, несомненно выделялся. «Уважаемые горожане! По техническим причинам, не зависящим от нас, поезд проследует минуя станцию «Сокол». Приносим извинения за предоставленные неудобства…»

Червяк резко вильнул, чуть чуть не доезжая до станции и видимо уходя в какой-то резервный тоннель. Он замедлил ход там, где поидее должна была быть станция. За окном пронеслась сплошная монолитная стена совсем без кабелей и заоконное пространство вдруг резко кончилось. Червяк медленно полз по соседнему с пустым тоннелю. Слишком медленно. Тоннель был пуст. Червяк полз медленно. В тоннеле рядом начинался такой же червяк. Но почему-то не двигался. Червяк останавливался.

Когда напротив их вагона в окне остановилось собственно то, что остановило соседнего червяка, Лену действительно охватил ужас. Такого тоже не могло быть. И это было уже слишком. Даже для реальности.

Соседний червяк просто не мог сдвинуться с места. Потому что вагон напротив был изрядно промят. Хуже того, червяк был буквально «приколот» к рельсам аккуратно прошедшей по центру вагона сваей. Почти так же, как юные натуралисты прикалывают шпилькой к стенду бабочек. Свая не доходила до пола около метра, и крови в вагоне тоже видно не было. А люди были…

После не менее «живого» голоса «Уважаемые горожане, просьба соблюдать спокойствие…» сознание Лены окончательно перестало воспринимать обьективную реальность… И её сменила Та Самая тьма.

Соколятня. Отделение милиции.

Перед тем, как ехать на утренний вызов непременно надо было оторжаться. Хотя вроде бы повода для веселья и не наблюдалось. Всем отделением. Ибо там придётся сохранять каменные лица. А это будет непросто.

В Москве всегда что-то строили. Что-то сносили. Что-то перестраивали. Делали это традиционно трезвые мужики. Но как всегда, сколь бы ни была подробно продумана и просчитана инструкция, всё равно находился какой-нибудь пьяный прораб, который давал пьяному рабочему пьяные указания. Так было заведено на этой самой 1/6 части суши. Но на этот раз сия традиция умудрилась превзойти сама себя. Да ещё как превзойти!

Строительство шло традиционно. И здесь. Вволю изрытая и поперестроенная местная земля уже давно не обладала особой прочностью. И поэтому любая постройка базировалась на сваях. Поэтому сваи вбивались в землю. И тут. Но никто даже не подозревал, что под землёй что-то может быть.

Однако забить добрый полуторатонный шплинт в шахту метрополитена столь прицельно надо было ещё постараться. Да ещё не только забить, а остановив там первой «червяка» и не найдя в аккуратно ухнувшем в пустоту куске бетона ничего подозрительного, вторым таким же аккуратно «пригвоздить» застрявший на этом безобразии поезд за шестой вагон. Пригвоздить, надо сказать, намертво. Чтобы извлечь оттуда людей пришлось разбирать часть стены и подгонять туда проезжавшую следом электричку. Столичное ГО, которое одно сплошное ЧС, оказалось весьма изобретательным.

«Снайперов» конечно взяли. «Наводчика» тоже. Теперь предстояло долгое и мучительное разбирательство с присвоением безобразию чьей-то фамилии. Потому как непосредственно забившим это дело, даже несмотря на отягчающие обстоятельства, ничего больше хулиганства инкреминировать по закону было нельзя. Злой умысел тоже был недоказуем. Уснувшего сегодняшней ночью за пультом Егора (которого угораздило быть обнаруженным там самим Мухомором) в наказание за разгильдяйство оставили собирать по стройке улики. Ходили слухи, что вид у него во сне был весьма счастливым, а пробуждение – совсем неадекватным реальности. Хотя вроде он был не пьян… В общем престранная выходила история.

Егор тоже не мог забыть сегодняшний сон. Мало того. Сегодняшний утренний вызов вполне вписывался в схему недавно и так красочно обрисованного ему апокалипсиса. Ему уж точно было не смешно. И это было странно окружающим.

Он даже не догадывался, что ту единственную, которая может точно убедить его в том, что это не сумасшествие, отделяли от него сейчас лишь несколько десятков метров. Но вглубь.

Обьективная реальность уже почувствовала на себе силу, являющуюся при встрече этих двоих. Обломав зубки при попытке их скушать. И именно поэтому всеми лапами препятствовала их встрече. Даже такими.

И лишь к вечеру, случайно обратив внимание на «посвежевший» стенд «Устанавливается личность» (как раз под которым он видел ту самую дверь в стене) он узнал в одной из пострадавших подозрительно знакомую физиономию. Это было конечно бредом. Но её личность он вполне в силах был опознать.

Страшный кошмар методично обретал реальность и убедительнейше заставлял в свою реальность верить.

Созвонившись, Егор поехал на опознание. Ехать надо было далеко. Пока он тут во всю протоколировал сваезабивочную машину и строительный мусор, девушке уже поставили амнезию, какие-то психические расстройства на фоне нервного шока… а услышав от неё, что ей срочно нужно встретиться с Егором Летовым из Сокольского отделения милиции и сведя эти запросы с обнаруженной в её сумочке бутылкой шампанского – тут же вписали ещё и Белочку.

Свой ночной кошмар, однако, надо было выручать из цепких лапок современной медицины.

Повидавшие тут всякого санитары 21-ого психоневрологического диспансера, распластавшегося по Малой Полянке 9, во главе с доктором, где-то около получаса внимательно изучали предьявленный им документ. Им ещё ни разу не проиходилось видеть документального подтверждения сущего бреда человека со всеми симптомами шизофрении на почве последней стадии Белой горячки. А уж живьём сующего эту «корочку» обьекта этого бреда – и подавно. Егор сейчас и впрямь представлял руководство Сокольского РОМа. Руководству об этом знать, правда, было совершенно необязательно.

Дело и впрямь попахивало скандалом с участием правоохранительных органов. Выходило, что человек был упрятан в психушку ни за что. Нехорошо выходило…

- А Вам то она кто?

- Жена – сьязвил Егор. - Народ, вы что тут телевизер совсем не смотрите и радио не слушаете? Слыхали, на Соколе метро сваями заклинило? Так вот, она – одна из потерпевших по этому делу.

Обьяснение выглядело не меньшим бредом, но уже поимев тут один опыт материализации, врачи на сей раз в суждениях разумно предпочли быть поосторожнее. Ещё за прошлое предстояло извиняться. Тем более что пациентка действительно была снята МЧСовцами в бессознательном состоянии со ст. метро «Аэропорт». Следующей за Соколом… Так что не будь причина совсем уж бредом – обьяснение вполне сошло бы за правду.

- А мы не можем сейчас её выписать…

- Это почему же?

- У неё сейчас анафалитический шок после обморочного состояния. Отдыхает…

- Угу. Аминазин, галлоперидол… Знаем, помним – Врачи насторожились. Егор даже не подозревал в себе столь глубоких фармацевтических познаний. Эффект был несомненно полезным – Допросить то дадите? И опознать собственно.

- А как её звать то?

- Лена.

- А фамилия?

Вот это был прокол. Егор действительно не знал её фамилии. Оставалось идти ва-банк. И предлагать свою…

- А сами с трёх раз не догадаетесь?

- Хм, странно. В её вещах действительно была карточка Гражданина Столицы на это имя… Вот только фамилия была не Ваша…

- А ещё там была бутылка шампанского и странная колода карт?

Егор не знал. Просто догадался. Но по быстро грустнеющей физиономии доктора понял, что попал в точку. А потом понял почему. Доктор же был занят своим поражением настолько, что не заметил изменений в его лице. Егор вспомнил. Незнакомец настоятельно рекомендовал избегать метро. Теперь он понимал почему. И понимал, на каком волоске она была от смерти.

Из города действительно надо было бежать. И быстро. Если здесь начинало твориться такое из-за каких-то двоих, прихвативших на скамейке колоду карт. Которую, несмотря на предостережение, Лена-Луна всё-таки прихватила… и лишь смутно о чём-то догадывающихся… И если только лишь за это Реальность стремилась их по одному убить, из такой реальности хоть тушкой, хоть чучелом стоило драпать.

Егор не испытывал мистического ужаса даже перед заведомо закономерной смертью. Такова была его работа. Но сейчас он с удивлением заметил, что теперь ему было о ком побеспокоиться ещё.

Не было понятно ещё и то, откуда было ждать подвоха. И это было страшнее всего. С врагом которого видишь проще бороться. Но как можно защитить (или защититься) от того, чего в общем-то нет?

Там же, 6 палата.

Лена лежала лицом к стенке. Ей здесь никто так и не поверил. Это было обидно.

Ощутив прикосновение она даже не вздрогнула. Это уже не имело значения. Она была здесь. В смирительной рубашке. И похоже надолго.

Однако прикосновение было настойчивым. И очень знакомым. Слишком знакомым.

Любопытство через некоторое время пересилило. И она обернулась.

Этого не могло быть. Просто потому, что не могло быть никогда.

Она видела этого человека только во сне. То, что происходило сейчас, сном не могло быть по определению. Откуда-то она знала, что психиатрические лечебницы были в общем-то имунны ко всякой чертовщинке.

- Ты?

- Да, я.

- Но откуда?

- Долгая история. Что там было?

- Поезд был прибит сваей.

- Тебя зацепило?

- Нет. Это был соседний поезд.

- Как ты догадалась?

- Оно появилось у меня…

- Погоди… Доктор, мне кажется Вам всё ясно?

- Кажется да…

- Я её забираю.

- Готовьте выписку…

- Угу. И документы мне на всякий случай.

- Это невозможно.

- Доктор, вы невозможны. Вы представляете, что будет, если эта байка пойдёт в народ? Тем более что эти документы мне всё равно понадобятся как вещественные доказательства. Но если мне придётся запросить их официально, в суде мне придётся показать их все.

- Боюсь у Вас нет таких полномочий.

Голос Егора чуть чуть изменился. Ни Лена, ни доктор не могли услышать эхо этой фразы на расстоянии в десяток тысяч километров. Потонувшей в коротком и быстром хрусте клавиатуры. Сумрак дёрнулся, но подчинился.

- Нет, доктор. Боюсь, вы не правы. Они у меня есть. Взгляните в окно, и Вы сможете в этом убедиться.

Комната почти не изменилась. Вот только за окном вместо привычного вечернего пейзажа висела искрящаяся непроницаемая мгла. И медленно, как в хорошем кошмаре, доедала вторую створку. Лена не могла видеть спиной эту картинку. Но могла прочесть ужас в глазах доктора. Свой ужас. Она почти догадывалась что он там видит, но совсем не понимала, как.

- Освободите её. – доктор порылся в столе – Вот вам её медкарта. И убирайтесь отсюда. Оба. Чтобы я Вас больше здесь не видел! Личные вещи получите на входе.

- Спасибо, доктор.

- Не за что…

 

Когда они уже покидали холл, доктор накапывал себе лошадиную дозу валиума. Дрожащими руками и без всякой надежды попасть в счёт.

 

Идя сюда, Егор старался держаться улиц и вывесок на домах. Найдя собственно саму Малую Полянку и прогуливаясь по ней потом где-то с пол квартала, отыскивая девятый дом, он нарезал здоровенный крюк. Он ни разу не был в этом странном районе… но что-то смутное и почти незаметное, на грани предчувствий ловилось здесь. Что-то смутно знакомое и очень родное. Какие-то жудко знакомые элементы проскакивали в этой обстановке. Не в главном. Где-то на вторых и третьих, а то и четвёртых ролях…

Егор знал и ещё одну странную особенность своего города. Сколько бы ни приходилось бегать по его улицам – по дворам всегда получалось короче и быстрее. Лена была не против. Они завернули за угол длиннющей пристройки и увидели вдалеке ма-аленькую треугольную аллейку. Вот только до аллейки не дошли.

На углу дома, которым она начиналась, была подозрительно знакомая вывеска. Вернее даже не сама вывеска, а скорее её хвостик. Именно он воспринялся чуть раньше чем всё остальное. Как призрак.  Вспышка из предыдущей ночи. Делящая её на «Поздно» и «Никогда». Вывеска не представляла из себя ровным счётом ничего интересного «Малая полянка 7/7». Янка 7/7 была до боли знакомой. И просто требовала зайти внутрь.

Они обошли это странное здание. Вход был со стороны «полянки». Но был закрыт.

В двери висел простой листок бумаги. На котором не менее просто было написано: «Экспозиция галереи Марата Гельмана временно закрыта в связи с рассмотрением дела по иску «Россия-2». Приносим свои извинения…».

Они поняли, что их сюда не пустят. По крайней мере сейчас. Но главным было даже не это. Обьекты сна действительно существовали. Вот только при всём желании не могли быть собраны в одном месте. И предупреждение им тоже было вполне реальным. Медлить не стоило.

- Что ты ему показал? – Лена уже потихоньку начинала приходить в себя после последнего приключения

- Кому?

- Доктору.

- Так, ничего особенного. Внушил твой кошмар. И он похоже впечатлил его не меньше.

- Но как?

- Можешь считать, что это у нас наследственное. Есть у меня бабка. У неё как раз домик частный в Липках имеется. Это ж за транспортным кольцом, как я понимаю? Вот туда мы с тобой и поедем. Если ты конечно не возражаешь.

Лена не только не возражала. После тёплого медицинского приёма она была даже счастлива.

- Только НЕ НА МЕТРО!!!

- Хорошо. Тогда давай поищем какой-нибудь наземный транспорт.

С тех пор этот диалог прижился у них очень надолго. Они действительно уехали из Москвы… Вот только так и не приехали в Липки. Где-то на окраинах Звенигорода они повернули немножко не в ту реальность. Впрочем, пока они были вместе это не имело уже никакого значения…

Человек открыл дверь изнутри. Вышел на крыльцо, нагнулся и поднял так и не распечатанную колоду карт. Бережно отряхнув коробочку (какие же они всё-таки… наивные) он положил экспонат на его законное место. Личная колода Макса Фрая могла вернуться сюда лишь одним способом. Они могли принести её только сами. И вместе. А значит, всё было правильно. И он действительно дал им шанс. А значит, всё, что он мог сделать, он сделал...

Сервер игрули. Пространство общей точки.

Миллионному персу сервер привычно выкатил свой регистрационный скрипт. Оставшийся неизменным ещё со времён Беты, не знавшей ещё ни про НМС, ни про SMS, ни про так часто орущих друг другу «Аффтар, выпей яду» в конфы ли или в личку. Сервер просто выполнял очередной скрипт. И даже не заподозрил подвоха.

Очередной типовой перс, в свой день рождения крикнул на телевизор, и тот выключился…

Другой сервер, уже не состоящий из микросхем, тоже пересчитал контрольную сумму пространства, пересчитал энергии материализации Москвы и Москвы-Иной. И сделал вывод в пользу большей реальности последней.

Пространство получило чёткую и однозначную команду из Сумрака. И не нашло больше ни одной причины, чтобы её не выполнить.

Скрипт запустился и пошёл обратный отсчёт. Виртуалов стало тупо больше чем реальных жителей столицы. Кроме ада заживо варящихся на кострах, деревьев-ножей, ада вечного разложения и ада вечного футбольного матча, появился и ещё один. Ад вечной компьютерной игры в Людей и Иных… И сейчас он начинал завоёвывать под себя куски реальности. Традиционно от станций метро... Лосиного острова... и подземелий Кремля...

Голодный Сумрак вырвался на уровень реальности и жадно начал пожирать эту несбывшуюся вероятность. Побочную линию реальности, уже очень сильно ответвившуюся от Основного Направления. Которой до мнения живших, в ней ещё оставшихся, местами людей, уже не было почти никакого дела...

У них тоже уже не было вариантов. Они были всего лишь люди. А значит, были просто смертны.

Санкт-Петербург, 2036 г. Доклад Университета Информатики и Автоматизации на конференции по ИТ Санкт-Петербургского президиума РАН.

«…Таким образом на основании вышеизложенных фактов 30 лет научных исследований мы вынуждены констатировать, что нынешняя классическая наука не может дать ответа на вопрос, что же произошло с пространством города Москва в середине 2006 года, а так же почему воздействие это ограничилось третьим транспортным кольцом извне, но оставило совершенно нетронутыми некоторые промышленные районы. Мы также не можем полностью обьяснить и саму природу воздействия. Обьяснение может быть представлено лишь в рамках полунаучной теории, основанной на одном из впоследствии выведенных следствий Яновича-Фёдорова-Бароненко из парадокса Эйнштейна-Подольского-Розена, согласно которым для данного участка территории тахионная цепочка вероятности была сформирована коллективным бессознательным так называемых участников так называемой запрещённой игры «Дозоры», запущенной (если верить хроникам) как самостоятельный Internet-проект 8 августа 2005 г, после чего была вкомпилирована в структуру реальности в качестве её основной линии замещением при помощи неустановленных наукой техногенно-антропогенных средств.

Т.к. на данный момент данная аномальная зона является опасным для проживания техногенно-зависимым обьектом с полуавтономным питанием (зависимость жизнеспособности зоны от технологий информационного доступа нами констатировалась выше) предлагается изолировать данный обьект по контуру третьего транспортного кольца как по получению энергетических ресурсов извне, так и по получению информационных из пространства Всемирной Паутины. До полного истощения потерянного нами ядерного реактора Курчатовского института РАН. Те же санкции рекомендуется применить и к обьектам Крымского побережья (спорткомплекс Артек, лагерь отдыха Гурзуф) в связи с наблюдением там дополнительного эпицентра аналогичной аномалии. Освещение информации из этих районов, согласно рекомендации зам. Проректора РАН по ИТ в сфере PR-технологий чл. Корр. РАН В. Пелевина рекомендуется перевести на полностью виртуально-рендерируемую концептуальную основу.

На основании возникновения потенциальной катастрофы общепланетарного масштаба с эпицентром в данном регионе, вызвавшей потребность в переносе столицы, рекомендуется приравнять по классу опасности разработку реляционных игр в Internet-пространстве к разработкам стратегического ядерного оружия и присвоить таковым режим секретности стратегических разработок.»

Отчитавшись, и утонув в овациях, докладчик вышел из красного зала Президиума, очень быстро отстроенного в Городе Сорока Островов по образу и подобию прототипа, но без страшной верхней стекляшки… прошёл несколько пролётов, ткнул лифту чипованную именную карточку и поднялся на 40-й технологический этаж. Запустив один из терминалов рендер-сервера он открыл простое гипертерминальное окно. Набрал там сервер, порт, имя пользователя и пароль. После чего немного поностальгировав на чёрно-зелёную консоль и светлую память вычислительному комплексу ДВК-2, набрал deepqx rsic://dozory.ru … И с хрустом надавил ввод.

Его опять рвало на родину.

В одинокой циске в пространстве без направлений, теперь питаемой от одного из нейтронных выходов упоминавшегося им в докладе и с использованием тахионного процессора циски переведённого в практически вечный кварковый режим ядерного реактора, радостно захрюкали винты рейд-массива. На родине его ждала маленькая комнатка в 4 слота в уже почти реально существующей пятизначной квартире в районе  Останкинской по Звёздной 57… и целая куча давних старых знакомых…

Kali S. Storm.

20.08.2006 ~07:28

GMT+12.00

 



[1] (С)Брат-2 (Белкин)

[2] (С)Ночной Позор (фраза фильма)

[3] Радостно вспоминаем картинку «Курсором зарезали».

[4] «…Тоже шумер. Все мы шумеры…»(С)Виктор Пелевин (Татарский; Поколение П)

[5] К матерящимся подключаются те, кто читал «Лабиринты» узнавая в кошке последний вход в Храм Дайвера в Глубине…

[6] Ну все конечно же узнают этот колоритный персонаж Кивинова из «Улиц подбитых фонарей».

[7] (С)Далия Трускиновская. Дверинда.

[8] (С)Атака клонов.

[9] «Думать о Дарте Вейдере в этом состоянии было опасно» (С)Пелевин. Поколение П.

[10] No comments $-)

[11] А кстати, представьте себе допрос J «Младший лейтенант Летов. Егор…» - «Что ТОТ САМЫЙ?»

[12] К Гельману по поводу этого персонажа. К Гельману…

[13] (с) Владислав Можейко, в народе более известный как Кир Булычов.

[14] Теперь к матерящимся присоединяются ещё и фэны Гарри Поттера, узнав в этом сиквел с платформы 5 ¾ .

[15] Известный наибольшей плотностью фидошников на душу населения барчик по дороге в Олди.

[16] «Рекомендаций оставлять в живых оригиналы не давалось!» (С)Осенние визиты.

[17] Изрядно поредевшие фэны Всеслава Соло (Д.Ф.Парецкий) даже не матерятся. Сразу проклятьями первых 3 форм сыпать начинают.

[18] (С)М.Булгаков. Мастер и Маргарита.

[19] (С)Федеральные новости.

[20] Тут речь об одной из суггестивных методик, широко применяемых в Сети (не путать с шизофренией на почве обвешивания авто всякими побрякушками!)

[21] Читавшим «Лабиринты» ситуация тоже что-то напоминает и они начинают материться с новой силой.

[22] Как и Саша Бло у Пелевина…

[23] (С)Черновик.

[24] Марат (как и Макс Фрай) действительно в своё время был регулярным завсегдатаем Странноместья. «Энциклопедия мифов» тоже впервые была анонсирована именно там. Поэтому не удивительно, что некоторые персонажи и места из МФ кажутся этому поколению фидошников настолько свойскими…

[25] Не путать с Алексеевским кладбищем! Речь о том, на месте которого сейчас стоит всемирно и печально известная небоковырялка. И за которое Останкино собственно и прозвали Останкиным.

[26] А вот тут уже начинают смутно вскипать фэны Атрейо… Которые ещё очень хорошо помнят, как досталось от этой тьмы их любимой Фантазии…

[27] Многоэтажный вопль о плагиате Лукьяныча, наконец узнавшего тут свой «Черновик», ужатый до абзаца теперь будет вполне уместен J

[28] Фраеманы прекрасно узнают этот маршрут. Потирают руки… и произносят «Гы…» С криками «Аффтар выпей яду!» пока не торопятся…

[29] (С)Че Ге Вара в интерпретации Пелевина

dozoryp class=MsoNormal style='text-align:justify;text-indent:27.0pt'
Cвидетельство о публикации 82847 © Kali Serverus Storm 23.08.06 21:48

Комментарии к произведению 1 (1)

Комментарий неавторизованного посетителя

Вобще-то а ничего, что как бы я сам изначально родом оттуда? Но после известных событий 2013 года всякое уважение к правительству этой страны у меня полноценно так утеряно. Недаром моя историческая родина(Донбасс) от неё благополучно отделилась, имея хотя бы минимальное самоуважение.

Что же касательно лейбочки, то она (с)(т.е. Скопирована правильно) из проекта dozory.ru , где благополучно и существовала в дизайне ОПов в локациях Артек и Гурзуф на момент написания произведения. Так что все претензии - к Алермо(т.е. по адресу первоисточника).

з.ы. А остаткам от 20 000 000 украинцев, не разбежавшихся по просторам России и ещё не призванным в УВС за вечным недостатком пушечного мяса, по хорошему, стоило бы разок сначала взяться "усем гуртом" и навести порядок в Своей Стране...вместо того, чтобы писать такие вот гневные комментарии ;)