• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Философия
Форма: Статья
В СССР вместо марксизма - схоластика, эрзац-марксизм

ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ В СССР 30-х И 40-х

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
ИСТОРИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ В СССР 30-х И 40-х
Борис Ихлов
Введение
На протяжении всего существования СССР его летопись подвергалась самым разнообразным, как правило. противоположным по характеру аберрациям. Соответственно, искажения коснулись и аутентичного марксизма, и попыток обобщающих исторических исследований. Появился даже термин «классический марксизм», хотя любая наука предполагает отрицание, отрицание отрицания, возникновение нового. В новейшее время скорость формирования мифологии как реакции на либеральную реальность сравнима со скоростью формирования самой либеральной мифологии.

Период второй мировой войны

Историческая мифология «справа» и слева» охватывает и период 1-й мировой войны.
Обратимся к фактам. Черчилль охарактеризовал действия Сталина в первые дни войны весьма негативно: «Сталин и его комиссары показали себя в тот момент второй мировой войны полностью растяпами». Начало войны, стремительное отступление почти по всем фронтам, трагедия 9 июля под Минском, киевский котел, два харьковских котла, провал под Ржевом, провал зимнего наступления в 1942-м, торможение ввода в строй «катюш», уничтожение создателей легендарной РСЗО, уничтожение военспецов, верхушки армии, ликвидация многих выдающихся сотрудников внешней разведки, попытка замены 45-мм орудий на 107-мм орудия, удаление бортстрелка из самолета «ИЛ», бесполезное вбрасывание средств на создание двойной брони, и т.д., и т.п. произошли, как очевидно, не по вине «стрелочников», главная вина ложится на высшее руководство.
Емельянов пишет: «Когда Павлов был начальником бронетанкового управления Генштаба, Емельянов как начальник броневого главка НК промышленного судостроения, расстрелял на полигоне сдвоенные листы котельного железа, которые Сталин по недоразумению признавал в качестве защиты танков вместо брони. Павлов объявил Емельянову, что теперь они оба погибли (ибо вышло так, что Сталин - дурак). Но сумели схитрить. Доложили, что сдвоенный железный лист - великолепная защита танков от пуль и осколков. Но ничто не стоит на месте. Опыт показал, что теперь надо защищать танк от снарядов. А потому "приходится" искать броневую защиту. Тогда пронесло» [1]

Генерал армии А. В. Горбатов: «Считалось, что противник продвигается столь быстро из-за внезапности его нападения и потому, что Германия поставила себе на службу промышленность чуть ли не всей Европы. Конечно, это было так. Но меня до пота прошибли мои прежние опасения: как же мы будем воевать, лишившись стольких опытных командиров ещё до войны? Это, несомненно, была, по меньшей мере, одна из главных причин наших неудач, хотя о ней не говорили или представляли дело так, будто 1937—1938 годы, очистив армию от «изменников», увеличили её мощь» [2].
Маршал Советского Союза А. И. Ерёменко: «Товарищ Сталин значительно повинен в истреблении военных кадров перед войной, что отразилось на боеспособности армии».
Маршал Советского Союза А. М. Василевский: «Без тридцать седьмого года, возможно, не было бы вообще войны в сорок первом году. В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошёл».
Маршал Конев, дважды Герой Советского Союза: «Не подлежит сомнению, что если бы тридцать седьмого-тридцать восьмого годов не было, и не только в армии, но и в партии, в стране, то мы к сорок первому году были бы несравненно сильней, чем были» [3].

«Главный диверсант» РККА Старинов, которого Гитлер объявил своим личным врагом, утверждает: «Репрессиями 1937-38 годов стране был нанесен сокрушительный удар, отразившийся на ходе войны... Репрессии привели к тому, что в Красной Армии многими подразделениями, частями и тем более соединениями и объединениями командовали, мягко говоря, неподготовленные люди» [4].
Во время обсуждения планируемого нападения на СССР часть генералов пытались убедить фюрера, что ввязываться в войну с русскими преждевременно. Ответ Гитлера был следующий: «80% командных кадров Красной армии уничтожены. Красная армия обезглавлена, ослаблена как никогда, это главный фактор моего решения. Нужно воевать, пока кадры не выросли вновь».
По словам Кейтеля, Гитлер «постоянно исходил из того, что... Сталин уничтожил в 1937 г. весь первый эшелон высших военачальников, а способных умов среди пришедших на их место пока нет».
Будущий фельдмаршал Ф. фон Бок: «С русской армией можно не считаться как с военной силой, ибо кровавые репрессии подорвали ее дух, превратили в инертную машину».
К аналогичным выводам пришёл начальник германского генштаба Гальдер, который, заслушав в мае 1941 года доклад военного атташе в СССР Кребса, записал в своём дневнике: "Русский офицерский корпус исключительно плох. Он производит жалкое впечатление. Гораздо хуже, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, чтобы офицерский корпус достиг прежнего уровня».
Военные способности Сталина хорошо известны, его провалы в период Гражданской войны были столь велики, что Ленин его отстранил от участия в военных делах, вместе с Ворошиловым.

Модернизация экономики

Рассмотрим один из основных теоретических источников 40- годов, к «Краткой биографии» Сталина, которую он сам правил. «I. Опираясь на указания Ленина, Сталин разработал положения о социалистической индустриализации нашей страны. Он показал, что: 1) существо индустриализации состоит не в простом росте промышленности, а в развитии тяжёлой индустрии и прежде всего её сердцевины – машиностроения… 3) социалистическая индустриализация в корне отличается от капиталистической - последняя строится путём колониальных захватов и грабежей, военных разгромов, кабальных займов и беспощадной эксплуатации рабочих масс и колониальных народов, а социалистическая индустриализация опирается на общественную собственность на средства производства… 4) поэтому коренными задачами в борьбе за индустриализацию являются повышение производительности труда… 5) условия строительства социализма в СССР, трудовой энтузиазм рабочего класса - делают возможным осуществление необходимых высоких темпов индустриализации… Вооружённые этой чёткой и ясной программой трудящиеся Советского Союза приступили к социалистической индустриализации страны». [5, с.107-109].

Однако, как известно, никаких «указаний» Ленин не давал. Ленин разъяснял, что Россия – аграрная отсталая страна, потому у большевиков не может быть никакой особой социалистической программы, единственная программа – перенести в Россию из развитых стран всё передовое. В-вторых, развитие тяжелой индустрии, машиностроения было точно таким же приоритетом во всех развитых странах мира. В-третьих, никакой общенародной собственности в СССР не было и не могло быть. Даже лозунг «фабрики – рабочим, землю крестьянам», явно обозначающий частную собственность, не был осуществлен. Собственность была государственной. Государственная же собственность есть форма частной собственности, объяснял Энгельс в работах «Антидюринг», «Развитие социализма от утопии к науке». В-четвертых. Действительно, индустриализация в СССР по форме отличалась от индустриализации в развитых странах, и это серьезно ее замедлило. Если в США или в Европе индустриализацию производили за счет трудящихся третьих стран, т.е. за счет чужих, то в СССР – за счет крестьян. Реакция крестьян была предсказуемы: они отвечали сокращением посевов, массовым забоем скота, тысячами восстаний ежегодно.

Что касается «беспощадной эксплуатации рабочих масс». В 80-е годы в развитых странах рабочие получали 40% – 70% стоимости от единицы произведенной продукции. В те же годы в Перми рабочие завода им. Свердлова получали 12% от стоимости единицы произведенной продукции, рабочие завода им. Ленина – 9%, завода им. Дзержинского – 7%. Плюс 3% заводского соцкультбыта.
Бесплатная медицина существовала и в Великобритании, и во Франции, а в Японии – институт пожизненного найма, т.е. безработица, вплоть до 2000 года, отсутствовала.
Наконец, о производительности труда, темпах индустриализации, энтузиазме. Говорить об энтузиазме уже к середине 30-х. после восстания вичугских ткачей, после десятков забастовок не приходится. Тем более невозможно говорить об энтузиазме заключенных, массово использованных на великих стройках.
Темпы индустриализации в СССР были, действительно, выше, чем в западных странах, особенно при Хрущеве. Но исключительно потому, что производительность труда была изначально низкой. Даже к 80-м годам она составляла не более 70% от производительности труда в США или 60% от производительности труда в ФРГ и Японии.

В автобиографии затрагивается период коллективизации.
«II. “Сталин, всесторонне конкретизировав марксистско-ленинскую теорию о социализме, показал, что переход к коллективизации возможен не в порядке простого и мирного вступления крестьян в колхозы, а в порядке массовой борьбы крестьян против кулачества. Необходимо было разбить кулачество в открытом бою на глазах у всего крестьянства, чтобы массы крестьян убедились в слабости капиталистических элементов, поэтому переход к сплошной коллективизации неразрывно связывался с задачей ликвидации кулачества, как класса» [там же, с.129)].
«III. Опираясь на указания Ленина о необходимости перехода от мелких крестьянских хозяйств к крупному, артельному, коллективному хозяйству в земледелии, опираясь на кооперативный план Ленина, Сталин разработал и претворил в жизнь практически теорию коллективизации сельского хозяйства. Новое в этой области у Сталина состоит в том, что он: 1) всесторонне разработал вопрос о колхозной форме социалистического хозяйства в деревне… 3) обосновал переход от политики ограничения и вытеснения кулачества к политике ликвидации кулачества, как класса, на основе сплошной коллективизации…» [там же, с.133-134].

Однако борьбы крестьян против кулачества не было, кулачество было истреблено уже в начале 20-х. Раскулачивали середняков. И борьбу вели не крестьяне, а органы власти, ОГПУ и затем НКВД. Шолохов подробно пишет Сталину, как жестоко обращались с крестьянами. Борьба в форме крестьянских восстаний шла тоже не против кулаков, а ускоренной коллективизации по Троцкому, как известно, после высылки Троцкого его аграрна политика была принята на вооружение, таким образом, не Сталину в данном пункте принадлежит роль в теории. Подавляли восстания опять же не крестьяне, а милиция, органы безопасности, армия.

Исторический материализм

В «Биографии» отмечается:
«IV. Сталин развил дальше ленинскую теорию социалистической революции. Он конкретизировал теорию о возможности построения социализма в одной стране и пришёл к выводу о возможности построения коммунизма в нашей стране и в том случае, если сохранится капиталистическое окружение. Этот вывод товарища Сталина обогащает ленинизм, вооружает рабочий класс новым идейным оружием, даёт партии великую перспективу борьбы за победу коммунизма, двигает вперёд марксистско-ленинскую теорию» [там же, с.170]. Но данный момент стал не «развитием дальше», а полным отходом от учения Маркса - Ленина. Ленин считал идею победы социализма в одной стране мелкобуржуазным идеалом. Подробное обоснование см. в [6].

Неразрывно связан с вопросом о революции вопрос о характере государства. В «Биографии» значится:
«V. Товарищ Сталин, опираясь на гигантский опыт более чем 20-летнего существования Советского социалистического государства в условиях капиталистического окружения, создал цельное и законченное учение о социалистическом государстве. Сталин дал развёрнутый анализ этапов развития социалистического государства, изменения его функций, в связи с изменением обстановки, обобщил весь опыт строительства Советского государства, пришёл к выводу о необходимости сохранения государства при коммунизме в случае, если будет продолжать существовать капиталистическое окружение» [5, с.171-172]. Между тем Сталин не создавал учения о государстве. Государство, объясняют Маркс, Энгельс, Ленин, есть орудие в руках правящего класса для подавления других классов. О другой его функции пишет Энгельс: государство «предохраняет враждующие классы от взаимного пожирания» [7]. Никто с этими моментами никогда не спорил, разве что сохранение государства оправдывалось капиталистическим окружением.
Разумеется, такой нелепости, как государство при коммунизме, нет ни у Маркса, ни у Энгельса, ни у Ленина, ни у Плеханова. Практика же еще разительнее отличалась от теории: отмирание было заменено укреплением.
«Биография» освещает и международную практику. «VII. Товарищ Сталин дал образцы научного решения вопросов международных отношений и внешней политики СССР в условиях военного и послевоенного времени. Товарищ Сталин развил конкретную практическую программу действий и политики в деле организации и воссоздания государственной, экономической и культурной жизни европейских народов после победы над фашистской Германией» [там же, с.232-233].
Однако можно ли назвать образцами такие решения международных вопросов, как скупость с помощью Испании (1936-1939), вера в договор с Гитлером, разuон Коминтерна, присоединение к Польше Силезию, территории Поморья, колебания между Израилем и арабами и пр.

Теория

В «Биографии» указывается одна из основных теоретических работ в СССР 40-х годов:
«VI. Работа И. В. Сталина «О диалектическом и историческом материализме», написанная несравненным мастером марксистского диалектического метода, обобщающая гигантский практический и теоретический опыт большевизма, поднимает на новую, высшую ступень диалектический материализм, является подлинной вершиной марксистско-ленинской философской мысли» [там же, с.164-165].
Работа написана в 1938-м, переиздана в 1945-м. «Диалектический материализм, - утверждает Сталин в данной работе, - есть мировоззрение марксист¬ско-ленинской партии» [8].
Отсюда следует, что мыслить диалектически и материалистически способны исключительно члены партии. У партии монополия на правильное мировоззрение. Ни у кого из ученых мира, если они не в компартии, быть правильного мировоззрения не может. Как же, в таком случае, они делают научные открытия?
Ильенков отмечает, что ученые, делающие открытия, являются диалектиками [9]. Действительно, без диалектики невозможно сделать открытия, ведь открытие – это возникновение нового. Но, в отличие от марксистов-ленинцев, они не устойчиво-научные диалектики, а стихийные. Чтобы стать научными диалектиками, им надо было еще стать и материалистами.

С другой стороны, в советских вузах обязательным был вопрос, каким же образом буржуазные ученые-идеалисты успешно исследуют природу. Утверждалось, что в своих исследованиях буржуазные ученые – стихийные материалисты. Для того, чтобы стать научными материалистами, им нужно было стать еще и диалектиками. Но если буржуазные ученые – одновременно и стихийные материалисты, и стихийные диалектики, следовательно, они диалектические материалисты, следует из установок советской идеологии. Что, разумеется, неверно.

«Исторический материализм, - продолжает Сталин, - есть распространение положений диалектического материализма на изучение общественной жизни, применение положений диалектического материализма к явлениям жизни общества, к изучению общества, к изучению истории общества. Характеризуя свой диалектический метод, Маркс и Энгельс ссылаются обычно на Гегеля, как на философа, сформулировав¬шего основные черты диалектики. Это, однако, не означает, что диалектика Маркса и Энгельса тождественна диалектике Гегеля. На самом деле Маркс и Энгельс взяли из диалектики Гегеля лишь ее «рациональное зерно», отбросив гегелевскую идеалистическую шелуху и развив диалектику дальше, с тем, чтобы придать ей современный научный вид».
Сталин не сообщает, как именно Маркс развил диалектику Гегеля, что именно он добавил к трем законам диалектики, как именно он ее развил. Между тем, даже попыток развития гегелевской диалектики в СССР не было вплоть до конца 60-х годов, Вяккеревым, Батищевым, Мамардашвили и другими советскими философами. Правда, дальше Сталин приводит слова самого Маркса, который говорит не о диалектике, а о диалектическом методе: «Мой диалектический метод, говорит Маркс, в основе своей не толь¬ко отличен от гегелевского, но является его прямой противоположностью. Для Гегеля процесс мышления, который он под названием идеи превращает даже в самостоятельный субъект, есть демиург (творец) действительного, которое составляет лишь его внешнее проявление. Для меня, наоборот, идеальное есть не что иное, как материальное пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» [10]. Отметим: «преобразованное».

Читаем дальше: «Характеризуя свой материализм, Маркс и Энгельс ссылаются обычно на Фейербаха, как на философа, восстановившего материализм в его правах. Однако это не означает, что материализм Маркса и Энгельса тождественен материализму Фейербаха. На самом деле Маркс и Энгельс взяли из материализма Фейербаха его «основное зерно», развив его дальше в научно - философскую теорию материализма и отбросив прочь его идеалистические и религиозно-этические наслоения. Известно, что Фейербах, будучи в основном материалистом, восставал против названия – материализм. Энгельс не раз заявлял, что Фейербах «несмотря на ма¬териалистическую основу, еще не освободился от старых идеали¬стических пут», что «действительный идеализм Фейербаха вы¬ступает наружу тотчас же, как мы подходим к его этике и фило¬софии религии» [11].

На самом деле никаких «обычных ссылок» не было, Сталин излагает истории философии крайне упрощенно, будто бы не было великих атомистов Левкиппа, Демокрита, материалистов Эпикура, Анаксагора, материалистических фрагментов в философии Стагирита и т.д. Будто бы сам Маркс не писал диссертации на тему отличия философии Демократия от философии Эпикура.
Само возникновение диалектики Сталин описывает следующим образом: «Диалектика происходит от греческого слова «диалего», что значит вести беседу, вести полемику. Под диалектикой понимали в древности искусство добиться истины путём раскрытия противоречий в суждении противника и преодоления этих противоречий. В древности некоторые философы считали, что раскрытие противоречий в мышлении и столкновение противоположных мнений является лучшим средством обнаружения истины. Этот диалектический способ мышления, распространённый впоследст¬вии на явления природы, превратился в диалектический метод познания природы, который рассматривал явления природы, как вечно движущиеся и изменяющиеся, а развитие природы - как результат развития противоречий в природе, как результат взаимодействия противоположных сил в природе».

То есть: оказывается, философы древности спорили друг с другом, а потом перенесли свой способ мышления на природу. Т.е. не исследуя природу, не в общественно-исторической практике люди находили и развивали диалектический подход, диалектическое мышление в отношении природы по Сталину явилось из полемики демиургов.
Здесь Сталин выступает как неоплатоник XX века (в отличие от неоплатоников поздней античности, позднего средневековья и раннего Ренессанса), для Платона диалектика – над практикой, диалектик – «посредством одного лишь разума, устремляется к сущности любого предмета» [12].

Чтобы обосновать верховенство партии, нужно отстранить низы от теории, присвоить себе теорию, способность к обобщению, а далее поставить теорию над практикой.
Маркс же и Ленин, как материалисты, утверждали, что практика выше теории.
Еще и потому Сталин неоплатоник, если учесть пункт «программы» Платона об усилении роли государства, а также деление людей на особых управляющих обществом, на тех, кем управляют, и на стражей, надзирающих за управляемыми и охраняющими государство. Это вполне соответствует пониманию Сталиным партийной элиты как людей особых, стоящих над обществом, «своего рода орден меченосцев», как выражался Сталин.

Диалектику Сталин начинает излагать, мягко говоря, неграмотно:
«В своей основе диалектика прямо противоположна метафизике. Марксистский диалектический метод характеризуется следующими основными чертами: а) В противоположность метафизике диалектика рассматривает природу не как случайное скопление предметов, явлений, оторванных друг от друга, изолированных друг от друга и не зависимых друг от друга, - а как связное, единое целое, где предметы, явления органически связаны друг с другом, зависят друг от друга и обусловливают друг друга. Поэтому диалектический метод считает, что ни одно явление в природе не может быть понято, если взять его в изолированном виде, вне связи с окружающими явлениями, ибо любое явление в любой области природы может быть превращено в бессмыслицу, если его рассматривать вне связи с окружающими условиями, в отрыве от них, и, наоборот, любое явление может быть понято и обоснованно, если оно рассматривается в его неразрывной связи с окружающими явлениями, в его обусловленности от окружаю¬щих его явлений. б) В противоположность метафизике диалектика рассматрива¬ет природу не как состояние покоя и неподвижности, застоя и неизменяемости, а как состояние непрерывного движения и изменения, непрерывного обновления и развития, где всегда что-то возникает и развивается, что-то разрушается и отживает свой век».

Метафизика тоже не рассматривает природу как состояние покоя и неподвижности. Она предполагает и круговорот, и трансформизм. Метафизика вовсе не отрицает закономерность или взаимосвязь предметов и явлений.
Между прочим, ни одно явление не может быть понято, если не брать его в изолированном виде, а пытаться его исследовать во взаимосвязи с окружающими явлениями, условиями. Как же, в таком случае, капиталистические ученые, не являясь диалектическими материалистами, создали квантовую механику и теорию относительности?
Между прочим, научный метод обязывает ограничить задачу, вырвать феномен из всего многообразия связей. Так, Джордано Бруно, Лейбниц считали пространство и время зависимыми от материальных тел, пытались рассмотреть их «органически связанными друг с другом». Ньютон же в духе Платона пространство-время «взял в изолированном виде», именно поэтому он смог вместе с Гуком построить классическую механику.

Стоит отметить, что даже Энгельс довольно своеобразно объяснял возникновение метафизики, не из общественно-исторической практики, а из наблюдений ученых.

«Надо было, — писал Энгельс, — исследовать вещи, прежде чем можно было приступить к исследованию процессов. Надо сначала знать, что такое данная вещь, чтобы можно было заняться теми изменениями, которые в ней происходят». (Ф. Энгельс, Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии, 1952, стр. 37).
Данный «способ изучения оставил нам привычку рассматривать вещи и процессы природы в их обособленности, вне их великой общей связи, и в силу этого - не в движении, а в неподвижном состоянии, не как изменяющиеся существенным образом, а как вечно неизменные, не живыми, а мертвыми. Перенесенный Бэконом и Локком из естествознания в философию, этот способ понимания создал специфическую ограниченность последних столетий - метафизический способ мышления» [13].
Действительно, именно метафизическое мышление создало версии теплорода и флогистона. Линней утверждал, что видов столько, сколько их было создано богом, Ньютон полагал, что соединение Солнца и планет не могло произойти иначе, как по воле бога.

Но нельзя отрицать тот факт, что обе версии, как и классификация Линнея, как и абсолютизация пространства-времени послужили развитию химии, физики, биологии.
С другой стороны, диалектик Гегель в 1801 г защитил докторскую диссертацию «Об обращении планет», где доказывал, что между Марсом и Юпитером бессмысленно искать небесные тела. Хотя за несколько месяцев до защиты итальянский астроном Пиацци открыл между Марсом и Юпитером Цереру.
Сам Энгельс чуть ли не отвергал механику Ньютона и верил в существование эфира. В его книге «Диалектика природы» достаточно много ошибок. Это показательно, так как Сталин в своей работе постоянно цитирует высказывания Энгельса о физике, химии, биологии. Работа Сталина была написана в 1938 году, опыт Майкельсона-Морли, поставленный в 1915 году и показавший, что скорость света не зависит от скорости движения источника света, опровергал версию эфира. Следовательно, Сталин был слабо знаком с достижениями науки XX века.

«… диалектический метод, - указывает Сталин, - требует, чтобы явления рассматривались не только с точки зрения их взаимной связи и обусловленности, но и с точки зрения их движения, их изменения, их развития, с точки зрения их возникновения и отмирания. Для диалектического метода важно прежде всего не то, что кажется в данный момент прочным, но начинает уже отмирать, а то, что возникает и развивается, если даже выглядит оно в дан¬ный момент непрочным, ибо для него неодолимо только то, что возникает и развивается.»
Что, например, физик или биолог могут почерпнуть из подобного указания? Они рассматривают природу именно так, как ее следует исследовать, и делают свою работу без всяких указаний.
«Новые общественные идеи и теории, - утверждает Сталин, - возникают лишь после того, как развитие материальной жизни общества поставило пе¬ред обществом новые задачи».
Это неверно, идеи социализма возникли за много веков до Октября, тогда перед обществом стояли совсем иные задачи. Сталин высказался в духе грубого объективизма, который критиковал Маркс.
Или: «… чтобы не ошибиться в политике, партия пролетариата должна исходить как в построении своей программы, так и в сво¬ей практической деятельности, прежде всего, из законов развития производства, из законов экономического развития общества».

Но разве буржуазные политики постоянно ошибаются? Или злостно игнорируют законы производства и экономического развития?

«При рабовладельческом строе, - пишет далее Сталин, - основой производственных отношений является собственность рабовладельца на средства производства, а также на работника производства - раба… Богатые и бедные, эксплуататоры и эксплуатируемые, полноправные и бесправные, жестокая классовая борьба между ними - такова картина рабовладельческого строя».
«Богатые и бедные» и прочее – такова картина и феодального, и капиталистического строя.
Восстания рабов, конечно, были, и их было довольно много. Но вовсе не восстания рабов определяли картину строя, и не их классовая борьба привела к краху рабовладения. Энгельс отмечал, что «...уничтожения рабства победоносным восстанием древний мир не знает» [7].
«… капиталистические производственные отношения, - утверждает Сталин, - перестали соответствовать состоянию производительных сил общества и стали в непримиримое противоречие с ними. Это значит, что капитализм чреват революцией, призванной заменить нынешнюю капиталистическую собственность на сред¬ства производства социалистической собственностью».
И так уже более 80 лет, с 1938 года, со времени написания Сталиным своей работы, производительные силы стоят в непримиримом противоречии с отжившими капиталистическими производственными отношениями, а капитализм всё еще не чреват революцией.

Критикуя метафизику, Сталин сам показывает себя метафизиком:
«Если связь явлений природы и взаимная их обусловленность представляют закономерности развития природы, то из этого вытекает, что связь и взаимная обусловленность явлений общественной жизни - представляют также не случайное дело, а зако¬номерности развития общества. Значит, общественная жизнь, история общества перестаёт быть скоплением «случайностей», ибо история общества стано-вится закономерным развитием общества, а изучение истории общества превращается в науку… Значит, наука об истории общества, несмотря на всю слож¬ность явлений общественной жизни, может стать такой же точной наукой, как, скажем, биология, способной использовать законы развития общества для практического применения».
Отрицая случайность, Сталин не понимает, что если всё в природе закономерно, следовательно, всё случайно. Речь идет не столько о новом понимании детерминизма, которое дали теория вероятности, квантовая механика и стохастическая механика. Если Кант, Гегель выносили случайное за субстанцию, случайность для них – внешнее к субстанции, не включенное в расчет, то в том числе квантовая механика утвердила более верное понимание случайности, как качества сущностного, имманентного субстанции.

Но Сталин в этом фрагменте, говоря о закономерности в истории, выделяя лишь одну сторону дела, направленную против идеалистического понимания истории, остается метафизиком. Общество не устроено как лошадь Козьмы Пруткова, которую щелкни в нос, она махнет хвостом, в виду некой механической передачи от носа к хвосту. Маркс же подчеркивал, что в истории нет жестких законов, в ней действуют тенденции, которые могут и не реализоваться. Потому, например, что такой «параметр», как стоимость, который обуславливает динамику общества, не является имманентным товару, а содержится только в головах людей. И мы видим на примере глобализации, что вскрытая Марксом тенденция капитала к централизации, к ломке государственных границ, наталкивается на ожесточенное сопротивление, растет национализм, страны вводят протекционистские меры, в Латинской Америке началось и продолжается восстание против США.

«… материальная жизнь общества есть объективная реальность, существующая независимо от воли людей, а духовная жизнь общества есть отражение этой объективной реальности, отражение бытия» - повторяет классиков Сталин. Он забывает добавлять «преобразованное в сознании», то есть, остается здесь на уровне аристотелевского материализма, понимавшего отражение мира в сознании подобно отпечатку медной монеты на горячем воске. Данная ошибка в духе грубого объективизма была повторена советскими философами Юдиным и В. В. Орловым, утверждавшими, что между объектами внешнего мира и их отражениями в сознании существует изоморфизм, а также физиологом Бехтеревой, пытавшейся обнаружить этот изоморфизм (паттерны) в электрической активности мозга. Советский марксист Ильенков подверг данный поход уничтожающей критике.

Сталин цитирует Ленина: «Развитие есть «борьба» противоположностей» (Ленин, т. XIII. стр. 301).
Но тут же пишет, что в СССР «производственные отношения находятся в полном соответствии с состоянием про¬изводительных сил… Поэтому социалистическое производство в СССР не знает периодических кризисов перепроизводства и связанных с ними нелепостей».
Ибо производственные отношения настолько благожелательны, что дают полный простор развитию производительных сил, «производительные силы развиваются здесь ускорен¬ным темпом».
В работе 1952 года «Экономические проблемы социализма в СССР» Сталин снова утверждает, что в советском обществе нет противоречий.
Но если в советском обществе нет противоречий, следовательно, исходя из приведенной цитаты Ленина, нет и развития. Ничто не может обеспечить движения к коммунизму.
После Сталина советские философы согласились с наличием противоречий в СССР, но объявили их не антагонистическими, что, разумеется, нелепо.
Интереснее следующая ошибка Сталина: «… в) В противоположность метафизике диалектика рассматрива¬ет процесс развития не как простой процесс роста, где количественные изменения не ведут к качественным изменениям, - а как такое развитие, которое переходит от незначительных и скрытых количественных изменений к изменениям открытым, к изменениям коренным, к изменениям качественным, где качественные изменения наступают не постепенно, а быстро, внезапно, в виде скачкообразного перехода от одного состояния к другому состоянию, наступают не случайно, а закономерно, наступают в результате накопления незаметных и постепенных количественных изменений. Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития следует понимать не как движение по кругу, не как простое повторение пройденного, а как движение поступательное, как дви¬жение по восходящей линии, как переход от старого качествен¬ного состояния к новому качественному состоянию, как развитие от простого к сложному, от низшего к высшему».
Вероятно, Сталин описывает вскипание чайника на плите.

Но из сказанного в пункте в) вовсе не следует, что развитие есть восхождение от простого к сложному, от высшего к низшему. Катастрофы, эти качественные изменения, ведущие к регрессу, тоже происходят быстро, внезапно, в виде скачкообразного перехода из одного состояния в другое, они наступают не случайно, а закономерно, наступают в результате накопления незаметных и постепенных количественных изменений. На то они и катастрофы. Такие процессы описывают теория катастроф, теория особенностей Уитни.
Для Сталина мир развивается только «вверх», он не понимает, что регресс – это обязательный момент развития. Сегодня же мы наблюдаем регресс и во всей мировой экономике, несмотря на научные прорывы, и в психике людей.

Заключение

Сталин показал научную несостоятельность в вопросе о языке [14], выдвинул явно неверную теорию нарастания классовой борьбы по мере укрепления социализма [15]. Определение наций Сталин позаимствовал у Бауэра и Каутского, соответственно, оно неполное. В своей работе по национальному вопросу массу фрагментов взял у Ленина и без ссылки. Теоретическая работа Сталина «Экономические проблем социализма в СССР» полностью противоречит марксизму, Сталин не понимает категории противоречия, абстрактного и конкретного труда, стоимости [16].
«Уровень развития, - писал Маркс, - определяется тем, насколько наука стала производительной силой». В 30-50 годы в СССР было уничтожено свыше 40 тыс. ведущих ученых страны, сотни тысяч помещены в концлагеря и «шарашки», уничтожались генетика, микробиология, квантовая механика.
На такой весьма шаткой основе СССР подошел к середине 50-х годов.

Литература
1. Емельянов В. С. О времени, о товарищах, о себе. М.: Советская Россия. 1968.
2. Горбатов А. А. Годы и войны. М.: Воениздат, 1965. 384 с.
3. Симонов К. Беседы с Маршалом Советского Союза И. С.Коневым. М.: 1988.
4. Старинов И. Г. Записки диверсанта. М.: Альманах «Вымпел», 1997.
5. Иосиф Виссарионович Сталин. Краткая биография. М.: Госполитиздат. 1947.
6. Ихлов Б. Л. Социализм нельзя ни строить, ни построить. http://shtirner.ru/stati/ , в списке, или здесь: http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=582403
7. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства.
8. Сталин И. В. О диалектическом и историческом материализме. 1938. Соч., Т. 14.
9. Ильенков Э. В. Философия и культура. М.: Политиздат. 1991. 464 с.
10. Маркс К. Предисловие ко второму немецкому изданию 1-го тома «Капитала».
11.Маркс К., Энгельс Ф., ПСС, Т. XIV, С. 652 – 654.
12. Платон. Государство. Книга VII. М.: Соч. 1968.
13. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. М.: 1952. С. 21.
14. Ихлов Б. Л. Гений XX века. http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=433674)
15. Ихлов Б. Л. Сталинская теория нарастания классовой борьбы. https://www.proza.ru/2020/03/09/695
16. Ихлов Б. Л. О брошюре Сталина «Экономические проблемы социализма в СССР». https://www.proza.ru/2016/02/07/1447
Cвидетельство о публикации 607948 © Ихлов Б. Л. 26.07.21 11:21