• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Юмор Проза
Форма: Рассказ
Размер: 4118 Kb
Форма: Аудиокнига
Жанр: Эстрада

Машка, Микишка и все, все, все...

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

И где только рождаются такие зануды дотошные, как наш участковый? Все-то ему, этому красномордому верзиле, Степанычу, знать надо; везде-то его старлеевские истертые погоны звездочками поблескивают.
   Намедни мужики наши на покосе решили поправить здоровье с утречка - фермеру заезжему из соседнего села накануне выгодно скинули сенца стожок небольшой, так тот и расстарался четвертью, - а проныра этот, милиционер, тут как тут на мотоцикле своем, орет: "Вы что делаете-то? Поперек закона прете!... " Откуда только прознал про стожок тот?.. Распалился, руками машет, аж фуражка у него съехала и по носу козырьком елозить начала. Такой расстроенный сделался, что про бабу все какую-то вспоминать начал: "Дура Лекс, дура Лекс..."
   А Роман-недоумок, - есть у нас на деревне такой, в техникуме в городе по молодости учился, да не доучился, пострадал за дружбу крепкую с вином да пивом, вот и прицепили к нему "недоумка", - возьми, да и ляпни ехидненько: "Это кто ж такая, Степаныч? Секлетутка никак новая у председательши, детишек воспитывать что ли будет? Ежели ты про нее, ну так она дура и есть, Лекса твоя, умная-то разве в дыру нашу поедет работать?" Слушок тут у нас по деревне прошел, дескать, председатель слётал в заграницу на симпозим, - ну на курорт на зимний тамошний, понятно. И что за моду взяли: летом - в зиму за деньги, будто своего снега погодить не могут, а зимой в жару прутся, опять же за свои кровные. Хотя, как посмотреть, чьи они, эти кровные-то. Ну и вроде он, подкаблучник председательшин, по ее наущению справил там бабу молодую, ребятишек своих уму-разуму учить на языке ихнем иностранном.
   Степаныч здесь, - умник хренов, странно как-то успокоился вдруг, усмехнулся и говорит: "Темнота вы, мужики, необразованная. Из латыни это". А Ромка свое гнет, издевается паразит: "Так она, что, Степаныч, чернявенькая-кудрявенькая выходит? Ну да, у их же там, в Латинии-то, мериканки загорелые все, люди говорят. А она-то хоть со своим мужиком приедет? А то ведь наши-то, деревенские, к ейной стати и подобраться не захотят. Не дай Бог, промахнешься в постели, прости Господи, в темноте кудряшки-то ейные невидючи. Сраму ж опосля не оберешься! А ежели еще и спьяну? Делов ведь наделаешь, не приведи Господь... Наши ведь, сам знаешь, по-трезвому на баб ни-ни..., не подымут... ни руку, ни ногу". "А то вы трезвые бываете!", - буркнул участковый, уже чувствующий, что его заболтали и весь милицейский розыскной запал растаял и испарился, как тот стожок сена.
   Тут вскинулся Тимоха, с утра больной на всю свою дурную головушку, ничем еще не поправивший ее и злой потому до невозможности: "Ты, старшой, не очень-то обзывайся, чай, не в участке у себя. Трезвые-нетрезвые... Какая твоя, наплевать-то. И трезвыми бываем... В позапрошлом годе, помнишь, по осени ты со своей Мухтаркой Нюрку с бабкой Матреной тряхнул за самогон?.. Мужики, бедные, два дня, почитай, по трезвяку маялись, не знали куда деть себя. И Микишка-женишок хорош... Добавил ишшо перед тем... Это ж надо... раздолбать четверть! Удумал, бугай безумовый!.. Поперся через всю деревню со стеклом в сетке!.."
   И так Тимоха разгрустился от этого печального воспоминания, что аж голову свою лохматую, с утра непоправленную, и грудь волосатую поцарапывать со стоном стал, болезный.
   Нехорошим таким, сердитым взглядом посмотрел: "Знаешь, Степаныч, иди ка ты отсель, не мешай трудовому люду день по-хорошему начать. Нам еще вон три опушки окосить к вечеру нужно, а солнышко уже стаканы греть начинает. А нет - так и с нами садись, неча резину тянуть. Нальем, не обеднеем небось, со стакана-то. Правильно я говорю, мужики!" "Ну..., дык.., оно ж конечно.., пора все ж... Разливай, Тимоха, командуй!..", - оживленно загалдели те и задвигались поближе к газетам с закусью. Участковый тоскливо так посмотрел на заманчиво булькающую струю - сглотнул аж, и зубами скрипнул с обозленной судьбинушки своей: "Ии-х, мать вашу, растудыть..., - пробормотал -, окосить им, окосить... Сами не окосейте!" - рявкнул и с размаху сапогом нечищеным по колесу тарахтелки милилицейской саданул.
   Ромка-недоумок и тут не удержался, язва образованная: "Ишь, расстроился до чего сыщик... Слова нормальные забыл, стихами заговорил, Шишкин - Репкин ты наш недорезаный! Ехай, ехай... Мухтарке своей на ферме серенады пой, ляскала итальянская. Да похмели ее сначала, не то и слухать-то не будет... Ну, че, ребяты, по второй, да за косы в рядок..."
   ***
   ....Мухтарка Степанычева, это личность примечательная на деревне у нас. Да и не только на деревне. Времена были - вся округа знала ее. С района приезжали даже, что-то там взвешивали, соски ей пересчитывали, рыло ее замызганное измеряли и фотографировали. Ну харю-то, ей, понятное дело, чистили, обтирали когда соломой, когда и тряпицей мокрой перед тем, а так... Свинья, она и есть свинья, сколь ты ее в зеркало не показывай, грязь-то везде найдет да порадуется!.. Вот и Мухтарка, жила себе беззаботно хрюшкой-Машкой породы пестрой до поры до времени, в помойках рылась окрест фермы да в лужах грязных с гусями-утями вместе нежилась и счастлива была этим до безобразия своего свинячьего.
   Ан нет, в судьбу ее вмешались Степаныч-участковый с дружком своим, председателем нашим. Надрались они однажды первача халявного из сейфа милицейского и уж какие проблемы колхозные решали спьяну -_незнамо-неведомо. Только малец председателев рассказывал наутро приятелям, что батька ночью, пьяный в дрыбадан, учебники по биологии и ботанике требовал и ругался, обзывая "двоешником", а мамка, зевая с недосыпу, в глаз ему засветила книжкой и орала, что в гробу она видала их - лысенков недопертых - вместе со всеми происходящими видами и чтобы разорвало их и трахнуло и шли бы они вместе с ботаником ихним главным, Дарвиным, к его-то матери.
   И вот наутро председатель с милиционером, зенки, небось, непродрамши с похмелюги-то, усмотрели в пестроте пятен природных Машкиных и от грязи которые необычайную породу ее и плодовитость страшенную.
   И стала Машка в одну ночь знаменитой производительницей какой-то там свинячьей породы необыкновенной. И хоть опоросилась она с той поры всего один раз, по бумагам председателевым выходило, что зачинатель она новой породы невиданной и спрос на эту породу будет расти от года к году, а пока колхозу нужна поддержка финансовая для замены крыши фермы новой и на закупку кормов специальных.
   А еще рассказывал народ, что в районе, когда читали бумаги эти, крутили у висков руками, но денег на съехавшую у фермы крышу почему-то дали, и председателя на собраниях колхозных поддерживали мудреными словами "капиталовложения", "окупаемость в будущем".
   Ну, народ-то наш телевизор смотрит; к Ромке-недоумку иной раз полдеревни мужиков набьется, человек десять-двенадцать, сесть некуда бывает, а уж стаканы и вовсе в руках держать приходится, так что знаем мы все про будущее наше, а уж обещанное светлое и поминаем порой, как положено, не стукаясь, без закуски, взанюх рукавом. Иной раз так насмотримся всякого, у голубого экрана разбросавшись по полу, что встать не могут некоторые, вопросами неподъемными да мыслями тяжкими нагрузившись. И прогнозы научились делать.
   Вот ежели, к примеру, сегодня Семеныч-счетовод, все они одно, - шайка лейку моет -, крышу разобрал на своей бане, значит завтра-послезавтра машины придут с города с кирпичом-песком-цементом для очередного ремонта фермы, сельпо работать будет неделю ближайшую для строителей городских; иль вернейшая примета - бычок годовалый внезапно помрет от ящура проклятого, заразы этой мировой животины всей, значит сымай все сети свои да вентеря, не то Степаныч-участковый кошками продерет реку на моторке перед приездом комиссии и разбираться не будет, где чье хозяйство рыбацкое, а спалит огнем на берегу все скопом.
   ***
   ...Так Машка-знаменитость с ночи той, для нее благословенной, и жила припеваючи на ферме, нимало не заботясь о будущем и не подозревая о переменах в жизни своей свинячьей.
   Да тут паразит этот неугомонный, милиционер наш, то ли вычитал где, то ли услыхал от кого, что в загранице свиней тамошних учат грибы отыскивать в земле, редкие очень, а потому дорогие. Название у их еще такое...труфляки..., фрутиля..., в общем, похоже - на туфли трухлявые, а по-нашему - шампильёны. И что их искать, они вон так и торчат промеж березок везде. Ну да Бог с ними, с трухилями, нехай растут себе...
  И решил участковый наш, в научных вопросах продвинутый, приобщить хрюшку-Машку к делу своему милиционерскому. Раз нюх у хрюшки хороший, нехай себе самогонку по дворам отыскивает! И окромя славы производительной, будет у нее еще и сыщицкая слава! Глядишь, и грамотку какую-никакую от начальства заработаешь! И начал он науськивать Машку на запах самогонки. Начал он ее потихоньку первачом свекольным подпаивать. А с утра похмелять, как полагается. Вот и привыкла, бедолага, потихоньку. Алкашом стала... первостатейным на всю деревню. Завидит Степаныча поутру, визжит, из загона рвется: плесни, дескать, спаситель, нутро горит-плавится. А как сам участковый с вечера надерется, бывает, придет на ферму, то и трескают самогонку на пару. Машка-то ему не чета, быстро скопытится, а милиционеру нашему грустно тогда становится и он, сердешный, песни - серенады жалистные петь начинает. Правду сказать, голос у него примечательный... Жаль его, милиционерова таланта, зря в служивые пошел, дьякон приметный вышел бы. А уж бабы как в церкву ломились бы послухать!.. Озолотилась бы, церква-то! Да-а...
   Ну, а Степаныч науку свою и продолжал - с вечера напоит носатую, а утром не дает ни капелюшечки, изверг, сиквестор проклятый, это которые животину мучают. Машку из загона выпустит, она к нему ластится, а у того в штанах фляжка открытая с самогонкой разбавленной. Духан-то приметный из штанов идет, Машка как собачонка за костью, а Степаныч по деревне гоголем шпарит. Вот один раз и попался им на пути мальчонка сопливый, с мамкой своей у магазина стоял, в носу ковырялся. Ну и окрестил он Машку: "Мама, мама, мотли, Мухталка бизит за дяденькой!" Так вот, в котором доме самогонку варят, там запашок позабористей, вонищу из штанов-то и перебивает, Машка в ту сторону и ныряет.
   Вот так и бабка Матрена погорела и Нюрка в те печальные трезвенные дни, по которым Тимоха-то сокрушался.
   А бабка Матрена не за себя - за Микишку - кузнеца нашего пострадала. Учудил кузнец в тот день, натворил-наколесил! Долго опосля вся деревня вспоминала случай тот.
   Дело поперву обычное было. Жениться Микишка-бугай решил наконец-то. Вот и упросил бабку Матрену первачу хорошего, забористого выгнать. Как тут не пособить!
   Но для хорошего продукта и состав первоначальный хорошим должон быть.
   Дрожжи-то у бабки были, а вот сахар... Не из свеклы же гнать, свадьба все ж. Для затравки хотя бы, на первые полчаса-час. А там понеслась-поехала, все выжрут под гармонь-то.
   Но - дело поправимое... Мужиком Микишка был припасливым, сахару пол-мешка у его в погребе лежало, стало быть, вопрос решен. "Баб Моть! Ты мне сейчас своего нацеди бидончик, я домой занесу. С утречка завтра к тестю будущему заглянуть надо, потолковать и сахарок тебе заодно занесу, все равно на ваш край идти". "Ладно, милок, ладно, табе как, покрепше, аль повонючей..." "Да давай повонючей. Обойдется, небось... Ему с утра и такая сойдет! Неча добро-то раньше времени переводить".
   И все б хорошо пошло, но то ли бабка переволновалась с заказа такого ответственного, свадебного, то ли склероз у ней в носу поселился, только попутала она банки в чулане темном, не унюхала, не распознала по аромату вонючему нужной ей и из припасов своих прошлых набузовала кузнецу нашему бидончик молочный "громобойчику" крепчайшего.
   На следующее утро Микишка сполоснул под мышками у себя одеколоном, - из лучших, дорогих, которые берегутся для особых случаев - "Тройным", перелил содержимое бидона бабкиного в стеклянную банку и обернул ее куском старой сети. Успокоил свое волнение предсвадебное остатками из бидона и, прихватив под мышку сахар, отправился на другой край деревни.
   А день стоял солнечный, жарило сверху. Микишку и припарило маленько, то ли "громобоем" бабкиным, то ли волнение он до конца не разогнал. У фермы решил передохнуть и привалился к плетню на травку, в тенечек березовый. Да видать, гнала бабка тот "громобойчик" с особым настроением, вот и возмутило вдруг Микишку, что обожрется тесть будущий с полной банки-то и решил маленько поубавить ее. "Да пошел он..." - и удивившись простоте принятого решения, приложился к краю горлышка. Глотка в два-три на треть банку уменьшил и зевнул, не приметив, что крышку мягкую на банке повело слегка и "громобойчик" начал вытекать струйкой неприметной. "А-а, успею, небось, день цельный впереди..." И сморили бугая нашего волнения предсвадебные; захрапел он, положив голову свою на мешок с продуктом сахарным.
  
   ...В это же время, неподалеку, на ферме, Машка-алкашка очнулась с тяжкого похмельного забытья. Вылакала пойло свое из корыта и в ожидании хозяина - Степаныча - с остервенением начала то грызть столбик затвора в загоне своем, то носом рыть вокруг. А милиционер в район ехал на тарантасе своем дымящем, бумагу сочинять, как Машку поставить на полное ищейское довольствие. И заковыка одна смущала в ентом деле его. Как в раппорте начальству районному породу Машкину обозвать? Овчарка Машка - засмеют, свинья - ищейка - того хужей. Но мужик-то он смекалистый и, вспомнив мальца того сопливого, возле магазина, решил ничего не придумывать, а написать в бумаге, как есть, просто и незатейливо - ищейка Мухтарка!
   ...А до тонкого нюха окрещенной хрюшки донеслась тоненькая струйка "громобойного" духаря. И возмущенная такой несправедливостью Машка с силой нажала на дверцу в своем загоне. Получив в результате полнейшую свободу, свинья с радостным визгом кинулась искать источник знакомого запаха. Наткнувшись на лежащего Микишку, она сразу же вцепилась зубами в мешок под его головой и начала его рвать. Влажный от вытекшей самогонки сахар издавал такой умопомрачительный запах, что Машка, набив пасть сладкой смесью из мешковины и содержимого мешка, присела на хвост и чавкая, прищурилась. А тем временем лохматая голова храпевшего кузнеца потихоньку съезжала на траву. И он, наконец, очнулся и открыл глаза.
   Открыл - и увидел перед собой страшную ухмыляющуюся, чавкающую, грязную харю со стоящими от возбуждения ушами и похожими поэтому на рога; и прикрывшись руками заорал-замычал: "Мму-а-а-аааммм..." Отчаянно оттолкнувшись всей спиной от земли, сиганул в сторону; пошатываясь, поднялся на ноги и осмотрелся вокруг мутными и расширенными от ужаса глазами, пытаясь постигнуть происходящее. И постиг ведь: "Па-а-адлюка нечесаная, рыло замызганное, мурло неумытое!.. У-уубью!" - заревел незадачливый жених и, кинувшись к Машке, со всей силы хрястнул ей промеж ушей кулачищем, аки по наковальне молотом. Начавшая хмелеть от прекрасной сладкой смеси свинья только обиженно взвизгнула и на подгибающихся ногах переместилась на другую сторону мешка, продолжая набивать пасть.
   До Микишки быстро дошло, кто перед ним и он, выхватив из-под чавкающей морды злополучную банку, одним махом выхлестал оставшееся содержимое, ну чисто тебе воду колодезную из ведра в жару! Да уж, в странном настроении была бабка Матрена, когда гнала партию этого "громобойчика" - Микишка вдруг захохотал! И уже заплетающимся языком, заикаясь и икая на каждом слове, он весело спросил у Машки-алкашки: "С-ска-ажи... ик! ...с-ско-оти...ик! ...на, мне что ж те-еперь, ...ик! и ...ик! ход-ди... ик! ...ть в ж-ж-ж... в ж-ж-жених...ик! ...ах п-по твоей ми.. ик! илости? Э-эх, сволочь ужравшаяся!" - и проговорив это, махнул рукой на уже заваливающуюся на бок свинью. И рухнул на траву.
Cвидетельство о публикации 76532 © Юджин 19.07.06 19:39

Комментарии к произведению 15 (21)

Жень, ну ты маладца!

Все замечания, что есть - тебе уже сказали, именно - торопишься чуток, но это уже чисто актерская работа расставлять верно акценты, а так авторы, обычно, читают чисто текст... хорошее начало!

Удачи тебе, родной!

:-)) Свет, спасибо! Да знаешь, как оно бывает: было настроение, был мобила под рукой, наговорил, конвертнул в МПшку, выложил... а там, и хрен бы с ней, пусть живет! :-)) Ну я ж, все ж, не Евдокимов же... Но все же в Москву вернусь от матери - попробую по-хорошему подготовиться и наговорить весь текст целиком. :-)) Спасибо тебе еще раз, Светик! :-))

Жень, и прочла, и послушала...

Я же деревенская девочка, Женька. И легко мне "увиделся" этот твой рассказ! И молодчина ты - нигде не подвел меня-читателя! И смешно, и верится!

Звук только чуток невнятный, как из другой комнаты телевизор))) И очень хочется подойти поближе поэтому))) И немножко спешно ты читаешь, Жень. Сам своим словом не любуешься))) А ведь есть чем!

Удачи, дружище!!!

Очень жду продолжения!

:-)):-)) Вот спасибочки, Натуль! Спасибо тебе за такие добрые и приятные слова! Знать, денечек сегодня удастся! :-))

Здесь резко похолодало - "черемуховый" коротенький ледниковый период начался. За ним - "дубовый" будет... Вовсю на базаре сморчки-строчки во всей красе уже на прилавках "замшевой" одежкой хвастаются... :-))

Бонджорно Юджин, с почином. Интересный эксперимент с озвучиванием авторской прозы.

Чего бы мне хотелось... Все таки чуть больше актерства, не надо спешить, это же живой язык, должны быть паузы... интонирование . Да, вот было впечатление читаемого текста , а хотелось байки, живого рассказа... А так очень симпатишно... Но я бы доработала:))

Удачей были детские голоса фоном в начале.. Может добавить улыбку в голосе - рассказчик балагур и это должно звучать:)))

:-)) Спасибо, Катюш! Это, действительно, первый блин... Ну уж дюже неблагоприятные условия были... Что ж, бум исправляться! Обещаю остаток этой юморески ... не - всю! по новой наговорить! :-)) :-))

  • Amaridi
  • 05.05.2011 в 17:46
  • кому: Юджин

Да фор май плэжа:)) ну все классно, это не блин,просто читай со вкусом и не спеши - повествуй...а вообщем - симпатишно и позитивно...

Я прочитала с удовольствием. Написано замечательно.

Правда жизни. От нее никуда не уйдешь.

Только читать было сложно из-за того, что текст выделен жирным. Рябит в глазах немного. А так остались противоречивые чувства: вроде и смешно, а вроде и грустно.

Скорее грустно, Ава... :-)) Спасибо! :-))

Эх, классный рассказ! Как будто фильм посмотрела!

Отлично Евгений!

Интересно написано!

Спасибо!

Спасибо, Лена!

эх коданибудь научусь так )

Хм... Дай Бог, дай Бог...

Женя!

Читала и представляла всё в лицах!

И участкового-Безрукова вспомнила, и Анискина - настолько все ярко, выпукло и точно!

По этому рассказу только фильм ставить!

ЗдОрово!

Альфия.

Спасибо, Аленька! На фильму я, уж точно, не претендую! :-))

До чего ж я не люблю алкогольную тему, несмотря на то, что она так СМАЧНО написана, таким точным и профессиональным языком. Свинское дело и в свинячьем обличии! На самом деле вещь "трагедийная": и для народа, и для животного. Смех такой натянутый сквозь слезы... до омерзения. Но от правды жизни, как говорят, деваться некуда. Никогда не пойму и никогда не приму такой образ жизни, но написано, надо отдать должное, превосходно.

САМОГОН - неиссякаемая деревенская, да пожалуй, сейчас (есть жизненные примеры) и городская тематика. Увы, но особенно любимая мужчинами...А ведь если б, придать этому увлечению - устремленности и эстетики плюс умения "культурно" и красиво пить, получилась бы фирма плюс бизнес "А ЛЯ САМОГОН")) А самое интересное - неиссякаемая рецептура и многообразие вкусов под названием "Б...RED...какой!"

Мне она тоже не по нраву - тема эта. И сам алкоголь тоже. Но, как Вы сами выразились: " ...от правды жизни, как говорят, деваться некуда." Увы... В свое время "Серая мышь" тоже была встречена в пику, как и "Москва-петушки". :-))

Евгений, в том то и дело - тема очень болезненная! Но вы сделали это блестяще! Язык такой четкий, "смачный", и тема прямо-таки под годом " свиньи". Столько сразу аналогий! Если сравнивать, то именно, Ерофеев! А в штыки, ПОТОМУ ЧТО БОЛЬНО ОЧЕНЬ ЗА ЛЮДЕЙ И СТРАНУ, где мы живем. Вас можно поздравить, поскольку это творческая победа, несмотря на мое неприятие темы. Подобный способ жить - как запредельность. Горечь раздумий о смысле существования то ли людей, то ли животных, и необратимой связи между друг другом...Страшно иногда становится, когда читаешь такие яркие, талантливые зарисовки.

С уважением...

  • 1
  • 07.01.2007 в 22:21

и ничегог смешного - вещь грустная, если не сказать больше.

Трагедийная даже.

плакать и выть хочется от этого всего.

и животное жалко - от человеческих мерзостных пристрастий пострадало.

и не поняла я как вы на вопрос-то ответили?

не бред ли? - нет не бред, к сожалению.

а вот пока над этим будут смеяться, ничего и не изменится.

---а вот пока над этим будут смеяться, ничего и не изменится.---

Не все же смеются? Вам, к примеру, ---плакать и выть хочется от этого всего.--- А уж что вы и как оценивать будете... То ли свои эмоции, то ли произведение...

а вы предлагаете эмоции - отдельно от произведения, их вызывающего?:(((

вот это крендель!

я без эмоций не могу - я не робот!

Я лично не переношу Баскова и Преснякова-младшего: тембры голоса, манеры выступлния, общения. Мне не нравятся и многие человеческие качества оных. Я почти всегда переключаю программу при их появлении на экране.

Но я готов с пеной у рта доказывать их многогранную талантливость, работоспособность, утверждать - "они состоялись". Неубедительно?

Как же я не люблю разжеванным кормить! Уж извините за резкость!

а "я не люблю, когда железом по стеклу!":(

(извините за мягкость!:()

Нормальный рассказ!

Спасибо за прочтение, за коммент. :-))

Сочно. Второй раз перечитываю...

В раздумьях я, Евгений...

Самому что ли на эту тему что написать? Есть у меня в загашнике история, как три мужика в деревне, где проживает брательник мой, подрядились бабке за бутылку самогона скирду на зиму заскирдовать. Заскирдовали. Выпили. Показалось мало... они - в хату. А бабка ушла куда-то. Пошарили чуток они и нашли за иконой ещё бутыль. Понюхали - оно! Выжрали и её.

А оказалась то настойка на мухоморах. Бабка ей подагру себе лечила, ноги на ночь смазывая...

Двое - дуба врезали. А третий - ничего. Бабка вернулась, а он сидит, слюна изо рта течет, и наяривает...

С тез пор, как только температура воздуха чуть выше плюс двадцати - становится дурак-дураком. Глаза тускнеют. Слюна. Спускает штаны - и ну наяривать!!! Зимой - человек человеком. А летом - до мозолей.

С женой раз в город ездил. За покупками. На электричке. Как только с морозца согрелся, так и приступил...

Дома теперь сидит. Дабы население мужское и младое не смущать, а женское - в искус не вводить.

:-)))))))

Вот так, да... С подробностями "наяривания"? :-))

Как масть пойдет...

Сам знаешь - сюжет, он зачастую сам идет.

:-)))

Ну, конечно, еще раз скажу, что это просто чудо, как хорошо!

Спасибо, Жень!

  • //
  • 14.09.2006 в 23:30

Сил нет... , но промолчу! Главное, что бы здоровье у Вас было!

Если угадал подтекст, вроде бы хвалите. :-)) И Вам - алаверды!

Стиль напомнил мой самый ПЕРВЫЙ рассказ "Халуин", о том, как в деревне отмечали праздник. Вот начало:

Было дело в начале перестройки. К нам в район ждали гостей из-за рубежа. Колхоз наш по тем временам был передовым, план выполняли, удои и привесы на ферме росли. Вот первый секретарь и решил свозить иностранцев в наше хозяйство, показать преимущество социалистического строя над ихней потогонной системой, да и душу, так сказать, раскрыть русского народа. А душа, как известно, раскрывается только под горячительные напитки, а чтобы списать средства на эти самые напитки, необходим интернациональный праздник, да праздники все прошли на ура и с чаем антиалкогольная кампания была.

Поставила 10. Не бойтесь делать маленькие абзацы!

Спасибо за подсказки!:-))

Комментарий неавторизованного посетителя

Чо та у меня нет такого персонажа! :-))