• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

сон 24 июля

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Двадцать четвёртое июля.
Залить в рапидограф чернил…
В рифму июлю Юля,
хоть я её не любил.
Резные стальные качели
не манят теперь и детей,
вчера на них пьяницы пели,
считая всю радость своей.
А я ещё где-нибудь вспомню
всё это, в каком-нибудь сне.
Сейчас я сижу на сосне,
я здесь сочиняю и глохну.
Мне жаворонок на бегу
куда-то в хороший цирк,
сказал те слова на беду
о том, что я к лесу привык.
А рядом мой город живёт
и часто он жалуется тучам:
"я стар, сер, грязен, замучен
народом, если это народ.
Я детства лишён, я погублен.
Магнитом не пахнет вообще.
Стоит под горой моя публика
и слушает радио-сообщения".
Луна, этот образ навеки
поэтов сплотил как овец
пастух своей плёткой. Калеки
мы все, а я сам – подлец.
Итак, это просто чернуха.
Нет, просто речи в стихах,
ведь мысль моя это муха,
а летняя муха лиха.
Смеётся мой сельский учитель.
Он знает, что я городской,
но как-то сказал я ему за тоской –
мою деревню храните.
Мой брат, исчезающий вечер,
все ноты освоил на грифе.
Теперь учит песни и речи,
но сплю я, как в греческом мифе.
24.07.91
Cвидетельство о публикации 600770 © Мирой 23.02.21 03:02