• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Рецензии на произведение:

TS
Ал Вит
Хен Хултквист
Даркина А. Л.
Многие хотят стать героями. Но иногда цена может оказаться слишком высока...

Апокалипсис героя

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Последний человек

Апокалипсис[1] героя.

 

«ЖИВОЙ МЕРТВЕЦ НАНОСИТ НОВЫЙ УДАР» гласил заголовок на первой полосе газеты.

Да, именно так я себя и чувствовал – неожиданно воскресшим покойником, вернувшимся из небытия и угодившим прямиком в ад. Действительно, после возвращения я обнаружил, что Земля превратилась в самый настоящий ад, мой персональный ад. Вот до чего могут довести мечты стать героем-первопроходцем. И дернул же меня чёрт отправиться в эту проклятую экспедицию!

«Всего сто лет, туда и обратно» говорили нам. Как бы не так! А как насчёт тысячи лет? Тысячи лет, за которые человечество изменилось до неузнаваемости, а я бы даже сказал, что люди и вовсе исчезли, перестав быть людьми.

Казалось бы, что может быть проще – слетать на около световой скорости на межзвёздном корабле находясь в анабиозе к «предположительно пригодной для обитания планете», разведать обстановку и вернуться героем. Кто от такого откажется? Да желающих были просто толпы! Идиоты. Нас отобрали сто человек, самых лучших. Вероятно, понятие «лучший» означало «полный идиот».

Проклятая планета оказалась ни на что не годным безжизненным булыжником, но мы всё равно высадились на неё. Обратно на корабль вернулась только половина высадившихся – конструкция посадочных модулей оказалась недостаточно надёжной, и ценой этой информации стали жизни тридцати человек.

На этом весь наш героизм иссяк. Мы развернули корабль и направились домой, к Земле. Несмотря на оставшийся в душе горький осадок от гибели товарищей и провала всей экспедиции, мы были довольны – срок нашего путешествия сократился на двадцать лет, в течение которых мы, в случае пригодности планеты для жизни, должны были создать опорную базу и всё подготовить к прибытию первых колонистов. Ощущая некоторую двойственность чувств, я погрузился в анабиоз, рассчитывая пробудиться через сорок лет на подлёте к Земле.

Когда я проснулся, оказалось, что прошло в девятнадцать раз больше времени. Произошло самое плохое из возможного – во время полёта взорвался главный двигатель корабля. При этом оказались лишены энергии многие системы, и большая часть анабиозных капсул вышла из строя. Корабль продолжил своё движение на автопилоте и доставил-таки нас домой, но без основного двигателя скорость была намного ниже, и путь занял гораздо больше времени. При отключении анабиозных капсул пятьдесят человек уснули вечным сном. Сейчас я думаю, что им чертовски повезло.

Тысяча лет – немалый срок. За это время многое изменилось. Люди во все времена искали способы истребления себе подобных, и, в один отнюдь не прекрасный момент, они зашли слишком далеко. На Земле разразилась бактериологическая война. Один из вирусов мутировал, вышел из-под контроля и поставил человеческий род на грань уничтожения. Людям чтобы выжить пришлось измениться. В итоге человечество разделилось на две ветви.

Ныне на Земле сосуществуют две расы. Представители одной из них, называемые вулы[2], или попросту волосатики, небольшого роста, не выше полутора метров, с довольно низким IQ[3]. Их тела сплошь покрыты густой шерстью, за что они и получили своё название. Они выполняют все работы, не требующие большого ума, и фактически находятся в положении рабов.

Другие, называющие себя людьми, являются абсолютной противоположностью вулов. Они высокого роста, не менее двух с половиной метров, и, по меркам моего времени, все поголовно гении. Помимо этого у них отсутствуют такие «атавизмы» как волосы и ногти.

Когда мы вернулись на Землю, оказалось, что про нас давным-давно забыли, сочтя погибшими. Наше возвращение отнюдь не явилось триумфальным, а власти попросту не знали, что с нами делать. Но мы всё-таки получили свои пятнадцать минут славы, и газеты запестрели заголовками наподобие «ВОСКРЕСШИЕ МЕРТВЕЦЫ ВЕРНУЛИСЬ», «ПОСЛЕДНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ИСЧЕЗНУВШЕГО ВИДА» и прочих в том же духе.

 Приятным сюрпризом стало то, что за тысячу лет по процентам на наших банковских счетах набрались огромные суммы, и мы все в одночасье оказались миллиардерами. К сожалению, не все из нас успели этим воспользоваться. Вирусы, к которым нынешние жители Земли (назвать их людьми у меня язык не поворачивается) имеют врождённый иммунитет, оказались смертельно опасны для нас, никаким иммунитетом к ним не обладающим, и, прежде чем была найдена вакцина, нас стало на двенадцать человек меньше. Мне в очередной раз не повезло – я снова уцелел.

Судьба видимо решила то ли сжалиться надо мной, то ли посмеяться и, перед тем как ввергнуть в пучину беспросветного отчаяния, подарить краткий миг счастья. Я женился на Мэри, вместе со мной участвовавшей в той проклятой экспедиции, и это были несколько лучших месяцев в моей жизни. А потом случилось страшное – её убили, зарезали прямо на улице, а виновный даже не понёс за это наказания.

Дело в том, что по закону он не совершил этим никакого преступления. Одним из сделанных за эту тысячу лет наукой открытий стала возможность воскрешать людей, в том случае, если мозг остался неповреждённым. Из-за этого основным способом выяснения отношений стало убийство. Обычно противники устраивают дуэль, но часты и случаи когда почувствовавший себя в чём-то оскорблённым человек попросту убивает своего обидчика, после чего погибшего воскрешают, и все остаются удовлетворены. Но технология воскрешения, рассчитанная на физиологию новых людей, оказалась непригодна для нас, так что Мэри погибла окончательно и бесповоротно. Данный факт был никому неизвестен, в том числе и убийце – не знаю, чем Мэри спровоцировала его, да это и неважно, – поэтому его оправдали. Тогда я, можно сказать, умер второй раз – умер душой.

И я начал мстить. Я нашёл убийцу Мэри и прострелил ему голову, чтобы смерть была окончательной, а потом написал его кровью на стене слова «МЕСТЬ ЖИВОГО МЕРТВЕЦА». Но на этом я не остановился. Я ополчился против всей системы и уничтожил сначала тех, кто оправдал убийцу, а потом принялся за остальных так называемых людей.

Вы скажете, что гибель моей возлюбленной не оправдывает уничтожения ни в чём неповинных людей, и будете неправы. Когда я говорил, что люди перестали быть людьми, я имел в виду не только изменения во внешнем облике. Они потеряли способность испытывать эмоции, заменив их холодной логикой своих гениальных умов. Они разучились любить и сопереживать и уже за это заслуживают смерти. Человек, неспособный любить, не заслуживает жизни.

Я бы хотел заставить их трястись от ужаса, бояться возможности принять окончательную смерть от руки живого мертвеца, но они и страха не ощущают, мои действия для них лишь дешёвая газетная сенсация. Поэтому мне остаётся только убивать. Разумеется, никто не знает о моей причастности к убийствам, но рано или поздно я допущу ошибку, и меня схватят. К тому же, убивая их поодиночке, мне не удастся истребить всех. Поэтому я придумал новый план. Я выкупил наш старый экспедиционный корабль и загрузил его ядерными боеголовками – достать их было сложно, но я это сделал. Оставшиеся шестеро моих товарищей помогают мне. Какая ирония – всё началось с этого корабля, им же всё и закончится. Теперь мы поднимем корабль на низкую орбиту и взорвём. Это должно вызвать ядерную зиму, которая, я надеюсь, уничтожит людей. Вулы при этом, вероятно, выживут – они более устойчивы к радиации, а шерсть защитит их от холода. Может быть, вулы сумеют построить свою цивилизацию, более близкую к человеческой, ведь у них-то эмоции сохранились.

Я не боюсь смерти, я уже мёртв во всех смыслах, кроме физического существования. Жаль только, никто не узнает, что это моих рук дело. Возможно, кто-нибудь прочтёт эти мои записи, откровение вершителя Армагеддона, хотевшего всего лишь стать героем. Впрочем, неважно. Пора поставить последнюю точку и завершить задуманное. Да свершится месть живого мертвеца! Увидимся в аду!



[1] греч. apokalypsis - откровение

[2] от англ. wool - шерсть

[3] IQ – коэффициент интеллекта

Cвидетельство о публикации 72504 © Батаев Владимир 25.06.06 15:49

Комментарии к произведению 5 (0)

Здравствуйте, Владимир,я была очень рада получить от Вас весточку, а то все молчите, да благодарите госпожу Даркину за диалоги со мной. Ваше произведение намного интересней, чем Вы поняли из моей рецензии, видимо я недостачно написала, просто в Вашей работе боль - это чувство, а не просто "пыль" ощущений. И я хотела услышать от Вас эту дикую боль за Мэри и за все остальное, которая стала причиной... С уважением к Вам, Галина Чагина.

Очевидно, что будет большая битва. Думаю, мнения жюри по этому рассказу разойдутся в разные стороны. Если бы речь шла о тематическом конкурсе бало бы проще.

Мне понравилось - очень!

Я только что скачала все Ваши работы.Если честно(а врать мне не зачем:-) Мне не все из Ваших произведений интересны.Но я их сейчас распечатываю, потому, что они очень интересны моему сыну(ему 15 лет)и его другу.Так что думаю придётся и переплести:-)

С уважением Ассорти