• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

ДНЕВНИК НАЧИНАЮЩЕГО ПЕДАГОГА. ИСПАНСКАЯ КОРРИДА 62

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
И замели! Очень вежливо, принимая во внимание возраст нарушителей общественного порядка. Со всем гадаличьим скарбом замели. Василий пытался сопротивляться и подстрекал к этому Раису Максимиллиановну. Та беспрестанно закатывала глаза под лоб и норовила грохнуться в обморок да прямиком в объятия самого бравого полицая.
Первым моим желанием было рвануть спасать ученика из лап правосудия, но передумала: со школой покончено навсегда, Дудукин теперь не мой питомец, а Кристины Львовны. Да и родители его не лыком шиты, особенно батюшка. Разрулят! Я лишь достала мобильник и позвонила председателю родкома:
- Сергей Николаевич, добрый день! Василия приняли полицаи.
Дудукин старший помолчал, переваривая информацию.
- За что?
- За порчу.
- Что испоганил?
- Карму одной гражданки.
- Не понял! – завис на том конце беспроводной связи колбасный князь.
- Василий с подругой – Раисой Максимиллиановной – устроил на Рамбла гадальный салон, - я смотрела под ноги, где валялся кусок плотного картона с прайсом, и читала вслух. - Открытие и закрытие чакр разной степени запущенности, чистка кармы, сглаз и проклятие недоброжелателям, гадание на будущее, приманивание суженого-ряженого на жабу, отворот, приворот, от ворот поворот…
Дудукин Эс Эн переваривал информацию.
- Вместе с бабкой приняли? – спросил наконец противник соевых бычков.
- Да. Сковали наручниками парно.
- Как так?! А возраст?! В расчёт не взяли? Один малый, другой - совсем старуха!
- Ну… И на старуху бывает проруха.
Папаша Дудукин выругался смачно, со вкусом, и снова спросил:
- Они не видели, что перед ними ребёнок, недееспособный индивид, и пожилой человек последней степени невменяемости?
- Вы поспешите сами это объяснить полицаям. Я в испанском не особо…
- Я тоже так-то… Куда их увезли? – папаша нервничал: перспектива расстаться в деньгами Сергея Николаевича подрубала на корню. А то, что расстаться придётся – неоспоримый факт!
- Пока пытаются загрузить в микроавтобус. Раиса Максимиллиановна исполняет кик обеими ногами поочерёдно. Василий меланхолично разглядывает небеса. За юродивого и даму в деменции вполне сойдут, не переживайте!
- Вот только доберусь до оглоеда! Так откиклю! И правой и левой! Так куда, вы говорите, их повезут?
Я спросила у Кости, куда обычно в Барселоне свозят дерзких преступников, сообщила координаты председателю родительского комитета и отключилась. А бабка всё ещё оказывала сопротивление властям.
- Па-аазвольте! Не имеете правов арестовывать иностранку! - брыкалась она. – Требую консула и посла! Юнески! ООН! ОБСЕ! ОБХСС! Не для того Петра первый окно в Европу рубил, чтобы каждого благородного россиянина тут в каталажку волокли!
Полицаи, не понимая бабкиных слов, вежливо предлагали пройти в машину: брали под локоток и направляли в сторону средства передвижения. А Раиса Максимиллиановна вдруг увидела нас с Костей и рванула к парню.
- Вот! Вот он! Это мой сутенёр!
Русскоязычная публика мигом среагировала на заявление: все разом уставились на Костю и бабку.
- Кто?! - ахнул Константин.
- «Антрепренёр» она хотела сказать, - устал разглядывать небо над Барселоной Василий.
- Не перечь бабуленьке, Васюнюшка! Я лучше знаю, что хотела сказать!
- Костя, бежим отсюда! – зашептала я. - Иначе огребём приключений по самую макушку!
И потянула парня за руку.
- Ты права! Надеюсь, этот опыт вернёт их мозги на место, – шепнул он в ответ.
- Как думаешь, что им грозит? – тревога всё же легко царапала возле сердца.
- Ничего особенного. Выпишут штраф. Зато отобьют охоту к эпатажу.
- А вот это вряд ли! Рулим!
И мы одновременно развернулись на сто восемьдесят градусов.
- Ку-уда-аа?! И этот лыжи смазал! – плюнула нам в спину баба Рая. – Вот и положись на мужиков! Тоже мне! Кавалер – всем ребятам пример! Кинул на растерзание полицаев! А я кровь девичью в брянских лесах за вас проливала! Партизанской связной была! Гранаты в подсолнухах носила! Чтобы через десятки лет вот такие неблагодарные потомки изгалялись над ветеранами? А я рейхстаг брала! Берлин штурмовала! А вокруг пули жужжали, как мухи навозные! И вот вам благодарность!
Мы обернулись.
- Я сконфужен, Раиса Максимиллиановна. Не каждый раз выпадает такое счастье – быть вашим… антрепренёром.
- Сконфужен... Галоперидол тебе на ужин! – бабка нервно теребила край мантильи. – Вызволяй принцессу Дурадот из иноземного ига!
- Боюсь, от меня толку немного будет, - Костя взъерошил волосы. – Мы сообщили отцу Василия о вашем задержании. Советую не сопротивляться, а последовать за стражами порядка, так лучше. Отделаетесь штрафом, не заключением.
Бабка поджала тонкие губы и хмыкнула.
- Эх, сутенёр! Сгинет старушка в неметчине, а ты и не почешешься, чтобы вызволить меня из полона! Где благородство?! Где самоповерженность?!
- Самоотверженность, - вставил Васька.
- Я так и сказала. Идём, Васюнюшка, в автобус. Покоримся судьбе-злодейке. Аста ла виста, бамбино! – и послала Косте воздушный поцелуй.
- До встречи! – парень облегчённо выдохнул.
Ведьма Рая подсеменила к машине полицейских, вскарабкалась и скрылась в салоне. Следом шмыгнул Васька.
А мы споро зашагали в сторону стоянки.
- Что-то мне расхотелось работать. Может, закончим на сегодня?
- Как скажешь! – Костя держал мою ладонь в своей. – Давай, я покажу тебе Барселону.
Я переоделась в машине, смыла грим влажными салфетками. До семи вечера мы катались по улицам города, любуясь достопримечательностями, а вечером наслаждались феерическим зрелищем, от которого невозможно отвести глаз – Магическим фонтаном. Сказочное действо воды, света и музыки завораживало. Тысячи мощных струй, словно языки дикого пламени, взметались к небесам под звуки классической и современной музыки, подсвеченные всеми цветами радуги и их оттенками, делая представление поистине волшебным.
Мы стояли на террасе Национального музея: Костя позади, прижимаясь ко мне всем телом. Руки его нежно окольцевали мою талию, и ладони мои лежали поверх его. Затылком чувствовала тёплое дыхание и лёгкие поцелуи, которые осторожно скользили вниз по шее и поднимались обратно, щекоча волнующе и нежно. Я запрокинула голову, устроив её у парня на плече, улыбнулась и сказала одними лишь губами:
- Люблю тебя…
И потёрлась щекой о его колкий подбородок.
- Люблю тебя, - ответил Костя беззвучно и улыбнулся в ответ.
Мы смотрели друг другу в глаза. Радужные сполохи метались по тонкому Костиному лицу, делая его загадочным и ещё более красивым. И пьянил тёплый аромат его кожи, и где-то внутри меня эхом отдавалось гулкое биение сердца его…

15. 08 2019
Я позировала Косте, когда позвонила Лиза.
- Вы дома? Сейчас приду, - девушка тихо всхлипнула.
- Что случилось, Лиз? – спросила я, но та отключилась.
Костя вопросительно взглянул на меня.
- Лиза хочет нас видеть. По-моему, она плачет.
- Серьёзно? Мне кажется, выдавить из сестрицы слезу не удастся и под пытками, - Костя положил тонкий слой краски на щёку дикарки, что стояла в полный рост на фоне лесистых гор. – По рассказам, такой же неукротимой и взбалмошной была прабабушка. Или Лиза сломала ноготь? Тогда да – это трагедия! Без слёз не пережить.
Я фыркнула.
- Что бы вы понимали! Ногти – это лицо уважающей себя девушки! Руки – визитная карточка. По ним сразу можно считать всю информацию.
- Вот я лох! – Костя взглянул на меня поверх полотна.
- Испортил картину? – расстроилась я.
- Не догадывался, что ногти – лицо. Всегда считал лицом другую часть тела.
Я улыбнулась.
- Говорила же, что парням не понять!
- Где нам! – Костя подмигнул.
Лиза пришла через двадцать минут. Заплаканная.
- Садись и рассказывай, - я придвинула к ней лёгкое плетёное кресло из ротанга, а сама уселась в соседнее.
Костя присвистнул, увидев припухшие и покрасневшие глаза сестры.
- Всё настолько серьёзно?
Девушка опустилась в кресло, устроив руки на подлокотнике, а голову на спинке, и закрыла глаза.
- Ли-из! Из-за чего Ниагарский водопад?
Подруга вздохнула и, не поднимая век, скорбно произнесла:
- Мы расстались с Мишаней.
Тишина приложила палец к губам, заставив всех помолчать. Наконец Костя спросил:
- Разве не этого ты хотела?
- Я не знаю, чего хотела. Но Миша позвонил с раннего утра и заявил, что между нами всё кончено.
- Вполне ожидаемо, - Костя набрал краски на кончик тонкой кисти. - Уехала на месяц, который тянется уже полтора. Звонишь всё реже и реже. И чем ты тут занимаешься, парню остаётся только догадываться. Он и догадался, я прав?
- О чём догадался? – Лиза вынула из сумочки пачку бумажных салфеток, выудила одну и вытерла крупную слезу, что повисла на ресницах.
- О ком. О Рауле, - невозмутимо отозвался Костя.
- Рауль – просто друг.
- Ты сама-то в это веришь? – я пристально взглянула на девушку. – Помню твои слова о том, что с тореадором у тебя началась настоящая жизнь, не скучная. И к Мишане возвращаться не хочешь.
- Не хочу, - Лиза подняла голову и посмотрела на меня. – Но я ещё ничего не решила. Я не уверена в Рауле. Он привык к поклонницам: сегодня Лолита, завтра Маргарита, через два дня Каталина… Где гарантия, что завтра на моём месте не окажется Хулия?
- Гарантии нет, - согласился Костя. – Можно спросить прямо, какие у него планы относительно тебя. Но вы встречаетесь не так давно. Может подумать, что ты решила вонзить в него все бандерильи и повергнуть к собственным ногам навеки. А Рауль, как я понял, мальчик, не терпящий давления. Ускользнёт, не поймаешь.
Лиза снова всхлипнула.
- А с какой такой радости Мишаня решил тебя оставить? Он как прокомментировал решение? Мне казалось, Миша прирос к тебе, как эпифит к форофиту.
Костя даже рисовать перестал.
- Как кто к кому? – он удивлённо поднял брови.
- Баньян к пальме. Так понятнее? Эпифит – растение, паразитирующее на форофите.
Костя отложил кисть, аккуратно вытер руки тряпочкой и пристально посмотрел на меня, склонив голову к плечу.
- Класс! Мишаня удостоился звания паразита! Быстро, однако!
Я смутилась.
- Ну… Не паразит, конечно. Это художественный образ. Типа, крепко прирос – не оторвать. А он вон как … Перекати-поле оказался…
- Вот только не надо оправдываться, Лялька! Всё с тобой понятно! Вот оно – женское коварство! Чуть что не так, сразу паразит!
Он обогнул мольберт и склонился надо мной, опершись ладонями о подлокотники кресла и пристально рассматривая меня пронзительно-синими глазами. А в них бесновались шаловливые бесенята. Чёртова дюжина бесенят, не меньше. И все прыгали, кувыркались и хохотали, подмигивая и высовывая языки.
- ¡Te adoro! Обожаю тебя! – бесенята в глазах присмирели, скорчив умильные рожицы и сложив из пальчиков сердечки. – Лялька! Amor mío… Моя нежная любовь…
- Пришла за поддержкой и советом, а они милуются! – Лиза демонстративно всхлипнула и смахнула пальчиком новую слезинку.
- Так что Миша сказал в своё оправдание? – Костя поцеловал меня и вернулся за работу.
- Заявил, что игнорю его – не звонила две недели и не отвечала на звонки.
Костя присвистнул.
- Две недели! А теперь спрашиваешь, почему парень ушёл в закат! А что не отвечала?
- Потому что рядом был Рауль! – ответила Лизавета.
- Так он по-русски ни бельмеса! – возразил Костя. – В чём проблема сказать пару слов? Признайся честно: не хотела.
- Не хотела, - Лиза вздохнула. – Не тянет меня к нему. Ни капельки.
- Вот видишь, как удачно сложилось?! Миши нет, никто не мешает охмурять тореро, - усмехнулся Костя. – Радуйся!
- Да иди ты! – Лиза запустила в брата скомканным бумажным платочком. – Утешил, спасибо!
- Лиз, ну что я могу сделать? – Костя переводил взгляд с меня на полотно. – С Мишей тебе тошно, сама говоришь. Так благодари судьбу, что он оставил тебя! Покоряй Эль Ниньо. Устрой корриду по всем правилам. Измучай тореро основательно и только тогда вонзай клинок в сердце. Не мне тебя учить.
Девушка вздохнула тяжко.
- Разберусь. Но Мишаня! Не ожидала от него!
- Конечно! Самой бортануть парня намного приятнее, - усмехнулся Костя. – Любите, чтобы за вами последнее слово оставалось. Фух! Лялька, на сегодня всё – глаз замылился, рука устала. Да и просохнуть надо новому слою. Ещё пару-тройку положу и займусь шкурой. Не нравится она мне, не живая выходит.
Мы с Лизой одновременно подошли к полотну. Юная дикарка смотрела на нас немного удивлённо, но вместе с тем с чувством собственного превосходства: слегка наклонена к плечу голова, прикрыты длинными ресницами зелёные глаза, узкая ладонь легко касается смуглой шеи. Ветер разметал тёмные пряди, одна из которых пересекла щёку и пухлые пунцовые, чуть приоткрытые губы. Обнажённое плечо, длинные стройные ноги, пятнистая шкура, едва прикрывающая бёдра.
- Офигенно! - Лиза сравнивала картину с оригиналом. – Одно лицо! Девушка, словно живая… Я увидела ветер! Его движение в прозрачном воздухе. И шкура отлично получилась. Мягкая такая на вид, блестящая, пушистая. Классно, Костик! Твоя выставка произведёт фурор! Ворвёшься в мир богемы с триумфом.
- Твоими устами да мёд пить! – усмехнулся парень.
- Не хочешь, не верь! Мне нравится. Эльке тоже. По улыбке вижу. Ладно, вам не до меня. Милуйтесь, не мешаю.
   Лиза вернулась в кресло, поставила на колени сумочку, и в этот момент блямкнул её гаджет.
  Девушка вынула телефон и взглянула на экран:
   - Ой, Мангустик звонит! Пока!
Она махнула нам рукой, пересекла веранду и побежала по дорожке к калитке, прижимая телефон к уху.
- Вот и утешилась,- я смотрела ей вслед.
- Мангустик в цепких коготках, не выпустит, - Костя прижал меня к себе и снова поцеловал. – Лялька… Если ты уйдёшь… Моя жизнь потеряет смысл.
Я ничего не ответила, только на губах моих застыла чувственная дразнящая улыбка. И глядя в синие глаза, я принялась неторопливо расстёгивать мелкие пуговки Костиной лёгкой рубашки, и распахнув её, игриво мазнула кончиком языка по гладкой мускулистой груди.
- Держи меня крепче, Костик. Только держи!
И тут зазвонил телефон! Костя состроил разочарованную мину, я поморщилась и прошла к тумбочке, откуда доносились трели.
- Умеешь ты выбрать момент, мой голосистый друг! Да! – ответила я.
И пока слушала собеседника, лицо моё вытягивалось всё больше и больше. Костя даже заволновался, и знаками спрашивал, что случилось.
- Да уж! Неожиданно! – я завершила беседу и вертела выключенный гаджет в руках.
- Лялька, ты можешь прямо сказать? Не томи!
- Звонила Людмила Ивановна, благодарила. Лисий оплатил операцию Васеньке. Только что по электронке пришло подтверждение оплаты, документы и приглашение в Германию.


Cвидетельство о публикации 602712 © МИКАЭЛА 04.04.21 22:08

Комментарии к произведению 2 (2)

Вполне, Эля!

Мне понравилось! Ничего не отвлекало! Весь кусок держал в напряжении. Не хотелось пропустить ни единой буквы! Интерес вызывала и сумасбродка Лиза, вписался в канву главы портрет и, как всегда, интрига - Лис оплатил операцию - это, Микаэла Александровна, барабанная дробь перед прыжком трюкача!

Хрень... Всё хрень, Сергей Васильевич. Но спасибо за поддержку))

В Ваших словах скрывается пессимистичная философия, Микаэла Александровна!)